Ст1221 ч2 коап рф судебная практика

Оглавление:

Статья 12.27. Невыполнение обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием

Статья 12.27. Невыполнение обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием

1. Невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа в размере одной тысячи рублей.

2. Оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до пятнадцати суток.

3. Невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Судебная практика и законодательство — КоАП РФ. Статья 12.27. Невыполнение обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Кусалиева А.Т. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 7 Ленинского района г. Астрахани от 05 августа 2016 года, решение судьи Ленинского районного суда г. Астрахани от 31 августа 2016 года и постановление заместителя председателя Астраханского областного суда от 24 ноября 2016 года, вынесенные в отношении Кусалиева А.Т. (далее — Кусалиев А.Т.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Аникина А.Е. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 3 г. Заречного Пензенской области от 21 сентября 2016 года, решение судьи Зареченского городского суда Пензенской области от 02 ноября 2016 года и постановление председателя Пензенского областного суда от 12 января 2017 года, вынесенные в отношении Аникина А.Е. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Тагирова И.Ф. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 2 по Авиастроительному судебному району г. Казани от 19 мая 2016 г., решение судьи Авиастроительного районного суда г. Казани от 17 июня 2016 г. и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 3 октября 2016 г., вынесенные в отношении Тагирова И.Ф. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 8 Беловского городского судебного района Кемеровской области от 3 августа 2015 г. Кузьмин М.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 8 месяцев за то, что он в указанные выше время и месте не выполнил требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Калимуллина Ф.Р. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 1 по Буинскому судебному району Республики Татарстан от 21 января 2016 года, решение судьи Буинского городского суда Республики Татарстан от 21 марта 2016 года и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 23 мая 2016 года, вынесенные в отношении Калимуллина Ф.Р. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Елецкого В.Ф. на постановление судьи Хорошевского районного суда г. Москвы от 22 июня 2015 г. N 5-1185/15, постановление заместителя председателя Московского городского суда от 27 мая 2016 г. N 4а-1474/2016 и решение судьи Московского городского суда от 2 августа 2016 г. N 7-7047/16, вынесенные в отношении Елецкого В.Ф. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Трухачева Р.Е. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 69 Пролетарского судебного района г. Тулы от 18 марта 2016 г., решение судьи Пролетарского районного суда г. Тулы от 5 мая 2016 г. и постановление заместителя председателя Тульского областного суда от 30 июня 2016 г., вынесенные в отношении Трухачева Р.Е. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу защитника Липатникова А.А., действующего на основании ордера и доверенности в интересах Васильева Ф.К., на вступившие в законную силу постановление судьи Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 18 декабря 2015 г., решение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 7 июля 2016 г., вынесенные в отношении Васильева Ф.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Зерновой Н.А. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 4 Выксунского судебного района Нижегородской области от 23 октября 2015 г. и постановление заместителя председателя Нижегородского областного суда от 29 февраля 2016 г., вынесенные в отношении Зерновой Н.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Арсланова Р.Р. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 1 по Московскому судебному району города Казани от 06.05.2016 N 5/1-264/16, решение судьи Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 31.05.2016 N 12-389/2016 и постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Татарстан от 31.08.2016 N п4а-958м, вынесенные в отношении Арсланова Р.Р. (далее — Арсланов Р.Р.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

11. Часть 1 статьи 12.27 КоАП РФ устанавливает ответственность за невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных пунктами 2.5, 2.6, 2.6.1 ПДД, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 названной статьи.

в) о лишении прав управления транспортными средствами, за исключением трактора, самоходной машины (в соответствии со ст. 12.8, 12.9, 12.10, 12.15, 12.17, 12.24, 12.26, 12.27 КоАП РФ) — соответствующими органами внутренних дел (органами государственной инспекции безопасности дорожного движения);

3.1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривая применение административного ареста за грубые нарушения общественного порядка, злостные посягательства на общественную безопасность, порядок управления (статьи 6.8, 6.12, 12.27, 17.3, 19.24, 20.1, 20.3, 20.25 и др.), допускает возможность избрания альтернативного наказания (штрафа) в соответствии с санкцией конкретной статьи (кроме части 2 статьи 20.25), что позволяет суду назначать арест действительно лишь в исключительных случаях, когда только применением ареста могут быть достигнуты цели административного наказания. Судья, рассматривающий дело, обязан дать оценку всем обстоятельствам совершенного правонарушения, назначить наказание, исходя из тяжести содеянного, личности виновного и иных обстоятельств, и в силу части 2 статьи 4.2 может признать смягчающими обстоятельства, не указанные в Кодексе, в том числе такое, как самостоятельное воспитание отцом детей в возрасте до 14 лет.

«41. В соответствии со статьей 28.8 Кодекса протоколы об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена частью 4 статьи 12.2, частями 1 и 2 статьи 12.4, частями 3 — 6 статьи 12.5, частью 2 статьи 12.7, статьей 12.8, частью 3 статьи 12.10, частью 4 статьи 12.15, статьей 12.26, частями 2 и 3 статьи 12.27, частью 1 статьи 19.5 Кодекса, направляются судье в течение трех суток с момента составления протокола об административном правонарушении.

Кроме того, Постановлением судьи Вологодского городского суда от 29 октября 2003 года, оставленным без изменения решением судьи Вологодского областного суда от 12 февраля 2004 года, А.И. Маслов привлечен к административной ответственности в виде штрафа в соответствии с частью 2 статьи 12.27 КоАП Российской Федерации за оставление, в нарушение Правил дорожного движения, места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся. 3 марта 2004 года заявление А.И. Маслова о пересмотре Постановления от 29 октября 2003 года по вновь открывшимся обстоятельствам возвращено судьей Вологодского городского суда, поскольку такой порядок пересмотра вступивших в законную силу постановлений законодательством не предусмотрен. Заявителю также было разъяснено, что в соответствии со статьей 30.11 КоАП Российской Федерации вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении может быть опротестовано только прокурором субъекта Российской Федерации и его заместителями, Генеральным прокурором Российской Федерации и его заместителями. Аналогичное разъяснение дано А.И. Маслову 18 мая 2004 года исполняющим обязанности заместителя председателя Вологодского областного суда при возвращении надзорной жалобы без рассмотрения.

1. Постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Калининского административно-территориального округа города Тюмени от 23 сентября 2009 года, оставленным без изменения вышестоящим судом, гражданин О.А. Криводанов был лишен права управления транспортным средством на один год за совершение предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП Российской Федерации административного правонарушения, выразившегося в том, что 18 сентября 2009 года, двигаясь по территории автостоянки задним ходом на автомобиле «Форд Фиеста», он совершил наезд на другой автомобиль и в нарушение пункта 2.5 Правил дорожного движения Российской Федерации самовольно скрылся с места дорожно-транспортного происшествия.

Если все условия для возможности упрощенного оформления ДТП выполнены и водители приняли решение о самостоятельном оформлении ДТП без участия Госавтоинспекции, то водители вправе покинуть место ДТП, заполнив Извещение о ДТП в соответствии с требованиями, установленными Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными положением Банка России от 19 сентября 2014 г. N 431-П. Это допускается пунктом 2.6.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090. Соответственно, наличие у водителя, оставившего место ДТП, Извещения о ДТП, полностью оформленного в строгом соответствии с установленными требованиями, не может рассматриваться как невыполнение обязанностей в связи с ДТП, ответственность за которое предусмотрена статьей 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ.

41. В соответствии со статьей 28.8 Кодекса протоколы об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена частью 4 статьи 12.2, частями 1 и 2 статьи 12.4, частями 3 — 6 статьи 12.5, частью 2 статьи 12.7, статьей 12.8, частью 3 статьи 12.10, частью 4 статьи 12.15, статьей 12.26, частями 2 и 3 статьи 12.27, частью 1 статьи 19.5 Кодекса, направляются судье в течение трех суток с момента составления протокола об административном правонарушении.

Смотрите еще:  Последний приказ министерства здравоохранения

в) о лишении прав управления транспортными средствами, за исключением трактора, самоходной машины (в соответствии со ст. 12.8, 12.9, 12.10, 12.15, 12.17, 12.24, 12.26, 12.27 КоАП РФ) — соответствующими органами внутренних дел (органами государственной инспекции безопасности дорожного движения);

Административно-деликтные правоотношения при применении статьи 14.43 КоАП РФ (Калинина Л.Е.)

Дата размещения статьи: 18.05.2015

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [1] (далее — КоАП РФ), действующий с 2003 г. и изменяемый с завидным постоянством, в современных условиях представляет собой не кодифицированный источник права, а нагромождение несобранных, экономически не просчитанных, а также зачастую недействующих норм. Кроме того, отсылочный характер норм предполагает использование законодательства, определяющего позитивное правовое регулирование. Вопрос заключается лишь в том, четко ли определено такое регулирование и соответствуют ли нормы негативного права принципам соразмерности и справедливости?

Поводом для размышлений явилась практическая реализация ст. 14.43 КоАП РФ. Анализ судебной практики позволяет сделать следующий вывод: конструкция данной нормы имеет смежные составы, что требует конкретизации при привлечении к административной ответственности. Однако вопросов здесь больше, чем ответов.

Составы ст. ст. 14.43 — 14.46 КоАП РФ ввели административную ответственность за нарушение технических регламентов. Нормативной основой технических регламентов стал Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон о техническом регулировании). Сложность данного Закона заключается в том, что его принятие было связано с отказом от системы стандартизации, действующей в Российской Федерации и полученной в наследство от СССР. Не вдаваясь в подробности, можно коротко сформулировать различия: стандарты содержали перечень обязательных требований к продукции и не акцентировались на критериях разграничения таких требований. Закон о техническом регулировании выделил для продукции критерий безопасности, отделив его от качества. Пока нормы законодательства о техническом регулировании существовали только для определения позитивного регулирования, для субъектов предпринимательской деятельности все было непонятно, но не страшно. С введением административной ответственности непонятным все так и осталось, к тому же стало страшным.

Дело в том, что вопросы безопасности в российском законодательстве регулируются не только нормами технического регулирования. Так, Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» закрепляет требование об отсутствии вредного воздействия (ст. 1). Меры по предотвращению распространения вредных организмов определяются Федеральным законом от 15 июля 2000 г. N 99-ФЗ «О карантине растений» ; о ветеринарной безопасности говорится в Приказе Минсельхоза России N 542, ФТС России N 2013 от 5 ноября 2009 г. «О ветеринарно-санитарных требованиях к складам временного хранения и таможенным складам» ; о безопасных продуктах животноводства говорится в Законе РФ от 14 мая 1993 г. N 4979-1 «О ветеринарии» ; обеспечение пожарной безопасности устанавливается Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности».

СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3008.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. N 3.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 24. Ст. 857.

Состав административного правонарушения, сконструированный в ст. 14.43 КоАП РФ, не включает нарушение требований безопасности всех представленных законов, за исключением первого — Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ. Таким образом, в качестве специальных норм по отношению к ст. 14.43 были определены ст. ст. 9.4, 10.3, 10.6, 10.8, ч. 2 ст. 11.21, ст. ст. 14.37, 14.44, 14.46, 20.4 КоАП РФ, но осталась неразграниченной ст. 6.3 КоАП РФ. К тому же состав вводился с опережающим регулированием, так как база технических регламентов полностью не сформирована — «Нарушение. или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований». Это «или» можно расширить на санитарные нормы, которые устанавливают обязательные требования. Сложными в разграничении являются гигиенические требования безопасности, которые регулируются нормами санитарно-эпидемиологического законодательства. К тому же, согласно примечанию к ст. 14.43 КоАП РФ, под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями в ст. ст. 14.43, 14.47 КоАП РФ понимаются обязательные требования, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 г., а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с п. п. 1, 1.1, 6.2 ст. 46 Федерального закона о техническом регулировании. Таким образом, примечание подвело под объективную сторону и санитарно-гигиенические требования. Однако никто не определил, какая часть требований является нарушением ст. 6.3 КоАП РФ, а какая — ст. 14.43. Это привело к тому, что за одно и то же действие в одном случае привлекают к ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ, а в другом — по ст. 14.43 КоАП РФ .

См., например: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2012 г. N 15АП-10246/2012 по делу N А53-21710/2012 (по ст. 6.3 КоАП РФ) и Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2012 г. по делу N А39-1148/2012 (по ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».

В качестве примера правонарушения можно рассмотреть отсутствие производственного контроля. Для начала следует определиться, нормами какого законодательства закреплен производственный контроль, — как минимум для того, чтобы определить объективную сторону правонарушения.

Сопоставление норм позволяет отметить, что один закон регулирует качество как потребительскую категорию, т.е. отношения возникают в предпринимательской деятельности, а второй закон относится к санитарному законодательству на бытовом уровне — регулирует нормы чистоты. Однако при практическом применении норм о производственном контроле происходит некорректное смешение норм, в результате которых при квалификации правонарушения санитарный производственный контроль подменяет производственный контроль качества . Причину здесь тоже выявить достаточно просто: после принятия закона о качестве логично было бы далее развивать данную группу законодательства, однако этого не произошло. Тем временем при отсутствии ГОСТов, которые содержали микробиологические требования к произведенной продукции, именно санитарными нормами восполнили данный пробел (введя такое понятие, как гигиеническая безопасность), но в гипертрофированной форме, устанавливая санитарными правилами расширенный круг требований. Проблема здесь в одном: под ГОСТами существовало научное обоснование, а к нормам санитарных правил, утвержденных постановлениями государственных санитарных врачей, очень много вопросов по их обоснованности. Почему в санитарных правилах закреплены, например, нормы по организации торговли, никак не связанные с санитарией: «При хранении пищевых продуктов должны соблюдаться правила товарного соседства, нормы складирования. Продукты, имеющие специфический запах (сельди, специи и т.п.), должны храниться отдельно от продуктов, воспринимающих запахи» (п. 7.6 СП 2.3.6.1066-01.2.3.5.) ? Закрепление данной нормы в санитарных правилах приводит к тому, что субъекта предпринимательской деятельности привлекают к ответственности по ст. 14.43 КоАП РФ , а не ст. 14.15 КоАП РФ.

См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского от 30 мая 2013 г. по делу N А43-22852/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. N 41.

Постановление ФАС Волго-Вятского от 26 августа 2013 г. по делу N А79-298/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

Итак, объективной стороной является отсутствие производственного контроля. Анализ арбитражной практики ст. 14.43 КоАП РФ позволил выделить в качестве объекта нарушение норм ст. 11 или ст. 15 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» . Здесь следует учитывать, что ст. 15 указанного Закона является общеправовой нормой, не закрепляющей никаких критериев, отсылающей к санитарно-эпидемиологическим требованиям (п. 2 ст. 15). Ее применение в качестве объекта вызывает трудности относительно конкретности деяния правонарушения.

См., например: Постановление ФАС Поволжского округа от 22 ноября 2012 г. по делу N А57-10885/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Таблица 1

Сопоставление норм Федеральных законов от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» и от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

ВС РФ: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется. В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности. Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД). За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г. № 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т. на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г. № 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения. Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала «Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД» в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому. Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства. К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

Смотрите еще:  Оформление прав на наследство цена

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г., постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П. также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ). Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18). И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция). В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка. Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г. № 5-157/2015).

Г. обжаловал это постановление в вышестоящие инстанции, но ни районный, ни областной суды не нашли оснований для его отмены (решение судьи Нолинского районного суда Кировской области от 23 июня 2015 г. № 12-2/19/2015, постановление заместителя председателя Кировского областного суда от 13 августа 2015 г. № 4А-252/2015).

Суды отметили, что факт допущенного Г. нарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколами об отстранении водителя от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, объяснениями врача и др.

Тогда Г. обратился в ВС РФ. В своей жалобе он настаивал на отмене этих актов – и Суд встал на его сторону (Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 10-АД16-7).

ВС РФ напомнил, что при применении мер административного принуждения важно не только наличие законных оснований для этого, но и соблюдение порядка привлечения лица к административной ответственности (ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ). По общему правилу, о совершении правонарушения составляется протокол (ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ). В нем указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы составившего его лица, сведения о нарушителе, данные о свидетелях и потерпевших, если таковые имеются, место и время совершения правонарушения и др. (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). При этом лицу должна быть предоставлена возможность ознакомиться с протоколом, а также дать объяснения и замечания по его содержанию (ч. 4 ст. 28.2 КоАП РФ). Составить протокол в отсутствие лица можно, только если оно было извещено об этом в установленном порядке (ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ). Эти же правила, отметил ВС РФ, касаются и внесения в протокол изменений (аналогичный правовой подход сформулирован в Постановлении ВС РФ от 30 мая 2016 г. № 5-АД16-25).

В суде инспектор ГИБДД подтвердил, что действительно внес в протокол об административном правонарушении изменения, заменив ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ («Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения») на ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ («Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения»). При этом он подчеркнул, что ознакомил Г. с правками.

Между тем водитель указал, что изменения были внесены в протокол в его отсутствие. Это же подтверждают и показания свидетеля В., проживающей совместно с ним. Она пояснила, что 6 апреля 2015 г. в вечернее время инспектор ГИБДД приходил к ним домой для того, чтобы ознакомить Г. с уже внесенными в протокол изменениями.

При этом в материалах дела нет данных о том, что Г. присутствовал при внесении в протокол изменений, а также о том, что его извещали о необходимости явиться в подразделение ГИБДД. Следовательно, сделал вывод ВС РФ, должностное лицо ГИБДД нарушило требования закона при внесении в протокол изменений.

На стадии подготовки дела к рассмотрению протокол, составленный с нарушением требований, нужно было вернуть составившему его должностному лицу для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ). Однако такая возможность была утрачена, поскольку возвращение протокола после начала рассмотрения дела законом не предусмотрено.

И так как использование доказательств, полученных с нарушением закона, не допускается, а лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном порядке (ст. 1.5, ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ), ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу в отношении Г.

Кассация проанализировала судейские ошибки при лишении автомобилистов водительских прав

Челябинский областной суд представил на своем сайте справку по результатам обобщения практики рассмотрения судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ (оставление водителем в нарушение ПДД места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся), утвержденную президиумом суда 5 августа 2015 года.

Как известно, правонарушение по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до 15 суток.

Областной суд отмечает, что обобщение выявило нарушения, допускаемые судьями при применении норм процессуального права, а также случаи неправильного применения норм материального права.

В качестве примеров приводится целый ряд дел. Так, постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи районного суда, К.Э.С. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.

Верховный суд возвращает водительские права – часть пятая

В пятую подборку решений Верховного суда в пользу водителей, лишенных прав, вошли пять дел. Отличительной чертой большинства из них является ухудшение положения водителей, которое допустили суды нижестоящих инстанций. Коллегия по административным делам Верховного суда РФ их исправила и разобралась в путанице с однофамильцем.

Первое исследование «дороже» второго

Т. Д., управляющего автомобилем, остановил поздно ночью сотрудник ДПС в поселке Жатай города Якутска в феврале 2015 года. По мнению инспектора, Т. Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствовали запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи и резкое изменение окраски кожных покровов лица. Т. Д. не согласился с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте и отправился на медицинское освидетельствование.

В акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 3 февраля 2015 года указано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Т. Д. составила в результате первого исследования – 0,102 мг/л, а в результате второго – 0,222 мг/л.

Мировой судья судебного участка № 49 г. Якутска Республики Саха (Якутия) решением от 4 июня 2015 года признала Т. Д. виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и назначила ему наказание в виде штрафа на сумму 30 000 рублей с лишением прав сроком на 1 год 6 месяцев.

Судья Якутского городского суда Илья Ефремов решением от 17 июля 2015 года и председатель Верховного суда Республики Саха (Якутия) Людмила Горева постановлением от 01 сентября 2015 года оставили акт мирового суда без изменений.

Т. Д. обжаловал решение в Верховный суд. Судья ВС Сергей Никифоров пришел к выводу, что суды предыдущих инстанций совершили ошибку, а именно – не учли то, что на основании ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В данном случае факт алкогольного опьянения у Т. Д. подлежит установлению по результатам первого исследования, которое показало 0,102 мг/л абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе водителя и не привысило допустимую цифру в 0,16 мг/л. ВС пояснил, что факт нахождения Т. Д. в состоянии опьянения нельзя считать установленным. Судья Никифоров постановил удовлетворить жалобу водителя, отменить решения всех предыдущих инстанций и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

Смотрите еще:  Частная собственность признается и защищается

Нельзя ухудшать положение водителя

В июле 2014 года дорожные инспекторы остановили автомобиль К. В. недалеко от деревни Сметанино Верховажского района Вологодской области. Сотрудники полиции обратили внимание, что у водителя присутствует запах алкоголя изо рта. От медицинского освидетельствования на состояние опьянения К. В. отказался.

Мировой судья Вологодской области по судебному участку № 51 своим постановлением от 29 октября 2014 года признал К. В. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оштрафовал его на 30 000 рублей и лишил права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

К. В. обжаловал решение в Междуреченский районный суд Вологодской области. Судья Виктор Решетов отменил постановление мирового суда и прекратил производство по делу об административном правонарушении за недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно было вынесено. В основу решения суда легли в том числе показания свидетелей и понятых.

С позицией районного судьи не согласился главный инспектор безопасности дорожного движения по Верховажскому району Вологодской области и обжаловал это решение в Вологодском областном суде. Дело попало к заместителю председателя Вологодского областного суда Ирине Осиповой. Рассмотрев жалобу главного инспектора, она пришла к выводу, что судья районного суда не учел должным образом следующие доказательства: протокол об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, письменные объяснения понятых, рапорт сотрудников ДПС и показания одного из них в суде.

По мнению Осиповой, для квалификации действий правонарушителя по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ главное правовое значение имеет отказ от медицинского освидетельствования, зафиксированный в протоколе уполномоченным лицом, а не факт нахождения лица в состоянии опьянения. Как поясняет судья, все представленные доказательства не получили оценки в совокупности, что повлекло неверный вывод районного суда.

Осипова своим постановлением от 24 апреля 2015 года решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области отменила, а дело вернула на новое рассмотрение мировому судье Вологодской области по судебному участку № 51. Мировой судья свое первоначальное решение повторил, а судья Междуреченского районного суда Вологодской области оставил его без изменений.

После этого К. В. обратился в Верховный Суд с просьбой об отмене постановления заместителя председателя Вологодского областного суда. Судья Сергей Никифоров, рассматривающий это дело, пояснил, что заместитель председателя Вологодского областного суда оставила без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, которая предусматривает невозможность изменения постановления по делу об административном правонарушении, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесен указанный акт.

Осипова, вынося свое решение, ссылалась на то, что судья районного суда допустил существенные процессуальные нарушения. Но Никифоров отдельно указал, что заместителем председателя Вологодского областного суда не приведены в акте конкретные выводы о том, почему вышеуказанные нарушения носили фундаментальный, принципиальный характер и могли повлиять на исход дела.

Таким образом, ВС постановил отменить решение заместителя председателя Вологодского областного суда от 24 апреля 2015 года, последующее постановление мирового судьи Вологодской области по судебному участку № 51 от 16 июня 2015 года и решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области от 22 июля 2015 года, а оставить без изменения итоговым – первоначальное апелляционное решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области.

А был ли водитель за рулем?

Похожий случай произошел в Кемеровской области. Мировой судья судебного участка № 1 Таштагольского района Кемеровской области решением от 28 апреля 2015 года признал Г. Д. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В качестве наказания водителю назначили штраф в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

Не согласившись с постановлением мирового судьи, Г. Д. подал на него жалобу в Таштагольский городской суд Кемеровской области. На заседании в Таштагольском городском суде факт нахождения Г. Д. в состоянии алкогольного опьянения им самим не оспаривался. Однако показания сотрудников ДПС, данные ими в суде, а также показания свидетелей, оглашенные в судебном заседании, свидетельствуют о том, что автомобиль Г. Д. находился в статичном состоянии: ни один из свидетелей на судебном заседании не сказал, что видел, как Г. Д. управлял транспортным средством в состоянии опьянения, а иных доказательств этому факту представлено не было. Председатель суда Алексей Страшников, основываясь на всем вышеизложенном, постановление мирового судьи отменил, а дело об административном правонарушении прекратил.

Начальник ОГИБДД ОМВД России по Таштагольскому району Кемеровской области подал жалобу в вышестоящую инстанцию на данное решение судьи городского суда.

Заявление попало к заместителю председателя Кемеровского областного суда Татьяне Булатовой. Она в ходе рассмотрения дела указала, что Страшников, отменяя постановление мирового судьи в связи с недоказанностью обстоятельств, опирался на недоказанность факта управления автомобилем Г. Д. в состоянии опьянения. Однако, как поясняет Булатова, судья городского суда не исследовал все имеющиеся по делу доказательства в совокупности и не дал надлежащую правовую оценку фактическим обстоятельствам совершения административного правонарушения. Таким образом, в Кемеровском областном суде решение судьи Таштагольского городского суда от 27 мая 2015 года постановили отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Дальнейшим решением другого судьи Таштагольского городского суда Кемеровской области – Марии Муравьевой – от 02 сентября 2015 года изначальное постановление мирового суда оставлено без изменения.

Тогда Г. Д. обратился за защитой своих прав в Верховный Суд. Как и в случае с предыдущим делом из Вологодской области, судья Сергей Никифоров указал на то, что в Кемеровском областном суде оставили без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, ведь ухудшение положения водителя тем более недопустимо при отмене состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных актов.

Никифоров удовлетворил жалобу Г. Д., отменил все предыдущие акты по делу и оставил без изменения решение судьи Страшникова Таштагольского городского суда Кемеровской области.

«Передал управление автомобилем знакомому»

Согласно протоколу сотрудника ДПС, составленного на А. С., тот управлял транспортным средством 14 января 2015 года с признаками опьянения – запахом алкоголя изо рта и нарушением речи. От прохождения медицинского освидетельствования А. С. отказался. Постановлением от 20 февраля 2015 года мировой судья судебного участка № 1 Ленинского района города Чебоксары Чувашской Республики прекратил производство по делу в отношении А. С. в связи с отсутствием состава правонарушения. В основу такого решения легло то обстоятельство, что автомобилем управлял не А. С., а его знакомый.

Тогда временно и. о. заместителя командира ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Чебоксары Чувашской Республики Микейкин А. обратился с жалобой на вышеуказанные акты в Верховный Суд Чувашской Республики.

Решением от 7 мая 2015 года заместитель председателя Верховного Суда Чувашской Республики Николай Филиппов оба акта предыдущих инстанций отменил, отправив дело мировому судье на новое рассмотрение.

И. о. мирового судьи уже другого судебного участка – № 3 Чебоксарского района Чувашской Республики – признал А. С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и назначил ему в виде наказания штраф на сумму 30 000 рублей с лишением водительских прав на 1 год 7 месяцев.

А. С. обратился в Чебоксарский районный суд Чувашской Республики с ходатайством о восстановлении срока обжалования, но судья Алла Егорова оставила его без рассмотрения. После этого водитель снова обратился в Верховный Суд Чувашской Республики – с жалобой на решение Егоровой. Актом судьи Верховного Суда Чувашской республики Максимовой определение Чебоксарского районного суда отменили, а дело возвратили на новое рассмотрение обратно в районный суд на стадию решения вопроса о принятии жалобы А. С. к производству.

А. С. решил обжаловать майское решение заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики в ВС. Жалоба водителя попала к судье Владимиру Меркулову, который, ознакомившись с материалами дела, установил, что Филиппов, отменив вступившие в силу судебные решения, ухудшил положение водителя. Но КоАП не предусматривает этого. Кроме того, из постановления заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики от 7 мая 2015 года не следует, что нижестоящие суды при рассмотрении дела допустили существенные нарушения, которые бы могли повлиять на исход дела.

Меркулов постановил все акты отменить, оставив без изменения изначальное постановление мирового судьи от 20 февраля 2015 года и решения Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 27 марта 2015 года.

Перепутали с однофамильцем

Постановлением и. о. мирового судьи судебного участка № 19 Камчатского края от 4 октября 2012 года водителя М. А. привлекли к административной ответственности за управлением автомобилем без установленных должным образом государственных регистрационных знаков. Заместитель председателя Камчатского краевого суда при рассмотрении 26 декабря 2013 года жалобы на решение первой инстанции с выводами мирового судьи согласился.

Дело в итоге дошло до ВС. Судья Сергей Никифоров, рассматривая жалобу М. А., обнаружил, что мировой судья не принял необходимых мер по установлению личности лица, в отношении которого ведется производство по делу. Оказалось, что правонарушение совершил однофамилец заявителя жалобы. Более того, у другого водителя совпадает не только фамилия, но еще имя, отчество и год рождения.

Обратившийся в Верховный Суд М. А. поясняет, что о вынесенном постановлении мирового суда узнал только в июне 2013 года. Путаница произошла, так как лицо, управлявшее 26 августа 2012 года автомобилем без государственных регистрационных знаков, не имело при себе документов, позволяющих установить его личность. Инспекторы внесли сведения в протокол об административном правонарушении на основании данных базы ГИБДД, где заявителя жалобы спутали с его однофамильцем. При этом в протоколе указаны адрес и номер мобильного телефона настоящего правонарушителя.

Заявитель жалобы в Верховный суд дополнительно поясняет, что полицейскими даже проводилась корректировка в базе УГИБДД УМВД России по Камчатскому краю из-за ошибочного использования его данных.

Судья Никифоров, разобравшись в этой путанице, постановил отменить решения и. о. мирового судьи и заместителя председателя Камчатского краевого суда и прекратить производство по делу М. А.

Похожие статьи:

  • Закон рф о государственной поддержке малого предпринимательства в российской федерации Федеральный закон Российской Федерации от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" Изменения и поправки Принят Государственной […]
  • Заявление на неполное рабочее время в период отпуска по уходу за ребенком Неполный рабочий день в отпуске по уходу за ребенком Подборка наиболее важных документов по запросу Неполный рабочий день в отпуске по уходу за ребенком (нормативно-правовые акты, формы, […]
  • Как оформить отзыв претензии Как правильно отозвать претензию? В некоторых случаях требуется отзыв претензии, осуществляется он в любое время, но только лицом, написавшим претензию. Для этого необходимо написать […]
  • Спор макарова Арбитраж корпоративных споров (О.А. Макарова, журнал "Журнал предпринимательского и корпоративного права", N 4, октябрь-декабрь 2016 г.) Арбитраж корпоративных споров доцент кафедры […]
  • Развод гобозовой Алиана Гобозова рассталась с мужем из-за проблем в постели Как призналась молодая женщина, они перестали спать вместе. Некоторое время назад Алиана разошлась с супругом, потому что между […]
  • Заявитель кто на гражданство Для получения российского гражданства теперь требуется справка о доходах за предшествующий год на территории страны Указом Президента РФ скорректировано Положение о порядке рассмотрения […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.