Ссср подписал договор о ненападении с германией

Оглавление:

Советско-германский договор о ненападении 1939 г., 23 августа

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ 1939 г. заключен 23 августа в Москве. Подписали со стороны СССР — В. М. Молотов, со стороны Германии — И. фон Риббентроп. (Известен как «Пакт Молотова — Риббентропа».) Заключен сроком на 10 лет и вступил в силу немедленно после подписания.

Стороны договорились воздерживаться от всякого насилия, агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, «как отдельно, так и совместно с др. державами». Гарантировалось, что в случае нападения какой-либо державы на одну из договаривающихся сторон другая сторона не будет поддерживать эту державу. Обе стороны обязывались не участвовать в каких-либо группировках держав, направленных прямо или косвенно против одной из договаривающихся стран.

К договору прилагался Секретный дополнительный протокол 1939 г. о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе.

Юридически договор утратил силу 22 июня 1941 г.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 477.

Зачем был нужен пакт Молотова — Риббентропа

В Москве на минувшей неделе прошло срезу несколько круглых столов и конференций, посвященных нашумевшему дипломатическому документу.

Сегодня и всю минувшую неделю в Москве во время круглых столов и на конференциях вспоминали дипломатический документ, оказавший такое влияние на судьбы мира, какое документы редко оказывают.

Ровно 70 лет назад, 23 августа 1939 года, министры иностранных дел Вячеслав Молотов и Иоахим фон Риббентроп подписали пакт, вошедший в историю под их именами. Хотя строго говоря, это не совсем верно — это был личный договор между Сталиным и Гитлером.

Суть прений этой недели такова: был ли Сталин прав, пойдя на договор с нацистами? Многие доказывают, что был, ибо пакт дал Советскому Союзу время лучше подготовиться к войне. Другие парируют: где же тогда результат этой подготовки? Ведь первые месяцы войны обернулись для СССР военной катастрофой.

А много лет трусливо скрываемое секретное приложение, растерзавшее Польшу и Прибалтику на германскую и советскую зоны, и вовсе облегчило задачу немцам. У будущих врагов появилась общая граница, и летом 1941 года все территории, отошедшие Москве, были оккупированы.

Корреспондент НТВ Антон Вольский разворошил архивы.

70 лет назад стены Кремля в первый и единственный раз услышали «Хайль Гитлер!» После подписания договора на торжественном приеме Сталин поднял тост за столь любимого всеми немцами фюрера. Немецкий министр вскинул руку и ответил привычным приветствием. Наступила мертвая тишина.

В тот вечер все были в прекрасном настроении, и каждый был уверен, что надул своего партнера по переговорам. Сталин, по воспоминаниям, воскликнул: «Обманул Гитлера!», а Гитлер чуть позже радовался, что теперь-то Советы у него в руках.

Фюрер хотел завоевать Польшу, что и сделал через неделю. Но он боялся заступничества Москвы, ведь у советской армии тогда было численное преимущество во всех видах вооружений. Германия продавливала соглашение о ненападении все лето, обещая Сталину полмира.

Сергей Кудряшов, шеф-редактор «Вестника архива президента РФ»: «Гитлер даже предложил Сталину значительно больше, чем советское руководство хотело: Варшавское и Люблинское воеводство. То есть Советскому Союзу могла отойти треть Польши. Сталин вначале согласился, а через два дня передумал и сказал, что заберет только исконно славянские территории».

Карту Европы перекроили сразу после подписания Договора о ненападении, но эту часть соглашения тут же засекретили. 50 лет советские историки утверждали, что никакого дополнительного протокола подписано не было и Сталин не участвовал в разделе Польши.

Матиас Уль, историк: «Немецкая сторона этого никогда не отрицала и даже использовала этот аргумент в Нюрнбергском процессе, чтобы показать, мол, не вся вина лежит на них. Но это, конечно, не подействовало. В германской истории это был давно известный факт».

Рассекреченные архивы показывают, что Сталин сам рисовал границу. Потом, войдя в азарт, расписался на будущей советской территории так, что его подпись протянулась от польского Радома до в то время польского же Ровно.

Сергей Кудряшов, шеф-редактор «Вестника архива президента РФ»: «Известен даже анекдотичный случай. Риббентроп просил увеличить границы в пользу Германии, потому что он хотел в лесах охотиться на оленей. И Сталин своей рукой ему тут подрисовал. Взамен граница была исправлена в другом случае в пользу Советского Союза».

Выгода Гитлера от этого соглашения очевидна, и тут у историков вопросов не возникает. Он добился, чего хотел — СССР не стал союзником Англии и Франции, даже присоединился вначале к захвату Польши. А вот мотивы Сталина и по сей день вызывают споры.

Вячеслав Никонов: «Как говорил мой дед Вячеслав Молотов, подписавший этот договор: „Если бы тогда, в августе 39-го , мы не получили двухлетнюю передышку, мы бы никогда не выиграли Вторую мировую войну. Ее исход мог бы быть совсем другой, причем не только для Советского Союза, но и для всего остального мира“».

Договор помог отсрочить войну — такова официальная версия советской и российской науки. Однако есть мнение, что, заключив мир, Сталин сам готовился напасть на Гитлера, считая, что начавшаяся война ослабит как Германию, так и Англию с Францией. И тогда империализму не устоять против Красной армии.

Вячеслав Молотов, нарком иностранных дел (архив): «Мы должны быть на чеку в отношении тех, кто видит для себя выгоду в плохих отношениях между Советским Союзом и Германией».

Для простых советских граждан пакт Молотова — Риббентропа явился неожиданностью. Только накануне подписания ТАСС сообщил, что пришло время наладить отношения с Германией.

«Произошедший по этому вопросу обмен мнениями между правительствами Германии и СССР установил наличие желания обеих сторон разрядить напряженность в политических отношениях между ними, устранить угрозу войны и заключить пакт о ненападении», — говорилось в сообщении.

И это после того, как тысячи советских добровольцев, по призыву советской пропаганды, отправились воевать против фашизма в Испании. После того, как сотни красноармейцев погибли при боях на озере Хасан и Халхин-Гол с армией Японии, ближайшего союзника Германии.

23 августа — черный день в календарях Литвы, Латвии и Эстонии. Там этот договор считают началом советской оккупации.

Валтерс Нолендорфс, сотрудник музея оккупации Латвии: «Планы обоих режимов были агрессивными, и обе державы ни с чем не считались, особенно с суверенитетом и независимостью стран, которые располагались между ними».

Договор о ненападении между СССР и Германией без сомнений предопределил ход Второй мировой. Но сегодня, 70 лет спустя, согласно проведенному недавно опросу, треть россиян ничего о нем и не слышали.

Зачем СССР пошёл на соглашение с Рейхом

Сталин был человеком прагматичным: если Англия и Франция не хотят предотвратить войну или хотя бы создать себе стратегическое преимущество, то надо оттянуть начало войны. Ему было понятно, что складываются три лагеря: первый — Англия и Франция, возможно США; второй – Германия и её союзники, Антикоминтерновский союз; третий – СССР. Абсолютно ясно было, что тот, кто вступит в войну позже всех, пока два лагеря будут бить друг друга, получит максимум выгод, пример — США в Первую мировую войну.

Главной задачей советских дипломатов было не допустить войны с объединёнными силами Западного мира. Как ни странно, но «помогла» в этом Москве Варшава – своей неуступчивостью она испортила отношения с Берлином. Хотя в предшествующий период сценарий вторжения союзных польско-немецких сил в СССР был очень вероятен.

Поэтому 23 августа 1939 года был подписан знаменитый пакт о ненападении между Германией и СССР.

Справка: Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный как пакт Молотова — Риббентропа, — межправительственное соглашение, подписанное 23 августа 1939 года главами ведомств по иностранным делам Германии и Советского Союза. Со стороны СССР договор был подписан наркомом по иностранным делам В. М. Молотовым, со стороны Германии — министром иностранных дел И. фон Риббентропом. Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Участники соглашения также отказывались от участия в группировке держав, «прямо или косвенно направленной против другой стороны». Предусматривался взаимный обмен информацией о вопросах, затрагивающих интересы сторон.

Смотрите еще:  Какой срок исполнения требования об уплате налогов

— Советская дипломатия предотвратила союз всех европейских стран против СССР.

— СССР вступил в войну позже всех европейских стран, т. е. выиграл очень важные месяцы для укрепления вооруженных сил и подготовки промышленности и сельского хозяйства к войне.

— СССР получил даже свободу выбора, на стороне кого воевать – так, в ходе советско-финской войны Англия и Франция решили выступить на стороне Финляндии, и только капитуляция финнов не сделала Берлин и Москву военными союзниками.

— Летом 1939 года СССР воевал с Японией (Халкин-Гол), пакт о ненападении между Рейхом и Москвой был воспринят японцами как предательство, японцы были ошеломлены и растеряны. Япония заявила Германии протест. Японский кабинет министров во главе с Киитиро Хиранума, который был сторонником совместного удара Германии и Японии по СССР, 28 августа 1939 года ушёл в отставку. Это стало важной вехой для победы сторонников Южной экспансии Японии, а не Северной.

То есть, этим договором Москва заложила фундамент своей победы в войне – на «дипломатическом фронте». Не смогла Москва только просчитать фактическую сдачу Франции и всей остальной Европы Гитлеру без боя. Советское руководство думало, что Германия понесет серьёзные потери и не сможет несколько лет вести активные наступательные войны.

В итоге, пакт о ненападении был лучшим выходом в сложившейся ситуации.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Шесть вопросов историку о пакте Молотова-Риббентропа

Имел ли пакт о ненападении явные отличия от иных соглашений того периода? Как можно было остановить Вторую мировую войну? Ответы на эти и другие вопросы читателей АиФ.ru дал доктор исторических наук Юрий Жуков.

23 августа 1939 года был подписан договор о ненападении между Германией и CCCР, также известный как пакт Молотова-Риббентропа. Ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков в рамках онлайн-конференции на АиФ.ru рассказал о влиянии этого документа на события тех времён.

1. Насколько пакт о ненападении между Германией и СССР выделялся на фоне других международных соглашений того периода, есть ли у него какие-то принципиальные отличия?

Он ничем не отличался. Такие пакты Германия заключала с Польшей в 34-м году, позднее с Данией и другими странами. Это был самый обычный пакт о ненападении. В нём говорилось о том, что, если какая-то сторона нападёт на одну из подписавших данный договор, вторая сторона будет нейтральной. У этого договора было так называемое «секретное приложение», хотя ничего особенного в нём тоже не было. Напомню, что в 1809 году Александр I после первой неудачной войны с Наполеоном в Тильзите (это крохотный городок на правом берегу Немана) подписал мир, по секретным статьям этого Тильзитского договора к России отходили права на Финляндию, это после шведско-русской войны, и на Бессарабию, это после русско-турецкой войны. Бухарестский договор подписал Кутузов, который вёл эту войну, и Россия присоединила к себе Бессарабию, но это было за год обусловлено Тильзитским мирным договором, кроме того, такое же соглашение было подписано между Парижем и Лондоном в 1915 году и предусматривало раздел Турции. То, что там было прописано, сохранилось до наших дней, существование Ирака, Сирии, Ирана, Иордании, Палестины — это всё было в секретном договоре между Францией и Великобританией, так что ничего принципиально нового в этом договоре не было.

Я более жуткую вещь скажу: доктрина американского президента Монро, который заявил на весь свет, что вся территория Северного и Южного американских континентов подконтрольна Соединённым Штатам, и Европа не смеет совать нос туда. Вот вам! Куда дальше уж идти? Эта доктрина известна всем, и американцы, в общем-то, до сих пор ещё не отказались от неё. И продолжают считать, что их исключительная сфера влияния от Северного полюса до Южного, оба континента — Североамериканский и Южноамериканский.

2. Правда ли, что Вторая мировая война не началась бы 1 сентября 1939 года, если бы не был подписан пакт о ненападении?

Это ерунда. Дело в том, что Вторая мировая война не началась бы 1 сентября 1939 года, если бы Лондон и Париж откликнулись на предложение Советского Союза, высказанное ещё 2 июня 1939 года. Наш Народный комиссариат иностранных дел, то есть Министерство иностранных дел, обратился к правительству Великобритании и Франции с предложением срочно заключить антигерманский оборонительный договор, предусматривавший совместное отражение любого проявления германской агрессии. Повторяю, это предложение Советского Союза было высказано ещё 2 июня. Весь июль и половину августа Лондон и Париж говорили: «Да-да, конечно-конечно! Это очень важно!». Но чем это кончилось? Когда мы потребовали немедленно приступить к выработке конкретных военных соглашений, Лондон и Париж к нам прислали двух пожилых людей, адмирала Дракса и генерала Думенка, которые не обладали правом что-либо подписывать и утверждать. Вот если бы Париж и Лондон сразу, хотя бы в июле, подписали с нами такой договор, никакой войны бы не было.

3. Считается, что вместо пакта с Германией СССР мог подписать соглашение с Францией и Англией, которое лишило бы Гитлера возможности развязать агрессию против Польши. Насколько был вероятен франко-советско-английский договор?

Париж и Лондон полагали, что они сумеют совершить с Польшей то же, что совершили с Чехословакией — отдать Польшу на съедение Гитлеру и двинуть его дальше на Восток против СССР. Вот почему они не очень хотели иметь с нами дело. Они полагали, что мы слабый союзник и не сумеем воевать, да, в общем-то, им война была не нужна. Вспомните: Невилл Чемберлен из Мюнхена в первых числах октября 1938 года прилетел, начал трясти перед журналистами листом мюнхенских соглашений и кричать: «Я привёз вам мир!». Он привёз мир на полгода. Не больше. Он и французское правительство были уверены, что они сумеют снова выкрутиться и не вмешаться в войну. В общем-то, они так и делали с 1 сентября 1939 года до начала мая 1940 года, пока Гитлер не начал наступление на Западном фронте. Ни одного выстрела не было сделано на Западном фронте. Ни одна пуля не вылетела из английских и французских окопов в сторону германских окопов. Вот и всё. Они не хотели воевать, они хотели не просто потакать Гитлеру, а спустить его, как бешеную собаку, на нас, на Советский Союз. В надежде, что мы друг друга взаимоуничтожим, а они будут стоять в стороне и хихикать.

4. В июне 1941 года, после нападения Германии, советское руководство считало пакт Молотова-Риббентропа ошибкой или полагало, что соглашение выполнило свою миссию?

Мы, подписывая договор с Германией, почему-то считали, что Вторая мировая будет такой же, как и Первая, позиционная, в окопах. Поначалу всё вроде бы так и получалось, а нам остро нужно было примерно года три для завершения перевооружения армии. Приведу такие примеры, вы их знаете: когда спроектировали Т-34, сколько их выпустили накануне войны, сколько их было в конце 1941 года? Сотни штук, а нужны были десятки тысяч. Опять же, по нашим планам, в городе, который сегодня называется Северодвинск, а раньше назывался Молотовск, строили авианосец и два линкора, не считая крейсеров. Их должны были сдать командованию флотов к концу 1942 года. Нам остро нужно было оттянуть войну до конца 1942 года, чтобы встретить её во всеоружии, мы знали: никуда от неё не уйти. Но не получилось.

5. Насколько присоединение Прибалтики к СССР в 1940 году можно считать результатом подписания пакта Молотова-Риббентропа? Был ли возможен такой процесс без подписания пакта?

Ещё до подписания пакта о ненападении были разговоры о том, что мы заключим с Францией и Великобританией антигерманский договор. Причём военные корабли британского флота вместе с нашими кораблями Балтийского флота получат базы в Финляндии — Порккала, в Эстонии, в Латвии, для того чтобы не допустить вторжения немцев. Уже тогда эстонцы и латыши заявили, что, как только на их территории появятся красноармейцы, народ свергнет местные режимы. Дело в том, что, по оценке сегодняшних историков и политологов, в Эстонии, Латвии и Литве в межвоенное двадцатилетие были полуфашистские режимы. Там двадцать лет бессменно сидели одни и те же диктаторы. Пятс — в Эстонии, Улманис — в Латвии, Смятона — в Литве. Партии были запрещены. Там были установлены фашистские режимы наподобие итальянских. И так как уже в 1918–1919 годах в этих странах один раз была советская власть, эти диктаторы не без основания полагали, что появление красноармейцев станет катализатором для того, чтобы народ сверг их полуфашистские режимы. Что и произошло. Ведь у нас были с этими президентами договоры о создании военных баз. Что после этого произошло? Народ отказался сохранять верность этим диктаторам, они были свергнуты, в этих странах впервые за 20 лет были проведены свободные демократические выборы. И сформированные в результате этих выборов парламенты установили ту власть, которая и стала советской. То есть ещё не СССР, а советской. Уже после этого они сказали, что в условиях мировой войны нам проще защищать себя в составе Советского Союза. И законным образом вошли в состав СССР.

Смотрите еще:  Курс валют перерасчет

6. Традиционно международные соглашения именуются по месту их заключения. Кем и когда московский советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 года был обозначен «Пактом Молотова-Риббентропа»?

Это было обозначено теми «любителями жареного» и придумок в Прибалтийских странах, которые хотели укусить Советский Союз и облить его грязью. Это был «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом». Вот как он назывался. Какой пакт? Откуда взяли слово «пакт»? Молотов, Риббентроп — никто никогда никакие договоры на своё имя не подписывал. Вот есть Мюнхенское соглашение — ну никто же не говорит, что это пакт Муссолини, Гитлера, Даладье и Чемберлена.

Советско-германский договор о ненападении

Обострение международной обстановки в 1939 году заставило Великобританию и Францию откликнуться на предложения СССР о совместном противодействии агрессии, которые неоднократно делались после установления в Германии нацистского режима. Однако, вступив в переговоры с Сов. Союзом, западные державы продолжали искать пути достижения соглашения с Германией и добивались от советского руководства принятия на себя односторонних обязательств по оказанию помощи странам, которым угрожала германская агрессия. Противоречия между западными державами и СССР были умело использованы германской дипломатией. Руководство Германии предложило советскому правительству заключить договор о ненападении. Этот договор гитлеровское руководство рассматривало как тактический ход и планировало соблюдать его лишь до того момента, пока это будет отвечать интересам Германии. За несколько дней до начала германо-польской войны 1939, в условиях, когда Великобритания и Франция по-прежнему не проявляли намерения поставить военное сотрудничество с СССР на серьёзную и равноправную основу, советское правительство приняло предложение Германии и 23 августа 1939 г. подписало с ней договор о ненападении.

СССР И ГИТЛЕРОВСКАЯ ГЕРМАНИЯ: ЗИГЗАГИ ПОЛИТИКИ

В 1933 г. с приходом в Германии к власти Гитлера по инициативе советской стороны были разорваны военные отношения РККА с рейхсвером. Фашистские власти со своей стороны объявили недействительным советско-германское торговое соглашение от 2 мая 1932 г. В результате экспорт в Германию только за первую половину 1933 г. сократился на 44%. За 1933 г. советское полпредство в Берлине направило в МИД Германии 217 нот, протестуя против различных антисоветских акций фашистов — незаконных арестов, обысков и т. д. Подготовка к агрессивной войне была возведена в ранг государственной политики Германии.

Несмотря на происходившие перемены в Германии, СССР стремился к сохранению с этим государством цивилизованных отношений. Об этом Сталин заявлял с трибуны XVII съезда ВКП(б) в январе 1934 г. Однако в 1935-1936 гг. советско-германские связи постепенно ослабевают. Не последнюю роль при этом играли заявления Гитлера о том, что «Германия обретет завершенность лишь тогда, когда Европа станет Германией. Ни одно европейское государство не имеет отныне законченных границ».

Осенью 1937 г. между Германией и СССР развернулась настоящая «консульская война», в итоге которой в СССР было закрыто 5 германских консульств из 7, а в Германии — 2 советских консульства из 4. За год до этого, в ноябре 1936 г., после 15-месячных переговоров между Германией и Японией был заключен «Антикоминтерновский пакт». Подписавшие его стороны обязывались бороться с Коминтерном. В случае войны одной из договаривающихся держав с СССР другая страна обязывалась не оказывать нашей стране никакой помощи. В ноябре 1937 г. к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия. Так возник «треугольник Берлин-Рим-Токио», направленный на борьбу с коммунистическим движением внутри каждой из стран и на международной арене. Для Гитлера, однако, это было только начало. Главной задачей, которую он сформулировал, являлось стремление «превратить континент в единое пространство, где будем повелевать мы и только мы. И мы примем бремя этой борьбы на свои плечи. Она откроет нам двери к долгому господству над миром».

В начале 1939 г. советско-германские отношения были фактически заморожены. Стремясь преодолеть внешнеполитическую изоляцию СССР, Сталин оказался вынужден весной 1939 г. начать дипломатическую игру, чтобы определить ближайшие планы Гитлера. Фашистский диктатор в кругу близких людей говорил, что не станет уклоняться от союза с Россией. Более того, он заявлял, что «этот союз — главный козырь, который я приберегу до конца игры. Возможно, это будет самая решающая игра в моей жизни».

В апреле 1939 г. советское руководство обратилось к Великобритании и Франции с предложением заключить с ними Тройственный пакт о взаимопомощи, соответствующую военную конвенцию и предоставить гарантии независимости всем пограничным с СССР державам от Балтийского до Черного морей. Лондон и Париж всячески затягивали начало переговоров о военном союзе, на которых настаивала Москва. Они начались в советской столице только 12 августа, но быстро зашли в тупик.

С конца июля возобновились советско-германские контакты на различных уровнях. Узнав об отбытии в СССР англо-французской военной миссии и о начавшихся переговорах в Москве, германское руководство дало понять Сталину и Молотову (последний сменил М. М. Литвинова на посту наркома иностранных дел в мае 1939 г.), что желает заключить выгодное для Советского Союза соглашение. Убедившись в бесполезности переговоров с англо-французской военной миссией, советское руководство вечером 19 августа дало согласие на прибытие в Москву министра иностранных дел Германии И. Риббентропа. В тот же день в Берлине было подписано торгово-кредитное соглашение, предусматривавшее предоставление СССР 200-миллионного кредита на пять лет при 4,5% годовых. Соглашение от 19 августа стало поворотным этапом в развитии советско-германских экономических и политических связей. Хозяйственные договоры между двумя странами от 11 февраля 1940 г. и 10 января 1941 г. предусматривали дальнейшее развитие отношений.

23 августа 1939 г. в Москву прибыл И. Риббентроп. В ночь на 24 августа был подписан, а на следующий день опубликован советско-германский Договор о ненападении сроком на 10 лет. Обе договаривающиеся стороны брали на себя обязательства воздерживаться от любого насилия и агрессивных действий в отношении друг друга. В случае возникновения споров или конфликтов между СССР и Германией, обе державы должны были разрешать их «исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями». При окончательном редактировании советского проекта договора Сталин отклонил формулировку Риббентропа о «германо-советской дружбе». Особенностью подписанного договора было то, что он вступал в силу немедленно, а не после его ратификации.

Содержание пакта о ненападении не расходилось с нормами международного права и договорной практикой государств, принятой для подобного рода урегулирований. Однако как при заключении договора, так и в процессе его ратификации (31 августа 1939 г.) скрывался тот факт, что одновременно с договором был подписан секретный дополнительный протокол, содержавший разграничение «сфер интересов» Советского Союза и Германии и находившийся с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран. Так, в советской сфере влияния оказались Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия; в немецкой – Литва.

Секретный дополнительный протокол к советско-германскому договору о ненападении долгое время был объектом острых споров. В СССР до 1989 г. его существование отрицалось — советская сторона либо объявляла текст фальшивкой, либо ссылалась на отсутствие оригинала протокола как в немецких, так и в советских архивах. Изменения в этом отношении стали возможны лишь в ходе работы комиссии съезда народных депутатов СССР по политической и правовой оценке договора от 23 августа 1939 г. В декабре 1989 г. II съезд народных депутатов принял постановление, в котором осудил факт заключения секретного дополнительного протокола и других секретных договоренностей с Германией. Этим признавалось, что секретные протоколы являлись юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания.

Решение советского правительства заключить договор о ненападении с Германией было при тех обстоятельствах вынужденным, но вполне естественным и обоснованным, так как добиться создания эффективной англо-франко-советской коалиции не удалось. Многое говорит и о том, что если бы Москва не дала согласия на приезд в СССР Риббентропа, то, по всей вероятности, состоялась бы поездка в Англию Геринга, о которой уже была достигнута договоренность между Лондоном и Берлином. Британский премьер Н. Чемберлен в августе 1939 г. на заседании правительства заявил: «Если Великобритания оставит господина Гитлера в покое в его сфере (Восточная Европа), то он оставит в покое нас». Таким образом, целью Англии и Франции в складывавшейся ситуации было стремление остаться в стороне от назревавшей Второй мировой войны.

Политика «умиротворения агрессора», которую проводили лидеры западных государств, развязала Гитлеру руки в Европе. В свою очередь, Сталин, подписав пакт о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему, вполне сознательно предоставил Германии возможность для нападения на Польшу. 1 сентября 1939 г. без объявления войны по приказу фюрера вермахт приступил к реализации плана «Вайс» («Белого плана»). Началась Вторая мировая война.

28 сентября 1939 г. в Москве Молотов и Риббентроп подписали еще один документ. Это был договор о дружбе и границе, который, как и пакт о ненападении, сопровождался секретным дополнительным протоколом. В соответствии с ним территория литовского государства включалась в сферу интересов СССР, а Германия получала взамен Люблинское и часть Варшавского воеводства. Таким образом, уже осенью 1939 г. сферы государственных интересов Советского Союза и Германии были четко определены.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ

Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

Смотрите еще:  Открытие рекламации что это

Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государcтвенными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

Обе Стороны признают установленную в статье I границу обоюдных государственных интересов окончательной и устранят всякое вмешательство третьих держав в это решение.

Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье I линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии — Правительство СССР.

Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.

Москва, 28 сентября 1939 года.

МЕЖДУ ДВУХ ЛАГЕРЕЙ

Старой Антанты нет уже больше. Вместо нее складываются две антанты: антанта Италии и Франции, с одной стороны, и антанта Англии и Германии — с другой. Чем сильнее будет драка между ними, тем лучше для СССР. Мы можем продавать хлеб и тем и другим, чтобы они могли драться. Нам вовсе невыгодно, чтобы одна из них теперь же разбила другую. Нам выгодно, чтобы драка у них была как можно более длительной, но без скорой победы одной над другой.

Из записки И.В. Сталина Л.М. Кагановичу 2 сентября 1935 г.

ЧЕРЧИЛЛЬ О НЕУДАЧЕ ПЕРЕГОВОРОВ СССР С ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ И ФРАНЦИЕЙ

Английскому правительству необходимо было срочно задуматься над практическим значением гарантий, данных Польше и Румынии. Ни одна из этих гарантий не имела военной ценности иначе, как в рамках общего соглашения с Россией. Поэтому именно с этой целью 16 апреля начались наконец переговоры в Москве между английским послом и Литвиновым. Если учесть, какое отношение Советское правительство встречало до сих пор, теперь от него не приходилось ожидать многого. Однако 17 апреля оно выдвинуло официальное предложение, текст которого не был опубликован, о создании единого фронта взаимопомощи между Великобританией, Францией и СССР. Эти три державы, если возможно, то с участием Польши, должны были также гарантировать неприкосновенность тех государств Центральной и Восточной Европы, которым угрожала германская агрессия.

Препятствием к заключению такого соглашения служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения. Именно необходимость сделать такой жуткий выбор парализовала политику Англии и Франции. Однако даже сейчас не может быть сомнений в том, что Англии и Франции следовало принять предложение России, провозгласить тройственный союз и предоставить методы его функционирования в случае войны на усмотрение союзников, которые тогда вели бы борьбу против общего врага.

У. Черчилль. Вторая мировая война.

Банкет, устроенный в честь Риббентропа, продолжается. Оживленная беседа сближает гостей и хозяев. Сообщая потом о ней Гитлеру, рейхсминистр, пораженный гостеприимством «вождя народов», благодушно добавляет: «Сталин и Молотов очень милы. Я чувствовал себя как среди старых партийных товарищей».

Партии, конечно, были разные, но как быстро их лидеры нашли общий язык! Несомненно, Сталин мобилизовал в эту ночь весь свой дар очарования. В возникшей «товарищеской» атмосфере Риббентроп решил как бы невзначай отмахнуться от «антикоминтерновского пакта». Он помнил, что Молотов сослался на этот пакт, как несовместимый с новыми отношениями между Германией и СССР. Обращаясь к Сталину, рейхсминистр полушутя заметил, что «антикоминтерновский пакт, в сущности, направлен не против Советского Союза, а против западных демократий». Как ни нелепо звучало подобное утверждение, Сталин подхватил эту версию и в тон Риббентропу ответил:

— Антикоминтерновский пакт на деле напугал главным образом лондонское Сити и мелких английских лавочников.

Обрадованный неожиданным единодушием, рейхсминистр поспешил присоединиться к мнению собеседника:

— Господин Сталин, конечно, меньше был напуган антикоминтерновским пактом, чем лондонское Сити и английские лавочники…

Банкет продолжается. Сталин поднимает бокал в» честь Гитлера. Молотов провозглашает тост за здоровье Риббентропа и Шуленбурга. Все вместе пьют за «новую эру» в германо-советских отношениях. Прощаясь, Сталин заверяет рейхсминистра:

— Советский Союз очень серьезно относится к новому пакту. Я ручаюсь своим честным словом, что Советский Союз не обманет своего партнера.

Снова было подано шампанское. Начались тосты. Сталин не скрывал своего удовлетворения новыми соглашениями с Гитлером. Он сказал:

— Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера. Поэтому я хочу выпить за его здоровье.

В.М. Бережков. Как я стал переводчиком Сталина

Договор о ненападении между СССР и Германией

Договор о ненападении между СССР и Германией был подписан 23 августа 1939 года в Москве председателем Совета народных комиссаров СССР министром иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым и министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом сроком на 10 лет. Инициатором Договора выступила германская сторона.

Советское правительство, убедившись в ходе Московских советско-англо-французских переговоров 1939 года в нежелании западных стран на деле сотрудничать с СССР в организации совместного отпора фашистской агрессии и опасаясь создания единого антисоветского фронта, было вынуждено искать альтернативный путь обеспечения безопасности страны, приняв германское предложение о заключении договора о ненападении.

Исходя из основных положений советско-германского договора о ненападении и нейтралитете (1926), стороны обязывались: воздерживаться от агрессивных действий и от нападения в отношении друг друга; в случае нападения на одну из сторон третьей державы не оказывать поддержки напавшей державе; не участвовать в группировках держав, направленных против одной из сторон; разрешать споры и конфликты между собой мирным путем.

При этом договор не содержал положения о прекращении его действия в случае войны одной из договаривающихся сторон с третьей державой и не предусматривал каких-либо действий в этом случае другой договаривающейся стороны.

Одновременно с договором стороны подписали секретный дополнительный протокол к нему.

Секретный протокол разграничивал сферы влияния «в случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства».

При этом северная граница Литвы объявлялась границей сфер интересов Германии и СССР. Обе стороны признавали интересы Литвы по отношению к Виленской области. В случае территориально-политического переустройства Польши границей сфер интересов Германии и СССР становилась линия, проходящая по рекам Нарев, Висла и Сан. Вопрос о целесообразности сохранения независимого Польского государства стороны обязывались выяснить окончательно «в течение дальнейшего политического развития».

В сферу влияния СССР входили Западная Украина и Западная Белоруссия, захваченные Польшей в ходе польско-советской войны. СССР заявил также об интересе к Бессарабии, потерянной в 1919 году.

28 августа 1939 года было подписано разъяснение к «секретному дополнительному протоколу», уточняющее разграничение сфер влияния и расширяющее их в интересах СССР.

Обе стороны обещали сохранить подписанный протокол в «строгом секрете».

Пакт и подписанные вместе с ним секретные протоколы развязали руки Германии, которая 1 сентября 1939 года вторглась в Польшу и в кратчайшие сроки беспрепятственно заняла ее западные районы. 17 сентября на входившие в состав Польши территории Западной Украины и Западной Белоруссии были введены советские войска. Таким образом, был осуществлен предусмотренный секретными протоколами раздел сфер влияния между Германией и СССР.

Договор о ненападении от 23 августа 1939 года, равно как и другие советско-германские договоренности, в соответствии с нормами международного права утратил силу в момент нападения Германии на СССР, то есть 22 июня 1941 года.

24 декабря 1989 года II Cъезд народных депутатов (СНД) принял постановление «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года», официально осуждающее договор как заключенный «в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих государств» и признавшее его юридически несостоятельным и недействительным с момента подписания.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Похожие статьи:

  • Арбитражный суд 70 Арбитражный суд Тамбовской области Председатели российских судов подведут итоги 2018 года С 12 по 13 февраля 2019 года состоится общероссийское совещание-семинар председателей верховных […]
  • Офисы продажи осаго в москве Центральный офис обслуживания (оформление полисов). Касса для выплаты наличных Дербеневская наб., 7 стр. 22 (4 этаж) Ипотечный центр Центр урегулирования убытков Центр обслуживания […]
  • Федеральный закон о бухгалтерском учете новый Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ"О бухгалтерском учете" С изменениями […]
  • Расчет неустойки по алиментам за каждый день просрочки Расчет неустойки по алиментам за каждый день просрочки Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные […]
  • Приказ 80 от 04032003 утратил силу Приказ 80 от 04032003 утратил силу МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 23 сентября 2003 года N […]
  • Пенсия по 2 группе инвалидности в 2019 году в москве Размер пенсии по инвалидности в 2019 году Обеспечение инвалидов является одной из главных задач государства. Несмотря на регулярные индексации, в России эта социальная группа получает […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.