Спор греции и турции

Греко-турецкий кризис разжигают с обеих сторон

Исторически непростые отношения между Турцией и Грецией сегодня переживают новый виток конфронтации. К чему приведет эскалация старого конфликта и чего ждать от властей стран-соседей? Статья публикуется в рамках партнерства с Российски совтом по международным делам (РСМД)

Январские маневры

Греко-турецкие отношения на протяжении многих десятилетий отличались сложностью и нестабильностью. Даже став союзниками по НАТО, Греция и Турция трижды оказывались на пороге войны — во время кипрского конфликта 1974 г., а также в марте 1987 г. и январе 1996 г. — вследствие многолетних разногласий по вопросам делимитации Эгейского региона. С точки зрения некоторых экспертов, события последних трех месяцев вызывают опасения, что полномасштабный кризис во взаимоотношениях двух стран может повториться.

Нынешний этап роста напряженности в акватории Эгейского моря начался 17 января 2018 г., когда вблизи оспариваемых Турцией необитаемых островов Имиа (с точки зрения Греции, находящихся в ее территориальных водах) в ходе опасного маневрирования турецкий корвет столкнулся с греческим патрульным судном. Спустя 11 дней после этого инцидента к спорным островам попытался приблизиться греческий корабль с министром обороны на борту для того, чтобы возложить венки в память о трех греческих военных, ставших жертвами приграничного конфликта 1996 г. Однако турецкая береговая охрана этому воспрепятствовала. Далее события стали развиваться по нарастающей. В начале февраля Греция провела военные учения на острове Кос, в непосредственной близости от границы с Турцией, что возмутило турецкие власти. В середине того же месяца турецкий корабль протаранил греческое патрульное судно. В начале марта во Фракии двое греческих военных, оказавшихся на территории Турции (по версии официальных Афин — из-за плохих погодных условий), были задержаны турецким военным патрулем. Одновременно возросло число нарушений турецкими ВВС воздушного пространства Греции, а 12 апреля греческий самолет, возвращавшийся с операции перехвата, потерпел крушение.

Словесные дуэли

Пограничные инциденты сопровождаются взаимными выпадами турецких и греческих политиков. На предложение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана обменять задержанных греческих военных на восьмерых турецких военнослужащих, которые нашли убежище в Греции после неудачной попытки военного переворота в июле 2016 г., канцелярия греческого премьер-министра Алексиса Ципраса ответила категорическим отказом, указав на то, что «Греция — это правовое государство, в ней есть премьер-министр, который знает и уважает законы Греции, а не султан, который вмешивается в судебные решения».

Еще жестче высказался министр обороны Панос Камменос. В ходе своего недавнего визита в Армению он заявил, что великодержавные амбиции Турции не раз приводили ее к военным поражениям, как это произошло в 1821 г., когда Греция добилась независимости от Османской империи. Глава Турецкой Республики, в свою очередь, напомнил о победе Турции в битве при Сакарье (1921 г.), после которой вооруженные силы Греции, а вслед за ними и греческое население были вынуждены покинуть Малую Азию.

Три года напряженности

Эскалация напряженности произошла не одномоментно, причины накапливались уже несколько лет. Двусторонние отношения деградируют с 2015 г. — с тех пор, как Греция оказалась в эпицентре миграционного кризиса, который, с точки зрения греческого политического и экспертного сообщества, был спровоцирован действиями турецких властей, стремившихся использовать «миграционный рычаг» для оказания давления на Европейский союз путем дестабилизации его внешних границ. В середине 2016 г. новым камнем преткновения стал уже упомянутый отказ Греции экстрадировать турецких военных, обвиняемых в подготовке государственного переворота.

В июле 2017 г. взаимное недоверие двух стран усилилось вследствие провала очередного раунда переговоров по кипрскому урегулированию, вину за который турецкая сторона возложила на греков-киприотов и Грецию, а греческая — на Турцию. Наконец, в декабре 2017 г. масла в огонь подлил скандальный визит Р. Эрдогана в Афины (первое посещение Греции официальным главой Турецкой Республики за последние 65 лет), во время которого турецкий лидер, едва сойдя с трапа самолета, сделал сразу три оскорбительных с точки зрения греческой дипломатии заявления — о том, что Греция никогда не стала бы членом НАТО без поддержки Анкары, об ущемлении прав мусульманского религиозного меньшинства в греческой Фракии, а также о необходимости «модернизации» Лозаннского мирного договора 1923 г., определяющего права Греции на острова в Эгейском море.

Богатая внутренняя жизнь

И все же перечисленные выше проблемы вряд ли могут в полной мере объяснить ту решимость, с которой обе страны идут на дальнейшую конфронтацию. Если мы посмотрим на историю взаимоотношений двух стран на протяжении последних двух десятилетий, то увидим, что при наличии политической воли их руководителям удавалось «замять» куда более острые и потенциально опасные конфликтные ситуации. Так, в 2006 г., когда столкновение греческого и турецкого самолетов привело к гибели греческого пилота, правительства обеих стран заявили, что это был несчастный случай, который не должен повлиять на двусторонние отношения. Сейчас же, напротив, складывается впечатление, что ни одна из сторон всерьез не заинтересована в снижении накала страстей. Объяснение этому, вероятно, следует искать во внутриполитической плоскости.

В Греции в роли главного «ястреба» во взаимоотношениях с Турцией выступает П. Камменос, который возглавляет небольшую правопопулистскую партию «Независимые греки», входящую в состав правящей коалиции на правах младшего партнера. Рейтинг этой партии неуклонно снижается, и в случае досрочных выборов она рискует не пройти в парламент. В этой ситуации П. Камменос, используя свое положение главы министерства обороны, все чаще высказывается по внешнеполитическим вопросам, апеллируя к патриотически настроенной части греческого общества и зачастую выступая с более радикальных позиций, чем другие члены правительства. Многие аналитики, в том числе в самой Греции, называют его риторику провокационной и отнюдь не способствующей укреплению безопасности в Эгейском море. Тем не менее глава кабинета министров А. Ципрас никак не реагирует на резкие заявления своего подчиненного, опасаясь лишиться поддержки «Независимых греков» и, как следствие, парламентского большинства.

Смотрите еще:  Судебные приставы статья 46 п1 пп4

Кроме того, рост напряженности в отношениях с Турцией как нельзя лучше отвлекает внимание населения от другой внешнеполитической проблемы, которая сейчас для греческого правительства является наиболее актуальной. Речь идет о греко-македонском споре о государственном названии Республики Македония, решение которого совсем недавно сдвинулось с мертвой точки. В начале 2018 г. обе стороны при посредничестве ООН сумели вплотную подойти к компромиссному решению: при удачном исходе переговоров соседняя с Грецией страна получит составное название, например, «Новая Македония», «Верхняя Македония» или «Вардарская Македония», что позволит ей войти в НАТО и начать переговоры о вступлении в ЕС.

Однако, с точки зрения большинства греков, считающих слово «Македония» частью своего историко-культурного наследия, такое решение категорически неприемлемо. В январе-феврале 2018 г. по стране прокатилась волна многотысячных митингов под лозунгом «Македония — это Греция», серьезно ударившая по политическим позициям А. Ципраса. В этих условиях правительство заинтересовано в том, чтобы, с одной стороны, продемонстрировать свою решимость в отстаивании национальных интересов, а с другой — доказать гражданам, что основная угроза в адрес Греции исходит не от Македонии, а от другого, куда более старого и непредсказуемого соперника.

Война не начнется

В Турции, судя по всему, конфликтная ситуация с Грецией также играет на руку местным политикам. Р. Эрдоган, недавно объявивший о досрочных выборах, скорее всего, постарается с максимальной эффективностью использовать «внешнеполитическую карту» в своей предвыборной кампании, тем более что представители кемалистской оппозиции ранее неоднократно упрекали его в излишне мягкой позиции в отношении Греции.

Учитывая изложенные выше причины и факторы усиления напряженности в греко-турецких отношениях, ожидать быстрого разрешения накопившихся противоречий не следует. С большой вероятностью последуют новые приграничные инциденты, а также усилится гонка вооружений между двумя странами, о чем, в частности, свидетельствует готовящееся пятилетнее лизинговое соглашение, по которому Греция получит два французских фрегата для усиления морской группировки в Эгейском море. Вместе с тем объективных предпосылок для кризиса, способного, как это было в 1996 г., поставить Грецию и Турцию на грань военного столкновения, сейчас нет. Пока попытки эскалации и с той, и с другой стороны носят управляемый характер.

Имиа или Кардак: спор между Грецией и Турцией вспыхнул с новой силой

В последние дни возобновился давний спор Греции и Турции относительно двух необитаемых скалистых островов Имиа (в турецком варианте Кардак) в Эгейском море. По итогам Лозаннского мирного договора эти острова входят в состав Греции, но Турция оспаривает их принадлежность и выступает за пересмотр самого Лозаннского соглашения.

Новое обострение ситуации пришлось на 22-ю годовщину вооружённого противостояния вокруг островов Имиа, когда Греция и Турция оказались на грани полномасштабной войны.

28 января корабли Военно-морских сил Турции не позволили греческому катеру береговой охраны и патрульному кораблю ВМС Греции приблизиться к оспариваемым территориям. Дополнительной остроты инциденту добавило присутствие на борту греческого катера министра обороны страны Паноса Камменоса, прибывшего в район островов для возложения памятного венка трём греческим офицерам, погибшим в 1996 году при крушении вертолёта во время конфликта на Имиа. В турецком Генштабе отрапортовали о предотвращении попытки Камменоса высадиться на один из островов.

Панос Камменос спускает на воду венок в память о погибших греческих пилотах

На днях советник президента Турции Йигит Булут выступил с резкими угрозами в адрес Греции в связи с событиями вокруг островов Имиа. В эфире турецкого телевидения он заявил, что Греция «почувствует гнев Турции, который будет сильнее, чем в Африне» (в Африне на территории Сирии Анкара проводит военную операцию «Оливковая ветвь» против курдских вооружённых формирований). «Мы сломаем руки и ноги любому офицеру, премьер-министру или любому министру, который осмелится ступить на Имиа в Эгейском море», – пригрозил советник президента Турции.

Приграничные инциденты с участием авиации и военно-морских сил двух стран происходят регулярно. Год назад, к 21-летию конфликта на Имиа, катера турецких ВМС демонстративно нарушили территориальные воды Греции возле островов. Затем этот район проинспектировал на катере глава Генштаба Турции Хулуси Акар, а спустя несколько дней министр обороны Греции Панос Камменос облетел остров на вертолёте и спустил на воду венок в память о погибших в 1996 году греческих пилотах.

Некоторые обозреватели связывают активизацию претензий Турции на острова Имиа с отказом Афин выдать восьмерых турецких офицеров, которых Анкара считает участниками военного путча против режима Эрдогана.

Новый виток напряжённости вокруг Имиа показывает, что провозглашённая Турцией политика «ноль проблем с соседями» потерпела фиаско. Это касается и соседей, союзных Турции по НАТО.

Турция обвинила Грецию в провокациях в Эгейском море и пригрозила ответом

АНКАРА, 17 апр — РИА Новости. Вице-премьер Турции Бекир Боздаг обвинил Грецию в провокационной деятельности в Эгейском море и пригрозил дать ответ, если она продолжится.

Ранее премьер Турции Бинали Йылдырым осудил Грецию за установку ее флага на одном из спорных островов в Эгейском море и рекомендовал Афинам воздержаться от эскалации в этом регионе.

«Мы предприняли очень важные шаги для добрососедских отношений с Грецией. Но Афины из-за своей внутренней политики делают провокационные заявления. Наши отношения не должны быть жертвой внутриполитических расчетов. Пусть Греция не ждет, что мы спокойно будет реагировать на подобные действия в Эгейском море. Приехали, установили флаг, сказали, что «этот остров наш»…. Они должны прекратить свои провокации, иначе нам тоже придется пойти на шаги, которые бы мы не хотели предпринимать», — сказал Боздаг журналистам.

По его словам, «Турция ведет себя зрело, в отличие от Греции, занимающейся детскими провокациями». Боздаг добавил, что Турция по-прежнему требует от Греции выдачи восьми своих военных, бежавших на вертолете после попытки переворота в тюле 2016 года.

Грецию и Турцию удерживают от войны только США

В начале февраля, когда Анкара уже вовсю вела вооруженную операцию в сирийском Африне, Министерство обороны Греции было вынуждено констатировать — боевые самолеты турецких ВВС только за один день нарушили греческое воздушное пространство страны аж 138 раз. С того тревожного заявления прошли каких-то десять дней, как случилась новая напасть — турецкий сторожевой корабль протаранил греческий корабль береговой охраны у берегов одного из островов Имиа, которые турки называют Кардак. А еще на Всемирном экономическом форуме в Давосе премьер-министр Греции Алексис Ципрас, зная оперативную обстановку, вынужден был во всеуслышание заявить, что его стране не повезло с турецким соседом по причине его крайней «агрессивности».

Смотрите еще:  Договор намерение образец рк

И, словно в подтверждение слов Ципраса, турецкий лидер Реджеп Эрдоган, комментируя ввод своих войск в Африн, наговорил такого, что за голову пришлось взяться не только грекам. «Мы предупреждаем тех, кто выступит против нас в Эгейском море и на Кипре, что они потеряют свою решимость сразу же, как только увидят нашу армию, флот и военную авиацию, — заявил, не стесняясь в формулировках, президент Турции. — Пусть не считают, что поиск природного газа на Кипре и оппортунизм в Эгейском море остаются незамеченными нами. Подобно тому, как мы проводим военные операции в Сирии, мы не оставим без внимания и эти территории… Те, кто полагают, что мы вырвали из своих сердец земли, с которых были вынуждены уйти со слезами на глазах 100 лет назад, ошибаются. Сирия, Ирак и другие части неотделимы от карты нашей родины. Мы сражаемся так, чтобы не было флага иностранного государства там, где звучит призыв муэдзина к молитве».

Попробуем разобраться, о чем столь патетично вещал Эрдоган.

Когда газ не про вас

Начнем с Кипра — островного государства, населенного преимущественно греками, 40% которого оккупировано Турцией, создавшей там марионеточную, никем не признанную, кроме ней самой и Абхазии, турецкую республику. Понятное дело, что у Анкары собственные планы на этот остров и на прилегающие к нему воды Средиземного моря, однако именно в начале этого года турки стали демонстрировать это нарочито агрессивно. Так, 9 февраля корабли ВМС Турции начали блокаду буровых платформ кипрского шельфа, арендованных у островного государства (его признанной греческой части) для разведывания газовых месторождений итальянцами.

В ответ на закономерное возмущение представителей Кипра, Греции и Италии зять президента Эрдогана, министр энергетики Турции Берат Албайрак, выступая на консультативном совете Южного газового коридора в Баку, заявил, что европейским компаниям для получения газа лучше всего пользоваться идущими через Турцию трубопроводами, для чего нужно просто выиграть соответствующие тендеры и «не усиливать напряженность». И поскольку природные богатства Кипра принадлежат не только киприотам-грекам, но киприотам-туркам, игнорировать интересы последних заботливая Анкара ну никак не может.

Однако очень скоро турецким госчиновникам пришлось слегка поумерить аппетиты — как раз после того, как в Турцию спешно прибыл госсекретарь США Рекс Тиллерсон, он же бывший исполнительный директор ExxonMobil. А эта компания из США наряду с Qatar Petroleum контролирует солидную часть кипрских территориальных вод, объединенных в Исключительную экономическую зону. В итоге после трехчасовых переговоров турецкая блокада буровых установок была снята.

Острова раздора

Но если «Кипрский вопрос» (вспомним пламенное выступление турецкого лидера) был решен благодаря американским экономическим интересам, то напряжение вокруг ситуации в Эгейском море сохраняется и по сей день. Самое забавное, что речь идет лишь о двух крошечных островах, которые, повторимся, греки называют Имиа, а турки — Кардак, однако страсти вокруг них кипят нешуточные. И даже гибнут люди. На самом деле Турцию сильно нервирует тот факт, что по историческому Лозаннскому договору большинство островов, находящихся вблизи ее побережья, принадлежат Греции — речь идет об архипелаге Додеканес, а также об островах Лесбос, Хиос и Самос. Что не дает туркам полноценно наращивать свое присутствие в Эгейском море. В то же время оговоренные международными соглашениями 12 морских миль территориальных вод у турок есть, но их нет у греков, которые довольствуются только шестью милями. И едва они заявили о праве на все 12, как началось!

В 1996 году чуть не дошло до полноценного конфликта, когда в последних числах января то греческая, то турецкая сторона поочередно по нескольку раз поднимали над островами свои и, соответственно спускали соседские национальные флаги. Закончилось все тем, что, заметив, как «флаговую» инициативу перехватили бойцы турецкого спецназа, на место вылетел вертолет с греческими солдатами, которые, в итоге… погибли. Все трое. В регион срочно прибыл представитель США. В итоге турецкая сторона отползла за свою границу, при этом без лишнего стеснения сообщая о том, что это ее воины сбили греческий вертолёт, в то время как греки официально вещали о технической неисправности, приведшей к катастрофе.

Самое интересное, что в нынешнюю годовщину гибели трех греческих военнослужащих министр обороны Греции Панос Камменос пытался прибыть на острова, чтобы почтить их память. Но два турецких военных корабля перекрыли греческому судну доступ к месту произошедшей более 20 лет назад трагедии. В итоге, турецкие медиа сообщили, что Камменос на острова допущен не был, а греческие, в свою очередь — что тому удалось докинуть венок до того места, куда упал вертолет. После чего турецкая и греческая стороны обменялись грозными эскападами, хотя стоит признать, что больше усердствовали в этом все-таки первые.

Кто скажет пострашнее

«Мы переломаем руки и ноги любому греческому офицеру, министру или даже премьер-министру, если они осмелятся ступить на Кардак, — без обиняков заявил в эфире турецкого телевидения советник президента Турции Йигит Булут. — Афины почувствуют гнев Турции, причем более сильный, чем тот, что чувствуют сейчас курды в Африне». В свою очередь, лидер оппозиционной Республиканской народной партии Кемаль Кылычдароглу пообещал избирателям, что если он победит на выборах в 2019 году, то «вторгнется и отвоюет» более 18 греческих островов в Эгейском море, так же, как премьер-министр Эджевит в 1974 году «вторгся и отвоевал» турецкую часть Кипра.

На подобные угрозы отреагировал президент Греции Прокопис Павлопулос, который, находясь на празднованиях в Янине в честь 105-летия освобождения города от турецкого владычества, подобно Ленину, забрался на модель нового натовского танка и провозгласил: «Греческий народ — нация мира и демократии. Он знает, как защищаться, и может встать, когда это необходимо, на защиту своих границ, территориальной целостности и суверенитета». В свою очередь, бывший глава греческого МИДа и отставной вице-премьер Теодорос Пангалос был куда менее политкорректен, в эфире одной из радиостанций произнеся спич следующего содержания: «Единственный хороший турок — это мертвый турок. Я знаю, о чем говорю, поскольку ни разу в своей жизни не сталкивался с хорошим турком. У представителей этого народа, к сожалению, просто нет понятий о справедливости».

Смотрите еще:  Мейбис коллекторы

Но пока греческие политики сотрясают воздух, турки вовсю готовятся к возможному вооруженному конфликту с Грецией. Для чего в районе Дидим Айдын и между Бодрумом и Дачей, по данным турецких СМИ, возводятся прибрежные укрепления шириной в 300 и глубиной в 70 метров. Причем их возведение планируется завершить ускоренными темпами в течение ближайших недель.

Создается ощущение, что Анкара закусила удила и желает решить «греческую проблему» окончательно, по сирийскому сценарию. И в связи с этим возникает вопрос: а чего хочет Вашингтон? В очередной раз разрешить конфликт между вечно бранящимися соседями, как это было в 1996 году и буквально на днях на Кипре? Или же в ходе трехчасовой беседы торг Тиллерсона и Эрдогана был менее односторонним и более насыщенным дополнительными обязательствами? Последние десятилетия Вашингтон и Брюссель были единственными гарантами того, что заклятые союзники Анкара и Афины не сойдутся в очередной схватке. Но теперь мнение европейцев мало волнует турецкий берег. Заокеанский же партнёр по-прежнему силен, но… Времена меняются, меняется и конъюнктура, и всему миру остается лишь следить за развитием событий в этом взрывоопасном регионе.

Греция отвергла претензии Анкары на острова в Эгейском море

АФИНЫ, 1 апр — РИА Новости, Геннадий Мельник. Министерство иностранных дел Греции заявило, что суверенитет Греции над островами Имиа бесспорен.

«Турция ошибается, если считает, что она может нарушать международное право без последствий, как делает в других местах вокруг нее. Мы рекомендуем ей взвешивать свои слова», — говорится в заявлении внешнеполитического ведомства.

Так Афины ответили на высказывание представителя МИД Турции Хами Аксоя о том, что два острова в Додеканесском архипелаге в Эгейском море принадлежат Турции и Греция не имеет права включать эти острова в экологическую программу Евросоюза Natura 2000.

В 1996 году спор о территориальной принадлежности двух скалистых островков Имиа (в Турции их называют Кардак) в Додеканесском архипелаге в Эгейском море привел к кризису в отношениях между Грецией и Турцией. Конфликт был прекращен после вмешательства международного сообщества, НАТО и США.

Спор греции и турции

Имиа или Кардак: спор между Грецией и Турцией вспыхнул с новой силой

В последние дни возобновился давний спор Греции и Турции относительно двух необитаемых скалистых островов Имиа (в турецком варианте Кардак) в Эгейском море. По итогам Лозаннского мирного договора эти острова входят в состав Греции, но Турция оспаривает их принадлежность и выступает за пересмотр самого Лозаннского соглашения.


Новое обострение ситуации пришлось на 22-ю годовщину вооружённого противостояния вокруг островов Имиа, когда Греция и Турция оказались на грани полномасштабной войны.

28 января корабли Военно-морских сил Турции не позволили греческому катеру береговой охраны и патрульному кораблю ВМС Греции приблизиться к оспариваемым территориям. Дополнительной остроты инциденту добавило присутствие на борту греческого катера министра обороны страны Паноса Камменоса, прибывшего в район островов для возложения памятного венка трём греческим офицерам, погибшим в 1996 году при крушении вертолёта во время конфликта на Имиа. В турецком Генштабе отрапортовали о предотвращении попытки Камменоса высадиться на один из островов.


Панос Камменос спускает на воду венок в память о погибших греческих пилотах
На днях советник президента Турции Йигит Булут выступил с резкими угрозами в адрес Греции в связи с событиями вокруг островов Имиа. В эфире турецкого телевидения он заявил, что Греция «почувствует гнев Турции, который будет сильнее, чем в Африне» (в Африне на территории Сирии Анкара проводит военную операцию «Оливковая ветвь» против курдских вооружённых формирований). «Мы сломаем руки и ноги любому офицеру, премьер-министру или любому министру, который осмелится ступить на Имиа в Эгейском море», – пригрозил советник президента Турции.

Приграничные инциденты с участием авиации и военно-морских сил двух стран происходят регулярно. Год назад, к 21-летию конфликта на Имиа, катера турецких ВМС демонстративно нарушили территориальные воды Греции возле островов. Затем этот район проинспектировал на катере глава Генштаба Турции Хулуси Акар, а спустя несколько дней министр обороны Греции Панос Камменос облетел остров на вертолёте и спустил на воду венок в память о погибших в 1996 году греческих пилотах.

Некоторые обозреватели связывают активизацию претензий Турции на острова Имиа с отказом Афин выдать восьмерых турецких офицеров, которых Анкара считает участниками военного путча против режима Эрдогана.

Новый виток напряжённости вокруг Имиа показывает, что провозглашённая Турцией политика «ноль проблем с соседями» потерпела фиаско. Это касается и соседей, союзных Турции по НАТО.

Похожие статьи:

  • Федеральный закон об антимонопольной деятельности Федеральный закон от 26 июля 2017 г. № 205-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных […]
  • Приказ 3 гусп Указ Президента РФ от 31 декабря 2017 г. № 651 “Вопросы Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации” В соответствии со статьей 32 Федерального конституционного […]
  • Приказ главнокомандующего вмф 400 День Северного флота России 1 июня отмечается День Северного флота, установленный приказом главнокомандующего ВМФ Российской Федерации от 15 июля 1996 года "О введении годовых праздников […]
  • Положения по бухгалтерскому учету бухгалтерская отчетность организации Приказ Минфина РФ от 6 июля 1999 г. N 43н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Бухгалтерская отчетность организации" ПБУ 4/99" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минфина […]
  • Арбитражный суд 70 Арбитражный суд Тамбовской области Председатели российских судов подведут итоги 2018 года С 12 по 13 февраля 2019 года состоится общероссийское совещание-семинар председателей верховных […]
  • Как встать на учет в пфр для ооо Порядок регистрации ООО в ПФР и ФСС в 2017-2018 Какие фонды нужно уведомить об открытии ООО? После проведения государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью (далее — […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.