Судебная экспертиза т В Сахнова

Сибирский федеральный университет

Публикации: Сахнова Татьяна Владимировна

  1. О защите интересов группы лиц: законодательные концепты [статья из журнала]

Информация о публикациях загружается с сайта службы поддержки публикационной активности СФУ. Там же сотрудники СФУ могут смотреть и редактировать списки своих публикаций. Сообщите, если заметили неточности.

Экспертиза в гражданском процессе (Теоретическое исследование) Сахнова Татьяна Владимировна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Сахнова Татьяна Владимировна. Экспертиза в гражданском процессе (Теоретическое исследование) : Дис. . д-ра юрид. наук : 12.00.03 : Красноярск, 1998 402 c. РГБ ОД, 71:99-12/41-6

Содержание к диссертации

ГЛАВА-L СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА КАК ОСНОВНАЯ ФОРМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ 17

§1. Понятие специальных знаний и формы их использования в гражданском процессе 17

§2. Сущность судебной экспертизы 30

§3, Экспертиза и иные формы использования специальных знаний 60

§4. Основания и пределы применения специальных знаний ^ 102

Т mABAJLU ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ 123

§1. Институт судебной экспертизы в системе доказательственного права 123

Щ §2, Инициатива в назначении экспертизы 136

§3. Выбор эксперта 149

§4. Формирование предмета и объекта экспертизы ^ при ее назначении. Структура определения суда 16S

§5. Правовой статус эксперта при производстве экспертизы 185

§6. Процессуальные гарантии участвующих в деле лиц 204

§7. Некоторые проблемы правового регулирования комплексной и комиссионной экспертиз 215

ГЛАВАПК ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 224

§1. Правовая природа заключения эксперта 224

§2. Структура заключения эксперта.

Юридическое значение вероятного заключения 243

§3. Исследование и оценка заключения эксперта судом 253

.ГЛАВА-ІУ^ ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ЭКСПЕРТИЗ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ 277

§1. Экспертиза крови и иных выделений человека 279

§2. Генетическая экспертиза 287

,§3. Медицинская экспертиза 291

§4. Психиатрическая экспертиза . 300

§5. Психологическая экспертиза .< 309

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации:

Раздел [. ]: ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ 342

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. 382

Введение к работе

Актуальность темы исследования

Взаимодействие различных систем научных знаний, расширение форм адаптации их практикой, в том числе юридической — объективная закономерность современности. Интеграция специальных знаний в юридическую практику приобретает все больший размах. В этой связи представляется актуальным комплексное исследование проблем судебной экспертизы как основной формы использования специальных знаний в гражданском процессе — Б условиях меняющейся правовой действительности, создания нового Гражданского процессуального кодекса России.

Судебная экспертиза — один из институтов доказательственного права, через призму которого можно проследить многие закономерности современного развития гражданского процессуального права в целом. -Jt

Свобода и активность сторон при судебной защите права в сочетании с их ответственностью за собственные действия — реализация этой основной идеи нового ГПК РФ предполагает новый взгляд на формы реализации таких традиционных для гражданского процесса принципов, как диспозитивность, состязательность — при безусловном обеспечении действия принципа законности. В контексте правовой реформы важнейшей остается проблема гарантий прав личности — в первую очередь, опосредованных на конституционном уровне. Эти глобальные проблемы гражданского процесса находят своеобразное отражение в регулировании судебной экспертизы и иных форм использования специальных знаний в ходе реформы гражданского процессуального права и в особенности — de lege ferenda.

Под таким углом зрения исследований в указанной области ранее не предпринималось.

Центральное место в диссертационном исследовании занимают проблемы интеграции специальных знаний в гражданский процесс — их природа, формы, основания и пределы использования, процессуальное значение получаемых результатов. При этом акцент делается на судебную экспертизу и связанные с ней проблемы (в том числе — законодательного регулирования). В работе предлагается комплексный анализ данного института (на основе норм ГПК РСФСР, АПК РФ, УПК РСФСР — в сравнении с ранее действовавшим россий ским и современным зарубежным законодательством). Предлагается авторское видение проблем законодательного регулирования соответствующих отношений. Такого рода работы отсутствуют.

Одна из тенденций развития процессуального права в области цивилистики — унификация процессуальной формы гражданского и арбитражного процессов (при сохранении самостоятельности соответствующих форм судебной защиты). Это предопределяет актуальность сравнительного анализа экспертизы как процессуального феномена. Общие тенденции развития познания и его процессуальных средств делают небезынтересным изучение опыта правового регулирования экспертизы в уголовном процессе.

Институт судебной экспертизы исследуется в сопоставлении с иными формами использования специальных знаний. Особое внимание уделяется возможности использования в процессе результатов несудебной экспертизы, что представляет интерес ввиду неразработанности данной темы. Автор также полагает возможным предусмотреть в будущем такие нетрадиционные для гражданского процесса формы специальных знаний, как компьютерное моделирование» использование результатов преобразующих информацию технологий. Соответственно, необходимо решить проблему доказательственного значения результатов применения таких форм специальных знаний. Указанные аспекты новы для гражданского процесса.

Не менее актуальной является проблема правовой природы заключения эксперта как судебного доказательства. Несмотря на то, что этому вопросу немало внимания уделялось как в собственно процессуальной доктрине, так и в экспертологии, многие проблемы адекватного и окончательного решения до сих пор не нашли. В их числе: определение сущности заключения эксперта как доказательства, уяснение его основных признаков, установление доказательственной силы вероятного экспертного заключения, специфика оценки заключения эксперта судом (в том числе — проблема выработки критериев оценки допустимости экспертных методов, обоснованности заключения).

Правовая система России адаптирует новый вариант взаимоотношений между человеком и государством, строящийся на приоритете прав человека, признании их первичности. Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации, «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение закона, обеспечиваются правосудием». В условиях меняющейся правовой действительности особую актуальность приобретает, на наш взгляд, проблема использования

таких видов экспертиз, которые назначаются в отношении субъекта процесса (экспертизы крови, иных выделений, генетическая, медицинская, психиатрическая, психологическая), В первую очередь это обусловлено необходимостью создания системы гарантий прав личности при назначении и проведении таких экспертиз.

При исследовании всех названных направлений используется как отечественный, так и зарубежный законодательный опыт (Австрии, Германии, Испании, Италии, Франции).

В таком ракурсе исследований ранее не предпринималось.

Несмотря на все возрастающую актуальность практического применения специальных знаний, теории и практике судебной экспертизы в гражданском (и арбитражном) процессе уделяется недостаточное внимание.

С одной стороны, отечественная юриспруденция достаточно богата литературными источниками по доказательственному праву в целом — что важно и для уяснения сути и значения судебной экспертизы как института доказательственного права. С другой — собственно судебной экспертизе в гражданском процессе, анализу ее проблем, доказательственных возможностей посвящены считанные работы.

После принятая ГПК РСФСР 1964 г. долгое время единственной книгой по проблемам экспертизы в гражданском процессе оставалась весьма добротная монография, принадлежащая перу Т.А. Лилуашвили — «Экспертиза в советском гражданском процессе» (Тбилиси, 1967). Недавно была издана работа А.Г, Давтян «Экспертиза в гражданском процессе» (Москва, 1995). Отдельные вопросы применения специальных познаний затрагивались ВТ. Тихиней в его книге «Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве» (Минск, 1933). Можно назвать также несколько кандидатских диссертаций, посвященных экспертизе и ее отдельным видам в гражданском процессе (Ю.М. Жуков. «Судебная экспертиза в советском гражданском процессе». — М., 1965; В.Б. Федосеева, Криминалистическая экспертиза документов по гражданским делам» — М., 1966; Т.М. Федоренко «Процессуальные и тактические вопросы почерко-ведческой экспертизы в гражданском судопроизводства (по материалам Украинской ССР) н. — Харьков, 1977; Т.В. Сахнова «Проблемы судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе». — М., 1986). Некоторые вопросы судебной экспертизы, ее общая характеристика освещаются при исследовании проблем доказывания и до казательств в гражданском процессе (О.В, Иванов, А,Ф, Клейнман, СВ. Курылев, В.В.Молчанов, М.К. Треушников К.С Юдельсон и другие). Проблемы экспертного заключения (чаше — с учетом специфики только уголовного процесса) анализировались в работах Ю,К. Орлова, А.Р. Шляхова, АЛ. Эйсмана. Более разнообразны литературные источники по экспертизе в уголовном процессе — в разные годы к ее проблемам обращались такие известные ученые, как В.Д- Арсеньев, В.М Галкин, И.Л. Петрухин, В.А. Притузова, РД. Р&хунов, М.А. Чельцов и Н.В. Чельцова, Л.Т. Ульянова.

Однако до настоящего времени многие общие проблемы судебной экспертизы остаются до конца не разрешенными. В их числе: понятие экспертизы и ее функции в процессе, отличие от других способов использования специальных знаний в гражданском процес» се, определение доказательственной сущности заключения эксперта. Их уяснение имеет не только теоретическое, но и прямое практическое значение, ибо позволяет правильно распорядиться экспертным заключением как доказательство по конкретному делу, избежать ошибок при назначении экспертизы» привлечении в процесс эксперта.

Весьма актуальным представляется правильное толкование новелл ГПК РСФСР, посвященных доказыванию и доказательствам, а также положений проекта ГПК РФ. Экспертиза — один из институтов процессуального права, и его надлежащее использование предполагает системное толкование различных, связанных между собой по смыслу, норм. Работы такого рода также отсутствуют.

Гражданский процесс находится в стадии реформирования. Его основная цель — защита субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан, иных субъектов, в соответствии с определенной законом компетенцией. Однако некоторые традиционные средства и процессуальные способы достижения цели меняются. Усиление принципов диспозитивности и, в особенности, состязательности ведет к тому, что сами заинтересованные лица должны заботиться о полноте доказательственного материала, от их активности и инициативы во многом зависит исход процесса (суд лишь содействует участвующим в деле лицам — в затруднительных случаях и по их ходатайству). Понятно, насколько важно (в первую очередь, для сторон) правильно использовать предоставляемые законом возможности в сфере доказывания. Их анализ — также одна из задач данной работы, ранее в литературе не освещаемая.

Судебная экспертиза играет важную роль в получении доказательств, способных помочь в установлении искомых юридических фактов. Это традиционно и соответствует действующему процессуальному законодательству. Вместе с тем, как будет доказано в настоящей работе, некоторые виды экспертиз могут быть весьма эффективно использованы судом и как способ проверки других доказательств — таких, как объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей.

Понимание сущности и назначения гражданского процесса — как предоставления государственной гарантии надлежащего осуществления оспоренного (нарушенного) субъективного права — делает актуальным вопрос соблюдения прав человека (не являющихся объектом защиты) как при осуществлении правосудия в целом, так и при реализации отдельных институтов, в том числе экспертизы. Это особенно значимо в случаях, когда экспертиза проводится в отношении человека — субъекта процесса. Данной проблеме до сего времени внимания практически не уделялось (за исключением предыдущих работ автора).

Расширение сферы применения специальных знаний для достижения юридических целей выявляет важную и актуальную в условиях правовой реформы проблему юридических гарантий прав человека при производстве судебной экспертизы. Специальному исследованию этот аспект ранее не подвергался.

Все сказанное и обусловило выбор темы для диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования

Актуальность проблем применения достижений современной науки в юридических целях в условиях правовой реформы обусловливает цель исследования, которой является теоретическая разработка проблем судебной экспертизы — в сопоставлении с иными формами использования специальных знаний в гражданском процессе, оценка эффективности существующих правовых конструкций, выработка законодательных предложений по их совершенствованию в системе доказательственного права.

Это, на наш взгляд, предполагает решение следующих задач:

1) определить правовую природу специальных знаний, используемых в гражданском процессе, основания и пределы их применения, доказательственное значение результатов;

2) на основе сравнительного анализа определить правовую природу судебной экспертизы — с выделением родовых и видовых признаков;

3) проанализировать различные формы использования специальных знаний, определить их характерные черты; предложить законодательное регулирование каждой из форм;

4) проанализировать законодательные тенденции развития судебной экспертизы — с учетом основных направлений развития процессуального права России;

5) исследовать правовую природу заключения эксперта как судебного доказательства, сформулировать критерии оценки обоснованности, допустимости примененных экспертом методов;

6) доказать необходимость создания системы юридических гарантий прав человека при производстве экспертиз в отношении субъекта процесса — на примере анализа различных видов экспертиз, проводимых в отношении субъекта процесса.

Методологической основой диссертационного исследования являются сравнительно-правовой и историке—правовой методы в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых проблем, ж

Автор опирался на анализ общетеоретических работ и Конституции Российской Федерации; исследований по проблемам доказательственного права, процессуальных гарантий прав личности в науках гражданского процессуального, арбитражного процессуального, уголовного процессуального права. В работе использовался сравнительный анализ российского законодательства: конституционного, гражданского процессуального, арбитражного процессуального, уголовного процессуального, гражданского, семейного, финансового и др.. При исследовании учтен зарубежный законодательный опыт Австрии, Германии, Испании, Италии, Португалии, Франции.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых (как в области процессуальных наук, так и в теории права, экспертологии, психологии), в частности; С.С. Алексеева, БД. Арсеньева, А.Т. Боннера, ЕА Борисовой, Л.А. Ванеевой, Е.В. Васьковского, П.П. Гуреева, В.М. Галкина, АА Добровольского, АХ. Давтян, Ю,М. Жукова, О-В. Иванова, А.Ф. Клейнмана, А.С. Козлова, М.М. Коченова, СВ. Курылева, В.В. Лазарева, Т.А. Лилуашвили, Б.Ф. Ломова, А,Р. Лурии, К.И. Малышева, АА Мельникова, В.В. Молчанова, Э.М. Мурадьян, И.И. Мухина, Ю.К. Орлова, Ю.К. Осипова, А.Я. Палиашвили, И.Л. Петрухина, ВА Притузовой, Л.Н, Ракитиной, Р.Д. Рахунова, И,М- Резниченко, И.В- Решетниковой, В А. Рязановского, В.М. Савицкого, М.С. Стро-говича, П.Ф. Тельнова, М.К. Треушникова, Ф.Н. Фаткуллина, МА Чельцова, НА Чечиной, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян,

В.М. Шерстюка, А.Р, Шляхова, А.Л. Эйсмана, FCC Юделъсона, Т.М, Яблочкова и других, а также исследования по проблемам прав человека, гражданского процесса, экспертизы в романо-германской научной литературе.

Научная новизна работы заключается в том, что она якляется первым системным сравнительно—правовым исследованием, посвященным проблеме экспертизы в гражданском процессе — в условиях реформирования правовой системы России.

На защиту выносятся основные выводы, отражающие новизну диссертационного исследования:

1. Определено понятие специальных знаний, используемых в процессе для достижения юридических целей, как правовой категории: это научные знания неправового характера, сопровождаемые адекватными прикладными методиками, используемые для достижения юридической цели и облеченные в определенную процессуальную форму. На основе анализа природы специальных знаний выявлены общеправовой, гносеологический и логико—юридический критерии их использования в гражданском процессе. Ими являются: 1) норма права (материального, процессуального), содержащая в той или иной форме специальные элементы; 2) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей; 3) наличие объективной связи между способами применения специальных знаний и юридической целью их использования.

2. Исходя из социального назначения и сущности гражданского процесса сформулированы основные положения, обусловливающие необходимость использования специальных знаний в гражданском процессе и предопределяющие их формы:

— для гражданского процесса актуально сочетание состязательности с необходимостью установления действительных обстоятельств дела — как условия надлежащей судебной защиты;

— потребность в специальных знаниях определяется как частными целями доказательственной деятельности, так и необходимостью обеспечить надлежащую реализацию права на судебную защиту;

— формы использования специальных знаний предопределяются как гносеологическим, так и юридическим критериями;

— расширение сферы использования достижений науки для юридических целей обосновывает изменение подхода к законодательному регулированию средств доказывания — как формы судебных доказательств;

— различные формы использования специальных знаний (судебная экспертиза, участие специалиста, справочная деятельность, несудебная экспертиза, компьютерное моделирование, использование результатов преобразующих технологий) требуют самостоятельного процессуального регулирования;

— при законодательном регулировании и практическом использовании судебной экспертизы, как и иных форм специальных знаний, не могут быть игнорированы естественные права человека, что предполагает создание системы юридических (в том числе процессуальных) гарантий прав человека;

— использование судебных экспертиз, объектом которых выступает человек (его психика, системы жизнедеятельности), являющийся одновременно субъектом процесса, нуждаются в специальном законодательном регулировании.

3. Обоснованы различные уровни понимания судебной экспертизы: как института доказательственного права, как системы процессуальных отношений, как систему процессуальных действий. В содержании понятия судебной экспертизы на основе выявления родовых и видовых признаков вычленяется правовой и специальный компоненты, единство которых характеризует сущность экспертизы как правового явления,

Показано соотношение профессиональной оценки экспертом выявленных в ходе исследования специальных фактов с содержанием судебного доказательства; доказан тезис о невозможности двоякого понимания доказательственного значения заключения эксперта (так называемые «промежуточные факты» имеют специальный характер и в отрыве от вывода эксперта доказательством признаны быть не могут).

4. Выявлены сходные и отличительные черты таких форм использования специальных знаний, как экспертиза и участие специалиста. Аргументируется возможность использования результатов деятельности специалиста в доказательственной деятельности. При этом различается консультац и он но-вспомогательная и справочная деятельность специалиста. Первая не имеет самостоятельного доказательственного значения, не опосредуется в каких—либо актах специалиста и направлена на правильное совершение судом процессуального действия. Вторая — может быть опосредована в разъяснении специалиста, составляемом при отсутствии потребности в исследовании. Такое разъяснение не исключает — при наличии к тому оснований — проведения экспертизы и не подменяет собой заключения эксперта. Данный аспект требует самостоятельного законодательного регулирования.

5. Анализируется понятие «несудебная экспертиза», современная практика использования заключений несудебных экспертов как письменных доказательств, обосновывается необходимость законодательного регулирования несудебной экспертизы. При этом ее результаты не могут быть приравнены к заключению судебного эксперта. Только применительно к несудебным экспертизам можно в полной мере использовать понятия «состязательность экспертиз», «состязание экспертов». Автором предпринят сравнительный анализ зарубежного законодательства.

6. В работе раскрывается общеправовое основание назначения судебной экспертизы, которое не тождественно основанию производства экспертизы. Показана методология вычленения специального основания назначения экспертизы, что обусловлено природой судебной экспертизы — как специального исследования и одновременно правового явления. Выявляется зависимость между общеправовым и специальным основаниями назначения судебной экспертизы и поводами к ее назначению.

7. Формулируются пределы использования специальных знаний в гражданском процессе — юридический, гносеологический, этический; раскрывается их содержание.

8. Процессуальное регулирование судебной экспертизы рассматривается в нескольких аспектах: сравнительно—историческом, с точки зрения действующего процессуального законодательства и проекта ГПК РФ, с учетом тенденций развития гражданского процесса. Развитие принципа состязательности предполагает придание юридического значения волеизъявлению (соглашению) сторон в инициировании судебной экспертизы. Данный аспект нуждается в самостоятельной регламентации.

Обоснована необходимость нормативной проработки процессуальных действий, связанных с формированием предмета и объекта специального исследования (изъятие сравнительных образцов, взятие крови, иных выделений человека и т. п.).

9. Назначение экспертизы эксперту или экспертному учреждению предполагает возникновение различных систем процессуальных отношений, законодательное регулирование которых не может быть подменено ведомственными подзаконными актами, поскольку здесь не в последнюю очередь речь идет об обеспечении прав человека и процессуальных прав конкретных субъектов процесса (в том числе права на отвод эксперта, право участвовать в выборе конкретного эксперта). Предлагается авторское видение решения данной проблемы.

Традиционно эксперт рассматривается как субъект, содействующий осуществлению правосудия. Тем самым эксперт содействует и надлежащей судебной защите субъективного права. Следовательно, при регламентации статуса эксперта необходимо учитывать гарантии прав человека. Право на экспертную инициативу противоречит принципу состязательности, не в полной мере согласуется с функциями суда в процессе, не соответствует требованиям гражданско-процессуальной формы (недопустимость смешения процессуальных функций), а в некоторых случаях, при назначении экспертизы в отношении субъекта процесса, способно привести к нарушению прав человека (права на неприкосновенность личности), В этой связи обосновывается необходимость отказаться в будущем от права на экспертную инициативу.

10. Аргументируется необходимость законодательного решения вопроса о процессуальных гарантиях участвующих в деле лиц при назначении экспертизы (право знакомиться с определением о назначении экспертизы, право обжаловать определение отдельно от решения суда, право отказаться от прохождения экспертизы, предполагаемой в отношении субъекта процесса; право требовать проведения закрытого судебного заседания при исследовании и оценке результатов экспертизы, содержащих сведения о личности или частной жизни; обязанность эксперта соблюдать конституционные права при производстве экспертизы в отношении человека; запрет эксперту разглашать сведения, полученные в ходе и результате экспертизы, кому-либо кроме суда и помимо установленной законом процедуры).

11. Доказывается необходимость трансформации в нормах гражданского процессуального права гарантий прав человека как общего принципа (уважения достоинства и неприкосновенности личности) и как системы процессуальных правил, гарантируюших соблюдение конституционных норм при назначении судебной экспертизы. Гарантии прав человека в ходе производства специального исследования должны быть опосредованы через самостоятельные правовые акты (например, регламентирующие судебно-экспертную деятельность), поскольку отношения эксперт — испытуемый к процессуальным не относятся.

12. Активное внедрение в практику различных видов экспертиз, классифицируемых по формально—процессуальным признакам, — комиссионной, комплексной, дополнительной, повторной — на

стоятельно требует их процессуальной регламентации. Проект ГПК РФ этого пробела в полной мере не устраняет. Автор предлагает свой вариант решения проблемы.

13. Заключение эксперта как судебное доказательство анализируется с позиций общих положений о понятии судебного доказательства, его признаках. Обоснован авторский взгляд на понятие судебного доказательства — как информацию о фактах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

14. Исследуется структура экспертного заключения, отображающая логику научного открытия; определяются критерии доказательственной значимости вероятного вывода эксперта. Таковыми являются применение специальных знаний для формулирования вывода и математически исчисленная степень вероятности.

15. Исследование и оценка заключения эксперта судом подчинены общим правилам судебного доказывания и оценки доказательств. В то же время существует проблема проверки обоснованности и достоверности заключен эксперта. На наш взгляд, суд не обязан и не компетентен оценивать научную достоверность примененных экспертом методик с точки зрения юс содержания (это сфера специальных знаний). Представляется важным выработать формализованные критерии (принципы) оценки допустимости примененных экспертом методов, которые также помогут суду оценить обоснованность заключения эксперта в целом. К числу таких принципов мы относим следующие положения: действительную необходимость исследования для каждого отдельного случая; принцип добровольности проведения исследования в отношении субъекта процесса; принцип установления пределов исследования в соответствии с каждой специальной целью и индивидуальной необходимостью (потребностью) исследования; право испытуемого на нераспространение сведений, полученных в ходе и результате экспертизы; ограничение специальной деятельности эксперта пределами, очерченными судом; гарантирование испытуемому безопасных методов исследования.

16. Особый случай использования специальных знаний — проведение судебной экспертизы в отношении субъекта процесса, который по существу становится объектом экспертизы. Исследуются различные виды таких экспертиз: крови и иных выделений человека, генетическая, медицинская, психиатрическая, психологическая. На конкретном анализе доказывается тезис о том, что судебная экспертиза может быть использована для установления как юридических фактов материально—правовой природы, так и доказательственных фактов (к которым может быть отнесена и достоверность другого до казательства). Тем самым заключение эксперта может выступать и способом проверки другого доказательства, что не противоречит природе судебной экспертизы.

Анализируются доказательственные возможности каждой из названных экспертиз применительно к различным категориям гражданских дел, что предпринято впервые.

Практическая значимость результатов исследования

1. Разработан проект раздела ГПК РФ «Доказательства и доказывание «.

2. Сформулированы предложения по совершенствованию гражданского процессуального законодательства.

3. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при чтении спецкурса по проблемам доказывания, судебной экспертизы, а также при преподавании основного курса по гражданскому процессуальному праву.

5. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы в нормотворческой, правоприменительной, исследовательской деятельности.

6. Разработана программа спецкурса «Основы судебно— психологической экспертизы по гражданским делам» (Красноярск, 1997), который преподается автором; материалы использовались при создании компьютерной обучающей программы «Основные процессуальные документы, используемые в суде первой инстанции при рассмотрении гражданских дел: компьютерная технология экранной обработки текстов процессуальных документов в рамках курса по гражданскому процессуальному праву» (Красноярск, 1998).

Апробация результатов исследования

Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права и процесса Красноярского государственного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические положения и выводы, законодательные предложения изложены автором в опубликованных работах, а также на научных и научно-практических конференциях (в том числе в гг. Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге),

Автор участвовал в создании инициативного проекта Основ гражданско-процессуального законодательства (г. Москва, ИГПАН, 1990—1991 гг,) — разработана структура Основ, общих положений, доказательств и доказывания. Автором формулировались предложения по моделированию ГПК РФ (опубликованы в 1993 г.); разработан инициативный проект раздела ГПК «Доказательства и доказывание». Участвовал в обсуждении проекта ГПК РФ 1997 г.

Результаты исследования использовались автором при создании правовой компьютерной обучающей программы «Основные процессуальные документы, используемые при рассмотрении гражданских дел судом первой инстанции», введенной в действие на юридическом факультете КрасГУ с 1998 г., а также в ходе создания программы «Компьютерная поддержка курса «Гражданское процессуальное право» (находится в стадии реализации).

Автор является участником международных программ «Tempus», DAAD (реформа юридического образования), разрабатывал программу международного семинара по проблемам хозяйственного и налогового законодательства России и Германии (г- Красноярск, 1997 г.).

Результаты исследования апробированы в опубликованных научных и методических работах а также в ходе преподавания курса гражданского процессуального права России и спецкурса Худебно— психологическая экспертиза по гражданским делам» на юридическом факультете Красноярского государственного университета.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложения и списка литературы.

Первая глава посвящена исследованию природы судебной экспертизы как основной форме использования специальных знаний в гражданском процессе; вторая глава освещает проблемы правового регулирования судебной экспертизы; в третьей главе раскрывается сущность заключения эксперта как судебного доказательства; в четвертой главе анализируются теоретико—практические проблемы использования отдельных видов экспертиз в гражданском процессе (применяемых в отношении субъекта процесса).

Смотрите еще:  Приватизация квартиры на три доли

Судебная экспертиза т В Сахнова

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Экспертиза в гражданском процессе :

Экспертиза в гражданском процессе : Теоретическое исследование : Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Взаимодействие различных систем научных знаний, расширение форм адаптации их практикой — объективная закономерность современности. Интеграция специальных знаний в юридическую практику приобретает все больший размах. В этой связи представляется актуальным комплексное исследование проблем судебной экспертизы как основной формы использования специальных знаний в гражданском процессе — в условиях меняющейся юридической действительности, создания нового Гражданского процессуального кодекса России.

Судебная экспертиза — один из институтов доказательственного права, через призму которого можно проследить многие закономерности современного развития гражданского процессуального права в целом.

Свобода и активность сторон при судебной защите права в сочетании с их ответственностью за собственные действия — реализация этой основной идеи нового ГПК РФ предполагает новый взгляд на формы реализации таких традиционных для гражданского процесса принципов как диспозитивность, состязательность — при безусловном обеспечении действия принципа законности. В контексте правовой реформы важнейшим остается проблема гарантий прав личности — в первую очередь опосредованных на конституционном уровне. Эти глобальные проблемы гражданского процесса находят своеобразное отражение в регулировании судебной экспертизы и иных форм использования специальных знаний в ходе реформы гражданского процессуального права и в особенности — de lege ferenda.

Под таким углом зрения исследований в указанной области ранее не предпринималось. Центральное место в диссертационном исследовании занимают проблемы интеграции специальных знаний в гражданский процесс — их природа, формы, основания и пределы использования, процессуальное значение получаемых результатов. При этом акцент делается на судебную экспертизу и связанные с ней проблемы (в том числе- законодательного регулирования). В работе предлагается комплексный анализ данного института (на основе норм ГПК РСФСР, АПК РФ, УПК РСФСР — в сравнении с ранее действовавшим российским и современным зарубежным законодательством). Предлагается авторское видение проблем законодательного регулирования соответствующих отношений. Такого рода работы отсутствуют.

Одна из тенденций развития процессуального права в области цивилистики — унификация процессуальной формы гражданского и арбитражного процессов (при сохранении самостоятельности соответствующих форм судебной защиты). Это предопределяет актуальность сравнительного анализа экспертизы как процессуального феномена. Общие тенденции развития познания и его процессуальных средств делают небезынтересным изучение опыта правового регулирования экспертизы в уголовном процессе.

Институт судебной экспертизы исследуется в сопоставлении с иными формами использования специальных знаний. Особое внимание уделяется возможности использования в процессе результатов несудебной экспертизы, что представляет интерес ввиду неразработанности данной темы. Автор также полагает возможным предусмотреть в будущем такие нетрадиционные для гражданского процесса

формы специальных знаний, как компьютерное моделирование, использование результатов преобразующих информацию технологий. Соответственно, необходимо решить проблему доказательственного значения результатов применения таких форм специальных знаний. Указанные аспекты новы для гражданского процесса.

Не менее актуальным является проблема правовой природы заключения эксперта как судебного доказательства. Несмотря на то, что этому вопросу немало внимания уделялось как в собственно процессуальной доктрине, так и в экспертологии, многие проблемы адекватного и окончательного решения до сих пор не нашли. В их числе: определение сущности заключения эксперта как доказательства, уяснение его основных признаков, установление доказательственной силы вероятного заключения, специфика оценки заключения эксперта судом (в том числе — проблемы достоверности заключения и допустимости примененных экспертом методов).

Правовая система России адаптирует новый вариант взаимоотношений между человеком и государством, строящийся на приоритете прав человека, признании их первичности. Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации, «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение закона, обеспечиваются правосудием». В условиях меняющейся правовой действительности особую актуальность приобретает, на наш взгляд, проблема использования таких видов экспертиз, которые назначаются в отношении субъекта процесса (экспертизы крови, иных выделений, генетическая, медицинская, психиатрическая, психологическая). В первую очередь это обуслов-

лено необходимостью создания системы гарантий прав личности при назначении и проведении экспертиз.

При исследовании всех названных направлений используется как отечественный, так и зарубежный законодательный опыт (Австрии, Германии, Испании, Италии, Франции). В таком ракурсе исследований ранее не предпринималось.

Несмотря на все возрастающую актуальность практического применения специальных знаний, теории и практике судебной экспертизы в гражданском (и арбитражном) процессе уделяется недостаточное внимание. С одной стороны, отечественная юриспруденция достаточно богата литературными источниками по доказательственному праву в целом — что важно и для уяснения сути и значения судебной экспертизы как института доказательственного права. С другой — собственно судебной экспертизе в гражданском процессе, анализу ее проблем, доказательственных возможностей посвящены считанные работы.

После принятия ГПК РСФСР 1964 г . долгое время единственной книгой по проблемам экспертизы в гражданском процессе оставалась весьма добротная монография, принадлежащая перу Т. А. Лилуашвили- «Экспертиза в советском гражданском процессе» (Тбилиси, 1967). Недавно была издана работа А. Г. Давтян «Экспертиза в гражданском процессе» (Москва, 1995). Отдельные вопросы применения специальных познаний затрагивались В. Г. Тихиней в его книге «Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве» (Минск, 1983). Можно назвать также несколько кандидатских диссертаций, посвященных экспертизе и ее отдельным видам в гражданском процессе (Ю. М. Жуков. «Судебная

экспертиза в советском гражданском процессе». М., 1965; В. Б. Федосеева. «Криминалистическая экспертиза документов по гражданским делам» М., 1966; Т. М. Федоренко «Процессуальные и тактические вопросы почерковедческой экспертизы в гражданском судопроизводства (по материалам Украинской ССР)». Харьков, 1977; Т. В. Сахнова «Проблемы судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе». М., 1986). Некоторые вопросы судебной экспертизы, ее общая характеристика освещаются при исследовании проблем доказывания и доказательств в гражданском процессе (О. В. Иванов, А. Ф. Клейнман, С. В. Курылев, В. В. Молчанов, М. К. Треушников, К. С. Юдельсон и другие). Проблемы экспертного заключения (чаще- с учетом специфики только уголовного процесса) анализировались в работах Ю. К. Орлова, А. Р. Шляхова, А. А. Эйсмана. Более разнообразны литературные источники по экспертизе в уголовном процессе — в разные годы к ее проблемам обращались такие известные ученые, как В. Д. Арсеньев, В. М. Галкин, И. Л. Петрухин, В. А. Притузова, Р. Д. Рахунов, М. А. Чельцов и Н. В. Чельцова, Л. Т. Ульянова.

Однако до настоящего времени многие общие проблемы судебной экспертизы остаются до конца не разрешенными. В их числе: понятие экспертизы и ее функции в процессе, отличие от других способов использования специальных знаний в гражданском процессе, определение доказательственной сущности заключения эксперта. Их уяснение имеет не только теоретическое, но и прямое практическое значение, ибо позволяет правильно распорядиться экспертным заключением, как доказательством по конкретному делу, избежать ошибок при назначении экспертизы, привлечении в процесс эксперта.

Весьма актуальным представляется правильное толкование новелл ГПК РСФСР, посвященных доказыванию и доказательствам, а также положений проекта ГПК РФ. Экспертиза — один из институтов процессуального права и его надлежащее использование предполагает системное толкование различных, связанных между собой по смыслу, норм. Работы такого рода также отсутствуют.

Гражданский процесс находится в стадии реформирования. Его основная цель — защита субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан, иных субъектов, в соответствии с определенной законом компетенцией. Однако некоторые традиционные средства и процессуальные способы достижения цели меняются. Усиление принципов диспозитивности и в особенности состязательности ведет к тому, что сами заинтересованные лица должны заботиться о полноте доказательственного материала, от их активности и инициативы во многом зависит исход процесса (суд лишь содействует участвующим в деле лицам — в затруднительных случаях и по их ходатайству). Понятно, насколько важно (в первую очередь, для сторон) правильно использовать предоставляемые законом возможности в сфере доказывания. Их анализ — также одна из задач данной работы, ранее в литературе не освещаемая.

Судебная экспертиза играет важную роль в получении доказательств, способных помочь в установлении искомых юридических фактов. Это — традиционно и соответствует действующему процессуальному законодательству. Вместе с тем, как будет доказано в настоящей работе, некоторые виды экспертиз могут быть весьма эффективно использованы судом и как способ проверки других доказа-

тельств — таких, как объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей.

Понимание сущности и назначения гражданского процесса — как предоставления государственной гарантии надлежащего осуществления оспоренного (нарушенного) субъективного права — делает актуальным вопрос соблюдения прав человека (не являющихся объектом защиты) как при осуществлении правосудия в целом, так и при реализации отдельных институтов, в том числе экспертизы. Это особенно значимо в случаях, когда экспертиза проводится в отношении человека — субъекта процесса. Данной проблеме до сего времени внимания практически не уделялось (за исключением предыдущих работ автора).

Расширение сферы применения специальных знаний для достижения юридических целей выявляет важную и актуальную в условиях правовой реформы проблему юридических гарантий прав человека при производстве судебной экспертизы. Специальному исследованию этот аспект ранее не подвергался.

Все сказанное и обусловило выбор темы для диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования. Актуальность проблем применения достижений современной науки в юридических целях в условиях правовой реформы обусловливает цель исследования, которой является теоретическая разработка проблем судебной экспертизы — в сопоставлении с иными формами использования специальных знаний в гражданском процессе, оценка эффективности существующих правовых конструкций, выработка законодательных предложений по их совершенствованию в системе доказательственного права.

Это, на наш взгляд, предполагает решение следующих задач:

1) определить правовую природу специальных знаний, используемых в гражданском процессе, основания и пределы их применения, доказательственное значение результатов;

2) на основе сравнительного анализа определить правовую природу судебной экспертизы — с выделением родовых и видовых признаков;

3) проанализировать различные формы использования специальных знаний, определить их характерные черты; предложить законодательное регулирование каждой из форм;

4) проанализировать законодательные тенденции развития судебной экспертизы — с учетом основных направлений развития процессуального права России;

5) исследовать правовую природу заключения эксперта как судебного доказательства, сформулировать критерии оценки обоснованности, допустимости примененных экспертом методов;

6) доказать необходимость создания системы юридических гарантий прав человека при производстве экспертиз в отношении субъекта процесса — на примере анализа различных видов экспертиз, проводимых в отношении субъекта процесса.

Методологической основой диссертационного исследования являются сравнительно-правовой и историко-правовой методы в сочетании с комплексным и системным анализом исследуемых проблем. Автор опирался на анализ общетеоретических работ и Конституции Российской Федерации; исследований по проблемам доказательственного права, процессуальных гарантий прав личности в науках гражданского процессуального, арбитражного процессуального,

уголовного процессуального права. В работе использовался сравнительный анализ российского законодательства: конституционного, гражданского процессуального, арбитражного процессуального, уголовного процессуального, гражданского, семейного, финансового, других отраслей права. При исследовании учтен законодательный опыт Австрии, Германии, Испании, Италии, Франции.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых (как в области процессуальных наук, так и теории права, экспертологии, психологии), в частности: С. С. Алексеева, В. Д. Арсеньева, А. Т. Боннера, Е. А. Борисовой, Л. А. Ванеевой, Е. В. Васьковского, П. П. Гуреева, В. М. Галкина, А. А. Добровольского, А. Г. Давтян, Ю. М. Жукова, О. В. Иванова, А. Ф. Клейнмана, А.С.Козлова, М. М. Коченова, С. В. Курылева, В. В. Лазарева, Г. А. Лилуашвили, Б. Ф. Ломова, А. Р. Лурии, К. И. Малышева, A. А. Мельникова, В. В. Молчанова, Э. М. Мурадьян, И. И. Мухина, Ю. К. Орлова, Ю. К. Осипова, А. Я. Палиашвили, И. Л. Петрухина, B. А. Притузовой, Л. Н. Ракитиной, Р. Д. Рахунова, И. М. Резниченко, И. В. Решетниковой, В. А. Рязановского, В. М. Савицкого, М. С. Строговича, П. Ф. Тельнова, М. К. Треушникова, Ф. Н. Фаткуллина, М. А. Чельцова, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, М. С. Шакарян, В. М. Шерстюка, А. Р. Шляхова, А. А. Эйсмана, К. С. Юдельсона, Т. М. Яблочкова и других, а также исследования по проблемам прав человека, гражданского процесса, экспертизы в романо-германской научной литературе.

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым системным сравнительно-правовым исследованием, посвя-

щенным проблеме экспертизы в гражданском процессе — в условиях реформирования правовой системы России.

На защиту выносятся основные выводы, отражающие новизну диссертационного исследования:

1. Определено понятие специальных знаний, используемых в процессе для достижения юридических целей, как правовой категории: это научные знания неправового характера, сопровождаемые адекватными прикладными методиками, используемые для достижения юридической цели и облеченные в определенную процессуальную форму. На основе анализа природы специальных знаний выявлены общеправовой, гносеологический и логико-юридический критерии их использования в гражданском процессе. Ими являются:

1) норма права (материального, процессуального), содержащая в той или иной форме специальные элементы;

2) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей;

3) наличие объективной связи между способами применения специальных знаний и юридической целью их использования.

2. Исходя из социального назначения и сущности гражданского процесса, сформулированы основные положения, обусловливающие необходимость использования специальных знаний в гражданском процессе и предопределяющие их формы, а также особенности законодательного регулирования:

-сочетание состязательности с необходимостью установления действительных обстоятельств дела — как условия надлежащей судебной защиты;

-частные цели доказательственной деятельности и необходимость обеспечить надлежащую реализацию права на судебную защиту;

-гносеологические и юридические критерии;

-расширение сферы использования достижений науки для юридических целей и в этой связи — изменение подхода к законодательному регулированию средств доказывания — как формы судебных доказательств;

-самостоятельность форм использования специальных знаний (судебная экспертиза, участие специалиста, справочная деятельность, несудебная экспертиза, компьютерное моделирование, использование результатов преобразующих технологий), требующая адекватного процессуального регулирования;

— обеспечение прав человека при законодательном регулировании и практическом использовании судебной экспертизы, иных форм специальных знаний, что предполагает создание системы юридических (в том числе процессуальных) гарантий прав человека;

-использование судебных экспертиз, объектом которых выступает человек (его психика, системы жизнедеятельности), являющийся одновременно субъектом процесса, что требует специального законодательного регулирования.

3. Судебная экспертиза может быть рассмотрена как институт доказательственного права, как система процессуальных отношений, как система процессуальных действий, что характеризует различные стороны данного явления как правового. В содержании понятия судебной экспертизы на основе выявления родовых и видовых призна-

ков вычленяется правовой и специальный компоненты, единство которых характеризует сущность экспертизы как правового явления. Показано соотношение профессиональной оценки экспертом выявленных в ходе исследования специальных фактов с содержанием судебного доказательства; доказан тезис о невозможности двоякого понимания доказательственного значения заключения эксперта (так называемые промежуточные факты имеют специальный характер и в отрыве от вывода эксперта доказательством признаны быть не могут).

4.Экспертиза и участие специалиста — различные формы использования специальных знаний. Их отличительные черты обусловлены функциями эксперта и специалиста, способами их реализации. Аргументируется возможность использования результатов деятельности специалиста в доказательственной деятельности. При этом различаются консультационно-вспомогательная и справочная деятельность специалиста. Первая не имеет самостоятельного доказательственного значения, не опосредуется в каких-либо актах специалиста и направлена на правильное совершение судом процессуального действия. Вторая — может быть опосредована в разъяснении специалиста, составляемом при отсутствии потребности в исследовании. Такое разъяснение не исключает — при наличии к тому оснований — проведения экспертизы и не подменяет собой заключения эксперта. Данный аспект требует самостоятельного законодательного регулирования.

5. Необходимо законодательное регулирование несудебной экспертизы; современная практика использования заключений несудебных экспертов как письменных доказательств представляется юридически не корректной. Вместе с тем, результаты несудебной экспертизы не могут быть приравнены к заключению судебного эксперта.

Только применительно к несудебным экспертизам можно в полной мере использовать понятия «состязательность экспертиз», «состязание экспертов», что подтверждается сравнительным анализом зарубежного законодательства.

6. Общеправовое основание назначения судебной экспертизы не тождественно основанию производства экспертизы. Показана методология вычленения специального основания назначения экспертизы, что обусловлено природой судебной экспертизы — как специального исследования и одновременно правового явления. Выявляется зависимость между общеправовым и специальным основаниями назначения судебной экспертизы и поводами к ее назначению.

7. Пределами использования специальных знаний в гражданском процессе являются: юридический, гносеологический, этический. Точное уяснение их содержания важно для определения потребности в специальных знаниях.

8. Процессуальное регулирование судебной экспертизы рассматривается в нескольких аспектах: сравнительно-историческом, с точки зрения действующего процессуального законодательства и проекта ГПК РФ, с учетом тенденций развития гражданского процесса, законодательного опыта ряда европейских стран. Развитие принципа состязательности предполагает придание юридического значения волеизъявлению (соглашению) сторон в инициировании судебной экспертизы. Данный аспект нуждается в самостоятельной регламентации. Обоснована необходимость нормативной проработки процессуальных действий, связанных с формированием предмета и объекта специального исследования (изъятие сравнительных образцов, взятие крови, иных выделений человека и т. п.).

9. Назначение экспертизы эксперту или экспертному учреждению предполагает возникновение различных систем процессуальных отношений, законодательное регулирование которых не может быть подменено ведомственными подзаконными актами, поскольку здесь не в последнюю очередь речь идет об обеспечении прав человека и процессуальных прав конкретных субъектов процесса (в том числе права на отвод эксперту, право участвовать в выборе конкретного эксперта). Предлагается авторское видение решения данной проблемы. Традиционно эксперт рассматривается как субъект, содействующий осуществлению правосудия. Тем самым эксперт содействует и надлежащей судебной защите субъективного права. Следовательно, регламентация статуса эксперта должна учитывать также и гарантии прав человека. Право на экспертную инициативу противоречит принципу состязательности, не в полной мере согласуется с функциями суда в процессе, не соответствует требованиям гражданско-процессуальной формы (недопустимость смешения процессуальных функций), а в некоторых случаях, при назначении экспертизы в отношении субъекта процесса, способно привести к нарушению прав человека (права на неприкосновенность личности). В этой связи обосновывается необходимость отказаться в будущем от права на экспертную инициативу. Обосновывается необходимость законодательного закрепления независимости эксперта при производстве экспертизы (что особенно актуально при назначении экспертизы экспертному учреждению).

10. Необходимо законодательное решение вопроса о процессуальных гарантиях участвующих в деле лиц при назначении и проведении экспертизы (право знакомиться с определением о назначении экспер-

тизы; право обжаловать определение отдельно от решения суда; право отказаться от прохождения экспертизы, предполагаемой в отношении субъекта процесса; право требовать проведения закрытого судебного заседания при исследовании и оценке результатов экспертизы, содержащих сведения о личности или частной жизни; обязанность эксперта соблюдать конституционные права при производстве экспертизы в отношении человека; запрет эксперту разглашать сведения о результатах экспертизы кому-либо, кроме суда, назначившего экспертизу, и помимо установленной законом процедуры).

11. Необходима трансформация в нормах гражданского процессуального права гарантий прав человека — как общего принципа (уважения достоинства и неприкосновенности личности) и как системы процессуальных правил, гарантирующих соблюдение конституционных норм при назначении судебной экспертизы. Гарантии прав человека при производстве специального исследования должны быть опосредованы через самостоятельные правовые акты (например, регламентирующие судебно-экспертную деятельность), поскольку отношения эксперт-испытуемый к процессуальным не относятся.

12. Активное внедрение в практику различных видов экспертиз, классифицируемых по формально-процессуальным признакам, — комиссионной, комплексной, дополнительной, повторной настоятельно требует их процессуальной регламентации. Проект ГПК РФ этого пробела в полной мере не устраняет. Автор предлагает свой вариант решения проблемы.

13. Заключение эксперта должно отвечать всем родовым признакам судебного доказательства, что делает важным уяснение сущности последнего. Обоснован авторский взгляд на понятие судебного дока-

зательства — как информацию о фактах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

14. Структура экспертного заключения отображает логику открытия, присущую любой экспертизе. Исследование этого аспекта позволяет определить критерии доказательственной значимости вероятного вывода эксперта. Таковыми являются применение специальных знаний для формулирования вывода и математически исчисленная степень вероятности.

15. Исследование и оценка заключения эксперта судом подчинено общим правилам судебного доказывания и оценки доказательств. В то же время существует проблема проверки обоснованности и достоверности заключения эксперта. На наш взгляд, суд не обязан и не компетентен оценивать научную достоверность примененных экспертом методик с точки зрения их содержания (это сфера специальных знаний). Представляется важным выработать формализованные критерии (принципы) оценки допустимости примененных экспертом методов, которые помогут суду в целом оценить обоснованность заключения. В этой связи формулируются следующие принципы: действительная необходимость исследования для каждого отдельного случая; принцип добровольности проведения экспертизы в отношении субъекта процесса; принцип установления пределов исследования в соответствии с каждой специальной целью и индивидуальной необходимостью (потребностью) исследования; эксперт в своем исследовании ограничен пределами, очерченными судом; испытуемый имеет право на нераспространение сведений, полученных в ходе и результате исследования; испытуемому должны быть гарантированы безопасные методы проведения специального исследования.

16. Особый случай использования специальных знаний — проведение судебной экспертизы в отношении субъекта процесса, который по существу становится объектом экспертизы. Исследуются различные виды таких экспертиз: крови и иных выделений человека, генетическая, медицинская, психиатрическая, психологическая. На конкретном анализе доказывается тезис о том, что судебная экспертиза может быть использована для установления как юридических фактов материально-правовой природы, так и доказательственных фактов (к которым может быть отнесена и достоверность другого доказательства). Тем самым заключение эксперта может выступать и способом проверки другого доказательства, что не противоречит природе судебной экспертизы.

Анализируются доказательственные возможности каждой из названных экспертиз применительно к различным категориям гражданских дел, что предпринято впервые.

Практическая значимость результатов исследования.

1. Разработан проект раздела ГПК РФ «Доказательства и доказывание».

2. Сформулированы предложения по совершенствованию гражданского процессуального законодательства.

3. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при чтении спецкурса по проблемам доказывания, судебной экспертизы, а также при преподавании основного курса по гражданскому процессуальному праву.

4. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы в нормотворческой, правоприменительной, исследовательской деятельности.

5. Разработана программа спецкурса «Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам» (Красноярск, 1997), который преподается автором; материалы использовались при создании компьютерной обучающей программы «Основные процессуальные документы, используемые в суде первой инстанции при рассмотрении гражданских дел: компьютерная технология экранной обработки текстов процессуальных документов в рамках курса по гражданскому процессуальному праву» (Красноярск, 1998).

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права и процесса Красноярского государственного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные теоретические положения и выводы, законодательные предложения изложены автором в опубликованных работах, а также на научных и научно-практических конференциях (в том числе в гг. Санкт-Петербурге, Москве, Екатеринбурге).

Автор участвовал в создании инициативного проекта Основ гражданско-процессуального законодательства (г. Москва, ИГПАН, 1990-1991 гг.) — разработана структура Основ, общих положений, доказательств и доказывания. Автором формулировались предложения по моделированию ГПК РФ (опубликованы в 1993 г .); разработан инициативный проект раздела ГПК «Доказательства и доказывание». Участвовал в обсуждении проекта ГПК РФ 1997 г .

Результаты исследования использовались автором при создании правовой компьютерной обучающей программы «Основные процес-

суальные документы, используемые при рассмотрении гражданских дел судом первой инстанции», введенной в действие на юридическом факультете КрасГУ с 1998 г ., а также в ходе создания программы «Компьютерная поддержка курса «Гражданское процессуальное право» (находится в стадии реализации).

Автор является участником международных программ «Tempus», «DAAD» (реформа юридического образования), разрабатывал программу международного семинара по проблемам хозяйственного и налогового законодательства России и Германии (г. Красноярск, 1997 г .).

Результаты исследования апробированы в опубликованных научных и методических работах, а также в ходе преподавания курса гражданского процессуального права России и спецкурса «Судебно-психологическая экспертиза по гражданским делам» на юридическом факультете Красноярского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, приложения и списка литературы.

Первая глава посвящена исследованию природы судебной экспертизы как основной форме использования специальных знаний в гражданском процессе; вторая глава освещает проблемы правового регулирования судебной экспертизы; в третьей главе раскрывается сущность заключения эксперта как судебного доказательства; в четвертой главе анализируются теоретико-практические проблемы использования отдельных видов экспертиз в гражданском процессе (применяемые в отношении субъекта процесса).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цели и задачи работы, методология исследования, его научная новизна и практическое значение, отражены результаты апробации итогов исследования, излагаются положения, выносимые на защиту.

1. Судебная экспертиза как основная форма использования специальных знаний в гражданском процессе.

Эта глава посвящена выявлению сущности специальных знаний, используемых в гражданском процессе, определению их форм и специфики содержания в сравнении с судебной экспертизой, раскрытию природы и основных черт судебной экспертизы, характеристике пределов применения специальных знаний для юридических целей.

Уяснение понятия «специальные знания» актуально для раскрытия специфики форм применения специальных знаний. Важно определить данное понятие как процессуальную категорию, что возможно с учетом двух критериев:

а) специального, отражающего внутреннюю специфику содержания данного явления;

б) юридического, предполагающего определенную форму «включения» специальных знаний в норму права. Термином «специальные» обозначают сферу профессиональных знаний, которыми оперирует эксперт и которые не относятся к общеизвестным, аккумулированным в повседневном, житейском опыте человека, а также не являются правовыми. Однако дефиниция предполагает выделение определяе-

мого явления (предмета) по его специфическим характеристикам (свойствам и отношениям). Указания границ, которые можно рассматривать как элемент отношения специального и житейского знания, для дефиниции недостаточно.

Смотрите еще:  Доверенность на машину в россии

Проблема разграничения обыденного и специального знания применительно к гражданскому (арбитражному, уголовному) процессу есть проблема определения критериев потребности в специальных знаниях.

Потребность в специальных знаниях по общему правилу определяется усмотрением суда (за исключением предусмотренных законом случаев, когда их использование в форме экспертизы обязательно — ст. 260 ГПК РСФСР, ст. 79 УПК РСФСР). Однако усмотрение суда должно строиться на объективных предпосылках. Предпринятое исследование позволяет сделать вывод, что критериями использования специальных знаний в гражданском (арбитражном, уголовном) процессе являются:

1) норма права (материального или процессуального), содержащая специальные элементы в определенной форме;

2) уровень развития научных знаний, позволяющий использовать их для практических целей (профессиональной оценки специальных элементов);

3) наличие объективной связи между способом и результатом применения определенных научных знаний и юридической целью их использования.

Специальные знания — это всегда научные знания неправового характера, сопровождаемые признанными прикладными методиками, используемые для достижения определенных юридических целей.

Данное определение носит оценочный характер и потому по своей природе изменчиво, зависит от уровня развития общественных отношений и адаптации научных знаний в повседневном опыте человека. Зависимость между объемом повседневных и развитием научных знаний носит функциональный характер. Сопоставление понятий «специальные знания» и «специальные познания» позволяет сделать вывод, что совокупность знаний более точно отражается термином «знания», тогда как познанием охватывается сам процесс достижения знания. Специальные знания как процессуальная категория отличаются юридической целью и использованием в определенной процессуальной форме.

Требования гражданско-процессуальной формы предполагают формализацию критериев и определение форм использования специальных знаний. Поэтому такие критерии (основания), формы и цели должны быть опосредованы законодательно. Анализ норм действующего процессуального законодательства (ГПК РСФСР, АПК РФ, УПК РСФСР), проекта ГПК РФ, предложений, сформулированных в доктрине, позволяет выявить формы использования специальных знаний в гражданском процессе.

Определение сущности судебной экспертизы и ее основных черт предполагает выделение родовых и видовых признаков.

К характеристике судебной экспертизы обращаются при освещении проблем судебных доказательств; предпринимались и специальные исследования (Ю. М. Жуков, 1965; Т. А. Лилуашвили, 1967; А. Г. Давтян 1995; И. Л. Петрухин, 1964; А. Я. Палиашвили, 1973; Ю. К. Орлов, 1982). Однако многие проблемы сущности судебной

экспертизы однозначного разрешения не получили. Анализ литературных источников выявляет отсутствие системности в определении критериев выделения признаков судебной экспертизы (лишь один признак выделяется как бесспорный — процессуальная форма назначения и проведения экспертизы). На наш взгляд, системное представление о признаках судебной экспертизы может дать характеристика ее родовых и видовых черт. Тем самым уясняется и сущность судебной экспертизы.

Родовые признаки характеризуют суть экспертизы как исследования и присущи как судебной, так и несудебной экспертизе. Термин «судебная» выступает атрибутом экспертизы, обусловленным особой социальной сферой применения и потому обусловливающим ее особую процессуальную форму. Данный атрибут предопределяет видовые признаки судебной экспертизы, которые оказывают «обратное» влияние на родовые.

Эта взаимосвязь выявляется при анализе различных сфер применения несудебных экспертиз — в сопоставлении с судебной экспертизой. Исследование позволяет сделать вывод, что всякая экспертиза есть прикладное исследование конкретного объекта — в целях достижения не собственно научного, а прикладного знания, оформляемого в виде заключения эксперта. Характерной особенностью такого исследования является применение специализированных методик в определенном порядке. Любая экспертиза имеет регламент, предопределяемый спецификой предмета, объекта и методов экспертизы, целью применения специальных знаний. Данные положения можно охарактеризовать как общие, родовые.

В работе раскрывается гносеологическая природа экспертизы. Характерным признаком экспертного исследования является установление промежуточных фактов, профессиональная оценка которых экспертом в соответствии с поставленной перед ним задачей есть то новое знание, которое во вне выступает результатом экспертизы. Без такой оценки нет экспертизы. Так, анализ крови, выявление количества эритроцитов, лейкоцитов и других составляющих еще не есть экспертиза (это ее необходимая часть). Но профессиональная оценка выявленных экспертом систем лимфоцитарных антигенов в крови предполагаемых родителей и ребенка может исключить биологическое происхождение ребенка от конкретного лица, — это и есть вывод эксперта, который с точки зрения процессуальных категорий выступает вовне доказательственной информацией.

Специальное исследование, имеющее свою логику, структуру, объективно предопределенную содержанием и задачами исследования, составляет ядро судебной экспертизы. Исследование есть процесс получения нового знания, а потому законом не регулируется. Специфика судебной экспертизы проявляется в том, что исследование опосредуется особыми правовыми формами существования, формирования его фактического основания.

Экспертизу как специальное исследование индивидуализируют ее предмет, объект и метод. Общие объект и предмет экспертизы соотносимы с объектом и общим предметом применяемой при исследовании отрасли специальных знаний. Выделение частного предмета обусловлено дифференциацией отраслей специальных знаний. Объектом судебной экспертизы являются только такие предметы, организмы, которые имеют процессуальный статус (вовлечены в процесс в каче-

стве вещественных, письменных доказательств, субъекта процесса). Объект судебной экспертизы не следует смешивать с элементами предмета (исследование процессов, связей), а также с источником доказательств и средствами доказывания.

При определении частного предмета судебной экспертизы учитывается как специальный, так и юридический критерий, который формируется путем анализа предположительно подлежащей применению по делу нормы материального права. Частным предметом судебной экспертизы являются те фактические данные (информация о подлежащем установлению обстоятельстве), которые способны выступать вовне судебным доказательством.

Методы экспертизы составляют часть специальных знаний и процессуальным законом не определяются. Регламент и структура экспертизы определяется нормативно или индивидуально (например, заказчиком — при проведении экспертизы проектов на строительство предприятий, зданий, сооружений). Структура исследования включает в себя: подготовительную часть, экспертный осмотр, аналитическое и сравнительное исследование объектов, синтез полученных результатов, их профессиональная оценка (экспертный вывод, формулируемый в особом акте — заключении). Регламент судебной экспертизы определен процессуальным законом.

Предпринятое исследование позволяет сформулировать следующие признаки судебной экспертизы: применение специальных познаний в форме исследования — к определенному объекту и предмету; осуществление особым субъектом — экспертом и по поручению суда; соблюдение процессуальной формы; получение новой информации (фактических данных) и оформление результатов в виде заключения

эксперта, являющегося самостоятельным видом судебного доказательства (ч. 2 ст. 49 ГПК РСФСР, ч. 2 ст. 52 АПК РФ, ч. 2 п. 1 ст. 57 проекта ГПК РФ).

Судебная экспертиза является юридической формой использования специальных знаний в виде исследования для достижения юридических целей — получения судебного доказательства (заключения эксперта). Как правовой феномен судебная экспертиза может быть раскрыта через правовые категории института доказательственного права, систему определенных процессуальных отношений и действий — эти аспекты выявляют различные стороны судебной экспертизы. В работе последовательно анализируются все перечисленные аспекты.

Судебная экспертиза есть способ получения судебного доказательства, что не является препятствием использовать экспертизу для проверки достоверности других доказательств, ибо сама достоверность может быть определена как доказательственный факт, подлежащий установлению; это соответствует смыслу ч. 1 ст. 49 ГПК РСФСР.

На основе выявленных признаков автором дается определение судебной экспертизы как специального исследования, назначаемого определением суда при наличии общего (процессуального) и специального оснований, проводимого сведущим лицом — экспертом, в определенной процессуальной форме — для получения судебного доказательства (заключения эксперта).

Исследование иных форм использования специальных знаний предпринято в сравнении с судебной экспертизой.

На основе анализа действующего процессуального законодательства (гражданского, арбитражного, уголовного), проекта ГПК РФ, зарубежного законодательства, тенденций развития сфер применения специальных знаний для целей правосудия обосновывается возможность использования в гражданском процессе следующих форм специальных знаний: в форме участия специалиста; использования результатов несудебной экспертизы; судебного эксперимента; использования результатов преобразующих информацию технологий; компьютерного моделирования.

На основе анализа отличительных черт статуса специалиста аргументируется вывод о реализации им двух функций: консультационно-вспомогательной и справочно-информационной, которые требуют самостоятельного законодательного опосредования. Первая реализуется через оказание помощи суду в совершении процессуальных действий (судебного осмотра; при воспроизведении в суде доказательственной информации при помощи современных технических и технологических средств; при изъятии образцов для сравнительного исследования; при производстве судебного эксперимента; при назначении экспертизы; при допросе несовершеннолетних свидетелей; в ходе принятия мер по обеспечению доказательств). Самостоятельного доказательственного значения такая деятельность специалиста не имеет. Вторая функция может быть опосредована через письменные разъяснения специалиста, которые являются доказательством.

Особое внимание уделяется проблеме использования специальных знаний (в форме участия специалиста или проведения экспертизы)

для квалификации соблюдения специальных норм, правил, регулирующих профессиональную деятельность (соблюдения правил безопасности, эксплуатации объектов и пр.). Обосновывается вывод о допустимости применения специальных знаний для решения данного вопроса — с учетом разграничения функций эксперта, специалиста и правоприменительной деятельности суда.

Внимания заслуживает вопрос о справочной деятельности, которая осуществляется иными (не специалистом) субъектами.

Делается вывод, что справочная информация, представляемая лицами (физическими и юридическими), которые не являются субъектами гражданского процесса, в силу закона имеет статус письменного доказательства.

В отличие от специалиста, такие органы, иные юридические или должностные лица субъектами процесса не являются, в процессуальном действии судьи не участвуют, никаких самостоятельных процессуальных функций не выполняют и процессуальным статусом не обладают. Их обязанность представить доказательства обусловлена особенностями материально-правовой компетенции, в силу которой данные субъекты являются обладателями информации, могущей иметь доказательственное значение при рассмотрении судом конкретного гражданского дела.

Анализируя проблему сведущих свидетелей, автор приходит к выводу, что их участие самостоятельной формой использования специальных знаний не является. Признаки свидетеля выступают родовыми, предопределяющими специфику статуса сведущего свидетеля. Введение данного института в гражданский процесс не представляется принципиальным; в любом случае он возможен в рамках института

свидетельских показаний. С усилением состязательных начал гражданского процесса, инициативы сторон актуальной становится проблема несудебной экспертизы. Традиционно ее результаты используются в качестве письменных доказательств, что не вполне корректно. В работе обосновывается тезис о необходимости законодательного определения статуса результатов несудебной экспертизы. Актуальность данной проблемы с очевидностью проявляется при анализе нормативных актов, регулирующих медико-социальную экспертизу, аудиторскую деятельность и заключение аудитора.

В работе выявляются отличительные черты заключения государственных органов, участвующих в процессе по основаниям ч. 2 ст. 42 ГПК РСФСР; доказывается тезис о том, что такое заключение не является формой применения специальных знаний; дача заключения по делу субъектами ч. 2 ст. 42 ГПК РСФСР есть выражение мнения органа, обусловленное материально-правовой компетенцией в общественно значимой сфере.

Основания и пределы применения специальных знаний — весьма важный аспект, который ранее не подвергался исследованию. Анализируются понятия: основания назначения, основания проведения и производства судебной экспертизы; при этом различаются общеправовое и специальное основание назначения, поводы к назначению экспертизы. Доказывается тезис о необходимости законодательного определения оснований обязательного назначения экспертизы — на основе сравнительного анализа российского и зарубежного законодательства. Внимания заслуживает регламентация назначения экспертизы в отношении субъекта процесса (медицинской, генетиче-

ской, психиатрической, психологической), что обусловлено необходимостью обеспечения прав личности.

Формулируются пределы использования судебной экспертизы: юридический, гносеологический, этический; раскрывается их содержание.

II. Правовое регулирование судебной экспертизы

В данной главе определяется место судебной экспертизы в системе доказательственного права; исследуются проблемы инициативы в назначении экспертизы, выбора эксперта, формирования предмета и объекта экспертизы при ее назначении, гарантий участвующих в деле лиц, процессуального регулирования комплексной и комиссионной экспертиз.

Характеризуется структура института судебной экспертизы в доказательственном праве России — в сравнении с зарубежным законодательством.

Анализируются различные подходы к структуре законодательного регулирования в России (ГПК РСФСР, АПК РФ, УПК РСФСР), Австрии, Германии, Италии, Франции.

По мнению автора, при определении законодательной структуры института судебной экспертизы следует исходить из следующих критериев:

1) общего — требований (принципов и признаков) процессуальной формы;

2) частного — форм и способов специального познания в целях судебного доказывания.

Это позволит учесть проявление общих закономерностей процесса, определить приоритет в применении общих и специальных норм, учесть различные функции участников процесса.

В работе предлагается авторское видение решения указанной проблемы.

В частности, функции эксперта, специалиста должны быть прописаны в общей части ГПК РФ (глава, посвященная участникам процесса). Права и обязанности эксперта и специалиста, привлекаемого в процесс для выполнения доказательственной функции, должны быть регламентированы в разделе, посвященном использованию специальных знаний в доказывании. Статус специалиста, осуществляющего вспомогательную функцию, следует урегулировать в рамках соответствующих институтов (осмотр, допрос свидетелей и т. д.). Регламентацию несудебной экспертизы, моделирование, получение информации при помощи преобразующих технологий можно предложить в отдельных главах раздела «Доказательства и доказывание». В данном разделе следует урегулировать общий порядок формирования доказательственного материала по делу (в том числе — общие правила по представлению доказательств и частные — по назначению судебной экспертизы, привлечению специалиста для выполнения доказательственной функции), а также оценки доказательств (в том числе- заключения эксперта). Порядок исследования и проверки доказательств логичнее определить в институте судебного разбирательства.

Система процессуальных гарантий прав личности требует урегулирования в общей части ГПК РФ, поскольку они имеют «сквозное» действие в том числе в судебном доказывании. В разделе, посвященном доказыванию и доказательствам, должны быть предусмотрены

специальные гарантии, обусловленные спецификой участия субъектов процесса в доказательственной деятельности. Такой же подход представляется оправданным при регулировании института процессуальной ответственности.

Важной проблемой, связанной с уяснением места института судебной экспертизы в системе гражданского процессуального права, является определение стадии гражданского процесса, в которой возможно назначение экспертизы. На основе анализа действующего законодательства России делается вывод о том, что назначение экспертизы в стадии кассации (с учетом апелляционных функций — ч. 2 ст. 294 ГПК РСФСР) возможно лишь в тех случаях, когда сторона заявила ходатайство о назначении экспертизы в суде первой инстанции, а суд неосновательно отказал в этом.

Проблемы, связанные с инициативой в назначении экспертизы.

Согласно ст. 74 ГПК РСФСР экспертизу назначает суд. Это положение сохранится и в новом ГПК РФ: по ст. 81 назначение экспертизы возможно как по инициативе суда, так и по ходатайству сторон, которому обязывающего значения не придается.

Анализируя российское дореволюционное и действующее законодательство (в том числе арбитражное, где назначение экспертизы обусловлено ходатайством заинтересованного лица), ГПК Германии, Франции, Португалии, других стран, а также современные тенденции развития гражданского процесса, изменение функций суда при доказывании, автор аргументирует вывод, что сохранение решающих полномочий суда при назначении судебной экспертизы обусловлено

гарантирующей гражданского процесса, необходимостью обеспечения реализации права на судебную защиту.

Это не противоречит принципу состязательности как распределению функций иска, защиты против иска и правосудия между сторонами и судом. Правосудие предполагает правильное рассмотрение и разрешение дела, правильное установление судом юридических фактов (ср. п. 1 ч. 1 ст. 306 ГПК РСФСР). Определение потребности в назначении экспертизы связано с предварительной квалификацией природы искомого юридического факта, содержащего специальные компоненты, выявление которых требует специального исследования. Решающая роль суда в назначении судебной экспертизы — независимо от того, кто выступает ее инициатором, — предопределена сущностью правосудия.

Анализируя зарубежный опыт, автор формулирует собственную позицию относительно «состязательности экспертиз» и «состязания экспертов». Состязательность экспертиз означает проведение двух (или более) специальных исследований по одному частному предмету и в отношении одних объектов. Понятие «состязание экспертов» употребляется в двух смыслах: как конкуренция в процессе при представлении результатов двух тождественных по предмету и объекту исследований; как конкуренция при выборе эксперта в ходе назначения экспертизы. В работе обосновывается суждение, что состязательность экспертиз может быть реализована в полной мере в рамках несудебной экспертизы, тогда как состязание экспертов при назначении экспертизы не исключается современной конструкцией судебной экспертизы по ГПК РСФСР. Для адекватного правового регулирования данного аспекта необходимо различать судебную экспертизу и

приглашение эксперта судом — и возможность использовать в процессе частные заключения экспертов, приглашенных по просьбе стороны (такие заключения оцениваются как составная часть объяснений стороны).

В работе формулируются предложения de lege ferenda, позволяющие дифференцированно учитывать волеизъявление сторон при назначении экспертизы судом.

Проблемы, связанные с выбором судебного эксперта, интересны как в нормотворческом, так и практическом аспектах.

Исследуются критерии выбора эксперта (компетентность, незаинтересованность), специфика правоотношений при назначении экспертизы экспертному учреждению — в контексте принципов состязательности, диспозитивности, обеспечения гарантий прав личности. Данный аспект нов для процессуальной доктрины.

В работе обосновывается введение в ГПК РФ правила, обязывающее суд назначить экспертом избранное по взаимному согласию сторон лицо. Императивные полномочия суда могли бы найти выражение в установлении срока для осуществления выбора, пропуск которого позволял бы суду самостоятельно избрать эксперта.

Для случаев, когда заключение эксперта является необходимым доказательством, представляется важным гарантировать стороне, в отношении которой предполагается экспертиза, право выбора конкретного лица в качестве эксперта. Это актуально при рассмотрении дел об установлении отцовства, признании записи об отцовстве недействительной, признании недействительной сделки, совершенной с пороком воли, определяемым ст. 177 ГК РФ, а также дел о возмеще-

нии вреда, причиненного дееспособным лицом, не способным в момент деликта в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими (ст. 1078 ГК РФ), о возмещении вреда, причиненного здоровью работника работодателем.

Особое внимание уделяется исследованию проблемы выбора эксперта при назначении экспертизы экспертному учреждению. Анализируется структура возникающих при этом правоотношений; на основе изучения ведомственных актов вычленяются процессуальные по характеру отношения в системах «суд-(руководитель) учреждение», «эксперт (руководитель)-суд», аргументируется необходимость их законодательного опосредования. При этом руководитель учреждения становится участником отдельных процессуальных отношений, но не самостоятельным субъектом процесса.

Автор исследует компетентность и незаинтересованность сведущего лица как элементы специальной правоспособности эксперта, выступающие условием (критериями) выбора судебного эксперта. Дан сравнительный анализ законодательства и доктрины Германии, Франции.

Формирование предмета и объекта экспертизы при ее назначении.

Формирование предмета судебной экспертизы судом означает правильную постановку вопросов перед экспертом; формирование объекта предполагает выявление, собирание и предоставление эксперту объектов исследования.

В работе анализируются особенности участия заинтересованных лиц при формировании предмета и объекта экспертизы. Аргументи-

руется тезис о недопустимости изменения предмета и объекта экспертизы экспертом — как общего правила. Право экспертной инициативы (ст. 77 ГПК РСФСР) не предполагает изменения экспертом задания исследования, определенного судом. Речь идет о случаях, когда в силу объективной логики специального исследования эксперт выявляет обстоятельства, которые, возможно, будут иметь значение для дела, и излагает их в заключении. Эксперт влияет на формирование объекта экспертизы — но опосредованно, путем заявления суду ходатайств о предоставлении дополнительных материалов.

Автор предлагает урегулировать в ГПК РФ порядок отбора объектов экспертизы и их направления эксперту. В этой связи исследуется специфика и порядок получения сравнительных образцов — как способ формирования объекта экспертизы. De lege ferenda важно не только процессуально «легализовать» данное процессуальное действие, но и обеспечить при его совершении права личности. Обосновывается тезис о недопустимости принуждения — это особенно актуально для случаев, когда объектом экспертизы выступает человек-субъект процесса. Принудительное направление на экспертизу недопустимо (за исключением прямо предусмотренных законом случаев — ст. 260 ГПК РСФСР).

Анализируя меры процессуальной ответственности, предусмотренные ч. 3 ст. 74 ГПК РСФСР, автор приходит к выводу о том, что они не в полной мере согласуются с положениями ст. 21, 22, 23 Конституции Российской Федерации. Предлагается придать согласию предполагаемого испытуемого (субъекта процесса) юридическое значение. Применение последствий ч. 3 ст. 74 ГПК РСФСР (за уклонение от прохождения экспертизы) необходимо увязать с выявлением

судом причин (уважительных или неуважительных) такого поведения.

В работе рассматривается структура определения суда о назначении экспертизы — как акта, определяющего алгоритм исследования. Характеризуется его специфика как юридического факта, вызывающего к жизни систему процессуальных отношений по проведению экспертизы. Аргументируется предложение de lege ferenda допустить обжалование определения суда заинтересованными лицами.

Правовой статус эксперта при производстве экспертизы – это аспект связан с целым блоком актуальных проблем, к числу которых автор в первую очередь относит: определение компетенции эксперта и порядка ее реализации, право на экспертную инициативу и пределы ее осуществления, гарантии независимости эксперта при производстве экспертизы.

Эксперт — самостоятельный субъекта процесса, содействующий осуществлению правосудия; его компетенция определяется совокупностью процессуальных обязанностей и прав. Научная компетенция предопределяет специальную правоспособность эксперта, является предпосылкой правового статуса. Составным элементом статуса эксперта следует признать гарантии надлежащего осуществления экспертом его прав и обязанностей, независимость эксперта.

Свобода и независимость эксперта при производстве экспертизы — необходимые условия для формирования объективного экспертного заключения, обеспечение которых особенно актуально при назначении экспертизы экспертному учреждению. Это не противоречит закреплению за судом контрольных функций при назначении и прове-

дении судебной экспертизы, которые выражаются в определении экспертных задач, объектов и сроков исследования, проверке элементов специальной правоспособности назначаемого экспертом лица, последующем контроле за законностью производства экспертизы при исследовании и оценке экспертного заключения.

В работе последовательно анализируются элементы правового статуса эксперта. Аргументируется вывод о необходимости законодательного закрепления таких обязанностей эксперта, как: соблюдение конституционных прав при производстве экспертизы в отношении человека, соблюдение профессиональной тайны, — а также запрета самостоятельно собирать объекты для исследования.

При анализе прав эксперта особое внимание уделяется праву на отказ от дачи заключения, порядку его осуществления, а также праву на экспертную инициативу. Последнее рассматривается в контексте соотношений функций суда и эксперта, принципа состязательности, гарантий прав человека при осуществлении правосудия.

Обосновывается необходимость законодательного закрепления независимости эксперта — в сочетании с контрольными функциями суда. По мнению автора, здесь мог бы быть полезен зарубежный опыт (например, Франции).

Процессуальные гарантии участвующих в деле лиц — данная проблема приобретает особую актуальность в условиях реформы гражданского процесса и исследуется в двух уровнях: с точки зрения гарантий процессуальных прав и с позиций гарантий прав человека в процессе. Функцию последних выполняют процессуальные права, точно определенный законом порядок их реализации. Обосновывает-

ся необходимость самостоятельного процессуального урегулирования гарантий. К их числу автор относит также право стороны знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и с заключением эксперта, право обжаловать определение о назначении экспертизы, право присутствовать при производстве экспертизы.

Особые гарантии необходимы на случай, когда экспертиза назначается в отношении лица, являющегося субъектом процесса. Представляется, что такие экспертизы не могут проводиться без согласия предполагаемого испытуемого, что вытекает из положений ст. 21, 22 Конституции Российской Федерации.

Анализ законодательства и доктрины позволяет сделать вывод о необходимости дополнения ГПК РСФСР нормой, посвященной охране прав и интересов граждан при доказывании. В частности: недопустимы действия, могущие нанести вред жизни, здоровью, репутации или умаляющие честь и достоинство; суд принимает меры к неразглашению выявленных при доказывании сведений о личной жизни граждан и по ходатайству заинтересованного лица проводит закрытое судебное заседание; лица, участвующие при присутствующие при производстве процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены такие сведения, предупреждаются об ответственности за их разглашение.

Отдельные гарантии могут быть установлены при регламентации порядка назначения и проведения экспертизы, других форм использования специальных знаний.

Проблема законодательного регулирования комплексной и комиссионной экспертиз остается актуальной по сей день.

До настоящего времени комплексная и комиссионная экспертизы законодательного урегулирования не получили, что справедливо признается пробелом ГПК. Для решения данной проблемы необходимо выявить такие признаки названных экспертиз, которые требовали бы нормативного опосредования.

Анализ законодательства и доктрины позволяет к числу важнейших признаков комплексной экспертизы отнести следующие: а) наличие ситуации, разрешение которой затрагивает не менее двух различных областей знания; б) решение экспертных задач требует объединения усилий специалистов различного профиля, синтеза знаний; в) потребность в совместно проводимом исследовании, формулирование общего вывода; г) совместное исследование не исключает раздельного изучения общего объекта исследования. Совместность исследования предполагает соблюдение экспертом пределов своей компетенции.

Комиссионная экспертиза назначается тогда, когда для установления какого-либо одного обстоятельства привлекаются два и более специалистов одной отрасли знания (одной специальности)- ввиду сложности экспертных задач.

С учетом отличий этих двух видов экспертиз составление экспертом, не согласным с другими экспертами, самостоятельного заключения возможно только при комиссионной экспертизе. В аналогичной ситуации — при проведении комплексной экспертизы — эксперт ограничивается подписанием своей исследовательской части.

Обращаясь к проблеме ведущего эксперта, на основе анализа доктрины, зарубежного законодательного опыта автор аргументирует вывод о том, что статус ведущего эксперта самостоятельного процессуального опосредования не требует (его процессуальный статус соответствует статусу эксперта). Ведущий эксперт выступает интегратором в ходе специального исследования; никакими процессуальными преимуществами он не обладает. Вместе с тем, представляется рациональным предусмотреть, что при назначении комплексной и комиссионной экспертиз ведущий эксперт указывается судом в определении.

III. Заключение эксперта как судебное доказательство

В главе исследуется сущность заключения эксперта, анализируется его структура как логика открытия, определяется значение вероятного заключения, анализируются особенности исследования и оценки экспертного заключения судом.

Выявление правовой природы заключения эксперта предполагает четкое определение судебного доказательства, которое может быть дано через понятие «информация».

Информация есть свойство отражения признаков одного объекта в другом и означает меру организации системы. Доказательство рассматривается как информационная система, упорядоченная определенными критериями (относимости и допустимости), имеющая внутреннюю и внешнюю формы. Внутренней формой (мерой организации информации) выступает средство доказывания как неотъемлемая

часть доказательства. Внешняя форма — легальная процедура получения судебного доказательства.

Таким образом, доказательством по гражданскому делу является информация, полученная в установленном законом порядке, на основе которой суд выясняет наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Данное определение как родовое применимо к заключению эксперта, которое может быть рассмотрено как информация, получаемая определенным процессуальным законом способом (посредством производства судебной экспертизы) от особого субъекта процесса (назначаемого судом эксперта) в определенной законом процессуальной форме, — информацию, на основе которой суд выясняет наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Смотрите еще:  Требования к оспариванию кадастровой стоимости

В работе анализируются особенности проявления признаков доказательства применительно к заключению эксперта. Видовые признаки заключения эксперта отражаются в специфике внутренней организации информации и порядке ее формирования. Сущность заключения эксперта предопределяется установлением экспертом в ходе исследования новых фактов и их профессиональной оценкой. Аргументируется тезис о том, что промежуточные факты есть фактическое основание заключения эксперта и в отрыве от вывода не могут использоваться в качестве доказательства.

Доказательственная сила заключения эксперта — как прямого или косвенного доказательства — определяется спецификой устанавливаемого при его помощи юридического факта и гносеологическими возможностями специального исследования. На основе анализа зако-

нодательства и доктрины отстаивается мнение о том, что заключение эксперта является личным и первоначальным доказательством.

Структура заключения эксперта и определение юридического значения вероятного заключения.

Структура заключения эксперта соответствует структуре специального исследования и отражает его особенности (формулирование и обоснование отправных научных положений, выбор методов, выявление и анализ промежуточных фактов, их профессиональная оценка- формулирование вывода). Соответственно выделяется фактическое основание выводов эксперта (выявленные экспертом факты, — меньшая посылка) и научное основание выводов (научные положения, — большая посылка). Структуру заключения эксперта составляют три части: вводная, исследовательская, выводы. Их анализ позволяет сделать вывод, что структура заключения отражает «логику открытия», присущую любой экспертизе. Полностью формализовать данный процесс невозможно, но возможно построение единой методологии как основы получения нового знания. Это представляется важным для последующего исследования и оценки судом заключения эксперта.

Выводы эксперта есть формула ответа на вопрос, которая приобретает значение информации-доказательства только при оценке заключения в целом — как развернутого, обоснованного ответа. Именно структура заключения отражает методологию поиска нового знания и является наиболее общим способом формализации вовне результатов этого поиска. Универсальность структуры заключения важна как элемент внутренней формы судебного доказательства, позволяющей

суду оценить заключение с точки зрения соответствия признакам судебного доказательства.

Логические формы вывода эксперта могут быть различны; с процессуальной точки зрения наиболее важным представляется их различение по степени категоричности — на категорические и вероятные. Оценка юридического значения вероятного заключения до сих пор остается спорной, несмотря на предпринятые исследования. На основе рассмотрения основных концепций автор аргументирует вывод о том, что в качестве косвенного доказательства может быть использован именно вероятный вывод эксперта (но не промежуточные факты в отрыве от вывода), требующий для своего формулирования применения специальных знаний.

В работе обосновывается тезис, что расширение возможностей специальных знаний требует учета степени вероятности выводов — в тех случаях, когда такая степень может быть исчислена математически. Оценивая степень вероятности, суд оценивает характер связи между искомым обстоятельством и выводом эксперта. Если, по мнению суда, такая степень позволяет установить причинно-следственную связь, то заключение эксперта может быть признано прямым доказательством.

Особенности исследования и оценки заключения эксперта судом.

Исследование и оценка заключения эксперта подчинены общим процессуальным правилам; вместе с тем, специфика формирования заключения обусловливает некоторые особенности. В работе акцентируется внимание на проблемах, не нашедших однозначного решения, именно: проверки и оценки обоснованности, достоверности за-

ключения эксперта, допустимости примененных им методик — с точки зрения прав человека.

Как способ проверки заключения рассматривается повторная экспертиза, назначаемая при несогласии суда с заключением эксперта в виду его необоснованности или противоречия заключениям других экспертов (ч. 2 ст. 181 ГПК РСФСР). Проверяя научную обоснованность, суд не обязан оценивать заключение с точки зрения специальных знаний. Необоснованным может быть признано заключение, в котором, по мнению суда, не приведено достаточных доказательств в основание сделанного экспертом вывода; отсутствуют фактическое или научное основания либо имеются иные пороки структуры. В работе анализируется соотношение функций суда и эксперта (при проведении повторной экспертизы) — по поводу оценки результатов первоначальной экспертизы. Процессуальную оценку дает только суд. Эксперт, производящий повторную экспертизу, компетентен давать профессиональную оценку правильности установленных специальных фактов, что является составной частью применения специальных знаний.

В работе исследуются особенности дополнительной экспертизы, назначаемой в случаях, когда достоверность заключения эксперта не оспаривается, но суд приходит к выводу о недостаточной ясности или неполноте заключения (ч. 1 ст. 180 ГПК РСФСР). Аргументируется тезис, что проведение дополнительной экспертизы не исключает новых исследований, но они носят дополняющий характер. Если исследования не требуется, то неясность заключения может быть восполнена допросом эксперта. Если неполнота заключения выражается в непроведении экспертом всех необходимых исследований, что по-

влекло сомнение в правильности вывода, то речь идет о необоснованности заключения и, как следствие, — назначении повторной экспертизы.

Судебная оценка экспертного заключения — завершающий этап деятельности по конституированию заключения как судебного доказательства. Основу оценки составляет мыслительная деятельность суда; процессуальным законом (ст. 56, 78 ГПК РСФСР) опосредуются принципы оценки. В ст. 56 ГПК РСФСР (в ред. Федерального закона РФ от 27. 10 (30. 11) 1995 г .) сохранены два принципа: 1) внутреннее убеждение судей; 2) непредустановленность доказательств (принцип свободной оценки), — они в полной мере распространяются и на заключение эксперта.

Оценка судом заключения эксперта имеет два «уровня»:

1) анализ структуры и содержания заключения с точки зрения соответствия его юридическому, гносеологическому и этическому критериям;

2) сопоставление выводов эксперта с другими доказательствами по делу и определение соответствия выводов другим доказательствам.

Подчеркивается, что оценка соответствия юридическому критерию означает не только проверку соответствия требованиям гражданско-процессуальной формы, но и правовым предписаниям, гарантирующим права человека. Последний аспект ранее не изучался.

Оценка соответствия экспертного заключения гносеологическому критерию означает оценку научной обоснованности и достоверности выводов эксперта, оценку качества и полноты проведенного исследования. Научная обоснованность, надежность примененных экспертом методов рассматриваются как элементы достоверности заключения. В

работе выработаны критерии оценки допустимости специальных методов, которые позволили бы верно оценить обоснованность заключения в целом. Это важно и с точки зрения обеспечения прав человека в процессе.

В качестве критериев формулируются следующие положения:

1) действительная необходимость исследования для каждого отдельного случая;

2) принцип добровольности проведения исследования в отношении субъекта процесса;

3) принцип установления пределов исследования в соответствии с каждой специальной целью и индивидуальной необходимостью (потребностью) исследования;

4) эксперт в своем исследовании ограничен пределами, очерченными судом;

5) испытуемый имеет право на нераспространение сведений, полученных в ходе и в результате экспертного исследования;

6) испытуемому должны быть гарантированы безопасные методы проведения специального исследования.

IV. Теоретико-практические проблемы использования отдельных видов экспертиз в гражданском процессе.

Исследование специфики экспертиз, назначаемых в отношении субъекта процесса, представляется важным при разработке системы процессуальных гарантий прав человека, позволяет на специальном материале вскрыть доказательственную значимость результатов специального исследования применительно к различным категориям гражданских дел.

Экспертизы крови и иных выделений человека наиболее часто используются при рассмотрении судом дел об установлении или оспаривании отцовства (материнства). Для проведения экспертного исследования у ребенка и родителей (в том числе — предполагаемого родителя) необходимо взять образцы крови, которые затем передаются эксперту для изучения. Это- процессуальное действие, которое нуждается в урегулировании, равно как и гарантии участвующих в деле лиц.

В работе анализируются доказательственное значение результатов экспертизы крови- с учетом природы подлежащего установлению юридического факта и гносеологических возможностей специального исследования.

Доказательственное значение результатов экспертизы крови, иных выделений человека основывается на механизме наследования и передачи групп и типов крови, других явлений выделительства от родителей к детям. Общий принцип заключается в том, что ребенку от родителей могут передаваться лишь определенные свойства. Но поскольку изучаются именно групповые свойства, то экспертиза может исключить, но не подтвердить происхождение ребенка от определенного лица. Данный тезис подтверждается изучением специальных методов.

Генетическая (геномная) экспертиза — новый вид исследования, имеющий большие перспективы. Для судебной практики ее результаты — в качестве прямого доказательства положительного факта — важны при установлении отцовства (ст. 49 СК РФ). Заключение эксперта-генетика способно подтвердить факт происхождения ребенка от кон-

кретных лиц, ибо генетическая экспертиза основывается на механизме передачи определенных наследственных признаков и позволяет выявить индивидуальные, а не групповые, свойства.

Данный тезис обосновывается раскрытием основных методов генетического анализа: картирования генов и их клонирования. Экспериментальными исследованиями в области генетики подтверждено получение фрагментов ДНК из отдельных митотических хромосом с сохранением информации об их внутрихромосомном расположении и ориентации, что позволяет индивидуализировать генетические свойства человека. Поэтому по генотипу родителей возможно точное определение комбинации аминокислот ДНК у детей, а по генотипу ребенка и одного из родителей — установить факт происхождения от второго (предполагаемого) родителя.

Медицинская экспертиза приобретает особую актуальность при рассмотрении судом дел, связанных с возмещением вреда, причиненного здоровью, жизни граждан (дела о возмещении вреда, причиненного здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей; дела о возмещении вреда, причиненного здоровью гражданина организацией, с которой он не состоит в трудовых отношениях; дела о возмещении вреда, причиненного другим гражданином (возникающие из деликатных правоотношений); дела об увеличении или уменьшении размера присужденных сумм в возмещение вреда при изменении степени утраты трудоспособности; дела о присуждении платежей в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, на новый срок после медицинского переосвидетельствования).

В работе анализируются нормы ГК РФ (ст. 1084-1094), Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, положения Федерального закона РФ от 24 ноября 1995 г . «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ о возмещении работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей», Правила производства судебно-медицинских экспертиз и другие нормативные акты. Обосновывается тезис, что объективной основой для использования специальных медицинских знаний при рассмотрении в суде дел о возмещении вреда, причиненного здоровью, определяется характером юридических фактов, подлежащих выявлению в суде и входящих в предмет доказывания сторон.

Специальные медицинские знания могут быть использованы для получения доказательств, подтверждающих: а) наличие вреда, причиненного здоровью (травма, иные патологии, профессиональное заболевание и т. д.); б) причинную связь между установленным заболеванием, иным повреждением здоровья и действием ответчика; в) степень утраты профессиональной или общей трудоспособности; г) степень уменьшения/увеличения трудоспособности при длящихся последствиях повреждения здоровья. Перечисленные обстоятельства устанавливает суд; эксперт выявляет медицинские критерии, но не юридические факты.

Аргументируется положение, что заключение медико-социальной экспертизы (ранее — акт ВТЭК) не исключает назначения судебно-медицинской экспертизы, если у суда имеются к тому основания или по ходатайству потерпевшей стороны (чаще — истца в процессе), не

согласной с результатами такой экспертизы. Делается вывод, что направление на экспертизу лиц — субъектов процесса, порядок направления должны быть урегулированы процессуальным законом.

Психиатрическая экспертиза занимает самостоятельный статус в системе экспертных исследований, что обусловлено ее специфическим предметом и методами и подтверждается ст. 52 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

В работе определяются критерии использования специальных психиатрических знаний и примерный круг гражданских дел, при рассмотрении которых заключение эксперта-психиатра является доказательством. К их числу относятся: дела о признании гражданина недееспособным (заключение эксперта в силу ст. 260 ГПК РСФСР выступает обязательным доказательством); дела об ограничении родительских прав, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка — вследствие психического расстройства родителей (одного из них); дела о расторжении брака, когда сохранение семьи невозможно в виду психического расстройства одного из супругов; дела о признании брака недействительным, если согласие на его заключение дано лицом, которое в силу болезненного состояния не могло отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, а по выздоровлении не продолжило супружеских отношений.

Особое внимание уделяется разграничению психиатрического и психологического критериев, что важно для правильного выбора и назначения экспертизы при рассмотрении дел, квалифицируемых по ст. 177 ГК РФ, 1078 ГК РФ. По мнению автора, указанные нормы содержат психологический критерий; при наличии у суда обоснованно-

го сомнения в психическом здоровье лица в момент совершения сделки или деликта следует назначать психолого-психиатрическую экспертизу.

Выявление информации, связанной с психическим здоровьем, должно соответствовать требованиям закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». В работе освещаются проблемы, связанные с гарантиями прав личности при производстве судебно-психиатрической экспертизы, предлагается их нормативное решение. В частности, направление на экспертизу по общему правилу допустимо только с согласия предполагаемого испытуемого (исключения возможны в силу прямого указания закона- ст. 260 ГПК РСФСР).

Специальное исследование проблем психологической экспертизы в гражданском процессе предпринято автором в целом ряде работ (см. список опубликованных работ по теме диссертации). Задача настоящего параграфа — показать отличительные черты данного вида экспертизы как нового для судебной практики, сделать выводы о доказательственном значении заключения эксперта-психолога, что особенно актуально с учетом активного использования результатов этой экспертизы в гражданском процессе зарубежных стран (например, Германии, Франции).

На основе анализа объекта, частных предметов, методов психологической экспертизы, а также выявления форм включения психологических элементов в нормы материального права обосновывается тезис о возможности использования заключения эксперта-психолога

в качестве доказательства по следующим категориям гражданских дел: о признании недействительными сделок с пороками воли (ст. ст. 177, 178, 179 ГК РФ); о возмещении вреда, причиненного дееспособным гражданином, но не способном (в момент причинения вреда) понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 1078 ГК РФ); о возмещении вреда (ст. 1079 ГК РФ) и в случаях, когда необходимо выяснить, не действовало ли лицо при условиях, указанных в ст. 1078 ГК РФ (отграничение составов правонарушений); споров о праве на воспитание детей (ст. ст. 65, 66, 67, 68, 69, 72, 73, 76, 140-141 СК РФ). Данный перечень — не исчерпывающий.

Формулируются виды психологических экспертиз (по критерию частного предмета), которые могут найти применение в гражданском процессе (экспертиза эмоциональных состояний; экспертиза способности в полной мере осознавать фактическое содержание действий и в полной мере сознательно руководить ими; экспертиза способности правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, запоминать информацию о них и способности правильно в речевой форме воспроизводить информацию; экспертиза по выявлению личностных особенностей; экспертиза выполнения человеком профессиональных функций в области управления современной техникой; экспертиза по выявлению иерархии и содержания основных мотивационных линий личности).

Обосновывается доказательственное значение результатов психологической экспертизы применительно к различным категориям гражданских дел.

Исследование проблем судебной экспертизы позволяет на уровне отдельного института проследить некоторые общие закономерности развития гражданского процесса.

1. Основное социальное назначение гражданского процесса как формы осуществления правосудия выражается в его гарантирующей функции. Судебная защита, понимаемая как процесс и как результат процесса, есть государственная гарантия надлежащего осуществления субъективного права в случае деформации способности последнего к реализации в рамках регулятивных материально-правовых отношений. Достижение оптимальности судебной защиты предполагает системное, внутренне согласованное функционирование всех институтов гражданского процессуального права.

2. Унификация гражданско-процессуальной формы и одновременно — тенденция к признанию необходимости системы различных судебных процедур обусловлены усилением диспозитивных и состязательных начал, обеспечением эффективного механизма защиты. Совершенствование института судебной экспертизы, иных форм использования специальных знаний в гражданском процессе предполагает учет современных тенденций гражданского процессуального права и закономерностей развития отдельных отраслей специальных знаний.

3. Необходимо создание процессуального механизма защиты и гарантий конституционных прав личности (в том числе не являющихся объектом защиты в данном процессе). Преломление данного аспекта применительно к институту судебной экспертизы, иным формам использования специальных знаний видится в усилении процессуальных гарантий прав личности (при назначении и производстве экспертизы, осуществлении судебного эксперимента, получении информации при помощи преобразующих технологий, совершении процессуальных действий с участием специалиста).

4. Усиление принципа состязательности гражданского процесса требует переосмысления процессуальной регламентации форм использования специальных знаний для достижения целей правосудия, в том числе — судебной экспертизы. Инициирование судебной экспертизы, выбор эксперта, формирование объектов экспертизы — на всех названных этапах представляется возможным больший учет волеизъявления сторон. Использование результатов несудебной экспертизы, а в этом контексте — и состязание экспертов, должны получить законодательное основание.

5. Изучение проблем судебной экспертизы позволяет сделать выводы относительно совершенствования доказательственного права в гражданском судопроизводстве России (конкретные предложения сформулированы в приложении к настоящей работе и охватывают доказывание и доказательства в целом). В качестве системообразующего фактора автором рассматривается гарантирующая функция гражданского процесса, преломленная через различные формы реализации принципов состязательности и диспозитивности, общеправового принципа соблюдения прав человека.

С точки зрения указанных аспектов в заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования применительно к институту судебной экспертизы и иным формам специальных знаний, используемых в гражданском процессе.

Приложение к диссертации состоит из разработанного автором проекта раздела ГПК РФ «Доказательства и доказывание».

Список опубликованных работ по теме диссертации

1. Книги и брошюры

1. Зачем суду психолог? — М.: Знание, 1990. (5.0 п. л.)

2. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе: (проблемы теории и практики). — Красноярск: Изд-во КрасГУ, 1990. (8.0 п. л.)

3. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. — Красноярск: Изд-во КрасГУ, 1996. (8.5 п. л.)

4. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. — М.: Юристь, 1997. (8.5 п. л.)

5. Экспертиза в суде по гражданским делам — М.: БЕК, 1997. (17.5 п. л.)

2. Научные статьи и тезисы

1. О судебно-психологической экспертизе в гражданском процессе // Актуальные вопросы государства и права: Сб. науч. статей и тез — Томск: Изд-во ТГУ, 1984. (0.3 п. л.)

2. О критериях и предпосылках использования психологической экспертизы в гражданском процессе // Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве: Межвуз. сб. науч. тр. — Свердловск, 1984. (0.5 п. л).

3. О психологической экспертизе в гражданском судопроизводстве // Тез. докл. на теорет. конф. аспирантов ИГПАН и юрид. фак-та МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва, [15-16 июня 1984 г .]-М.: ИГПАН, 1984. (0.2 п. л.)

4. К разработке теоретических основ психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве // Тез. докл. на теорет. конф. аспирантов ИГПАН и юрид. фак-та МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва, [14-15 июня 1985 г .] -М.: ИГПАН, 1985. (0.2 п. л.)

5. Психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве: проблемы и перспективы // Совершенствование законодательства о суде и правосудии: Сб. науч. статей. — М.: ИГПАН, 1985. (0.5 п. л.)

6. Особенности процессуальных гарантий прав личности при производстве судебно-психологической экспертизы по гражданским делам // Тез. докл. на теорет. конф. аспирантов ИГПАН и юрид. фак-та МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва, [23-24 декаб. 1985 г .] — М.: ИГПАН, 1985. (0.2 п. л.)

7. Об использовании психологической экспертизы в зарубежном судопроизводстве // Сов. государство и право. 1986. №3. (0.5 п. л.)

8. Судебно-психологическая экспертиза по делам, возникающим из обязательственных правоотношений // Тез. докл. на теорет. конф. аспирантов ИГПАН и юрид. фак-та МГУ им. М. В. Ломоносова, г. Москва, [20-22 июня 1996 г .] — М.:ИГПАН, 1986. (0.3 п. л.)

9. Урегулирование производства судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе // Правоведение. 1986. №4. (0.5 п. л.)

10. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве: (сделки с пороками воли) // Психологический журнал. 1986. Т. 7. № 4. (0.5 п. л.)

11. Усиление гарантий прав личности и психологическая экспертиза в советском правосудии // Социалистическое самоуправление

народа и укрепление законности в общенародном государстве: Меж-вуз. сб. науч. тр. — Красноярск, 1989. (0.5 п. л.)

12. Реформа советской политической системы: Начало пути. — Красноярск, 1989. (1.6 п. л.)

13. Юридическое значение неосознаваемых психических феноменов в зарубежном правосудии // Проблемы правоведения в современный период: Сб. тез. докл. науч. -практ. конф. г. Томск, [24-25 янв. 1990 г .] -Томск: Изд-во ТГУ, 1990. (0.2 п. л.)

14. О некоторых направлениях развития психологической экспертизы в зарубежном судопроизводстве // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике: Сб. тез. докл. науч. -практ. конф. г. Барнаул, [28-29 октяб. 1991 г .] — Барнаул, 1991. (0.2 п. л.)

15. О совершенствовании гражданского процессуального законодательства // Проблемы обеспечения законности в механизме правоприменения: Сб. тез. докл. науч. -практ. конф. г. Волгоград, [22-23 марта 1991 г .] -Волгоград, 1991. (0.2 п. л.)

16. Свобода и ответственность // Конституция (Основной закон) РСФСР: Проект, комментарии, замечания. — Красноярск, 1991. (0.5 п. л.)

17. Основы гражданско-процессуального законодательства Союза ССР и республик: Инициативный проект (в соавторстве) // Сов. государство и право. 1991. № 6. (0.5 п. л.)

18. О структуре будущего Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации // Судебная власть: Надежды и реальность: Сб. науч. статей. — М.: ИГПАН, 1993. (1.0 п. л.)

19. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе: (к разработке нового проекта ГПК РФ) // Государство и право. 1993. №7 (0.5 п. л.)

20. О реформировании гражданского процессуального права // Проблемы формирования и развития новой системы субъектов собственности в процессе реформирования российского общества: Тез. докл. XI краев, науч. -практ. сем. г. Красноярск, 14-15 октяб. 1993 г . — Красноярск, 1993. (0.2 п. л.)

21.0 некоторых проблемах гражданского процессуального права: (к вопросу о структуре курса) // Вопросы подготовки и переподготовки юридических кадров в условиях правовой реформы в России: Тез. докл. науч. -практ. конф. г. Красноярск, [23-24 февраля 1994 г .] -Красноярск, 1994. (0.2 п. л.)

22. Юридический процесс в цивилистике: реальность и проблемы // Современное российское общество: Осмысление прошлого, поиск достойного будущего: Тез. науч. -практ. конф. г. Красноярск, 15-16 марта 1995 г . — Красноярск, 1995. (0.5 п. л.)

23. О роли процессуального права в становлении гражданского общества в России // Проблемы становления гражданского общества в России: Тез. докл. и материалы науч. -практ. конф. г. Красноярск, 25-26 апр. 1996 г . — Красноярск, 1996. (0.5 п. л.)

24. Обеспечение прав личности в гражданском процессе: (некоторые аспекты) // Проблемы реализации и защиты субъективных прав в условиях правовой реформы: Сб. науч. тр. — Красноярск, 1996. (0.6 п. л.)

25. Реформа цивилистического процесса: Проблемы и перспективы // Государство и право. 1997. № 9. (0.75 п. л.)

26. О гарантиях судебной защиты по гражданским делам: Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства // Правовая реформа в России и зарубежный опыт: Межвуз. сб. науч. статей. — Красноярск, 1998. (0.6 п. л.)

27. Частное и публичное в цивилистическом процессе // Реализация гражданских прав в условиях меняющейся правовой действительности: Сб. науч. тр. — Красноярск, 1998. (1.0 п. л.)

28. Проект ГПК РФ: нерешенные проблемы // Реформа гражданской юрисдикции: Сб. науч. статей. — Екатеринбург, 1998. (1.0 п. л. – в печати).

29. Публичный интерес- предмет судебной защиты? // Реформа гражданской юрисдикции: Сб. науч. статей. — Екатеринбург, 1998. (0.7 п. л. — в печати).

30. Гражданское процессуальное право России: Перспективы развития // Государство и право. 1998. (в печати). (1.0 п. л.)

1. Общая характеристика работы. 3

2. I. Судебная экспертиза как основная форма

использования специальных знаний

в гражданском процессе. 21

3. II Правовое регулирование

судебной экспертизы. 30

4. III. Заключение эксперта как судебное

5. IV.Теоретико-практические проблемы

использования отдельных видов судебных экспертиз в гражданском процессе. 46

6. Заключение. 52

7. Список опубликованных работ по теме

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Похожие статьи:

  • Какой нужен пакет документов для рвп Квоты на получение разрешения на временное проживание в России: распределение квот на РВП на 2019 год 15 ноября 2018 г. Премьер министр подписал распоряжение N 2496-р о распределении квот […]
  • Льготы родителям погибшим при исполнение Заполните анкету Опрос граждaн о качестве предоставления социальных услуг по вопросам оплаты труда бюджетников Положение о Министерстве Граждане, столкнувшиеся с фактами коррупции при […]
  • Ген доверенность куплю Генеральная доверенность на дом (в т.ч. на продажу) Доверенность на продажу дома Согласно 185 ст. ГК РФ, доверенность – это письменный документ, отданный первым лицом второму для […]
  • Усиленные алименты Алименты в 2018 году Эта статья устарела! Обо всех основных изменениях в порядке уплаты алиментов с 1 января 2019 года читайте в новой статье на нашем сайте: В России на протяжении […]
  • Договор перевода долга лизинг Налогообложение при переводе долга по договору лизинга Добрый день! Мы передаем права по договору лизинга новому лизингополучателю за 200 т.р.. У нас по Д76 счета "висит" 1 млн.руб. […]
  • Обществознание пособие для поступающих в вузы Обществознание. Клименко А.В., Румынина В.В. Учебное пособие для школьников старших классов и поступающих в вузы. 4-е изд., стереотип. — М.: Дрофа, 2004. — 480 с. Пособие предназначено […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.