Переход общинных владений в собственность крестьян в китае наметился

Переход общинных владений в собственность крестьян в китае наметился

Главы из книги: История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970.

Концентрация феодальной земельной собственности. Положение крестьянства

Эволюция феодального аграрного строя привела в XVI в. к небывалому ускорению процесса перераспределения земли — перехода казенных и особенно крестьянских земель в собственность феодалов.

Захваты земельных владений приняли массовый характер и осуществлялись насильственно. Неудержимо росла концентрация земли в руках господствующего класса, в первую очередь его верхушки.

Крупнейшими землевладельцами являлись минские императоры. За счет казенных площадей и крестьянских наделов в различных районах страны создавались огромные по размерам императорские поместья. К началу XVII в. таких поместий было уже больше 300, а их общая площадь составляла сотни тысяч цинов лучших плодородных полей. Получая наследственные пожалования и самочинно захватывая земли крестьян и мелких феодалов, непрерывно увеличивала свои владения титулованная аристократия. Уже в середине XVI в. поместья императорских родственников и кучки заслуженных сановников занимали 1/20 всех пахотных площадей страны. Не менее активную роль в земельных захватах играли евнухи, которые пользовались большим влиянием при дворе и даже становились могущественными временщиками. Наряду с придворной камарильей ожесточенную борьбу за землю вели многочисленные чиновники и помещики, не состоявшие на государственной службе, богатые купцы и ростовщики, а также верхушка сельской общинной администрации.

В ходе насильственного передела земельной собственности феодалы использовали не только методы экономического принуждения и свои политические привилегии, но и прямой обман, подлог, шантаж, вымогательство и т. п. Титулованная знать, добиваясь новых земельных пожалований, нередко выдавала крестьянские поля за пустоши или выморочное имущество. Многие влиятельные лица силой заставляли крестьян и мелких феодалов «дарить» им землю, что служило своеобразной юридической формой, прикрывавшей захват полей.

В результате концентрации земли в руках феодалов росли крупные поместья. Частные владения в сотни цинов стали обычным явлением; земли отдельных помещиков исчислялись тысячами и даже десятками тысяч цинов. Однако эти огромные поместья не превращались в единые хозяйства с централизованным управлением: китайская деревня не знала барской запашки. Новые собственники мелкими участками сдава-

ли свою землю крестьянам, которые самостоятельно обрабатывали ее на условии выплаты установленной доли урожая (как правило, 50%, но в ряде случаев и больше). Феодальная аренда оставалась основной формой отношений между помещиками и непосредственными производителями-крестьянами.

Господство арендных отношений порождало хозяйственную косность феодальных поместий. Их владельцы не заботились о ведении хозяйства, а были заинтересованы лишь в увеличении поборов со своих аренда-торов. Помещики в подавляющем большинстве не вводили ни новой техники, ни новых форм хозяйствования. С рынком их владения были связаны разве что в самой незначительной степени. Это были своеобразные крепости рутинных форм феодального производства, в первую очередь натурального хозяйства.

Лишь сравнительно небольшая часть феодалов в экономически более развитых районах и некоторых пригородных зонах пыталась увеличить доходы путем производства продуктов для продажи. Приспосабливаясь к интересам рынка, эти помещики вводили на своих землях некоторую специализацию (частично заменяли зерновые культуры техническими, внедряли выращивание овощей, фруктов и т. п.), а также периодически использовали наемный труд. Подобные новшества являлись несомненно прогрессивными, однако их реальное экономическое значение было не столь велико, чтобы поколебать общее господство рутины в хозяйственной жизни феодальной китайской деревни.

Основу аграрной экономики страны по-прежнему составляло мелкое и мельчайшее крестьянское хозяйство, сочетавшее земледелие с домашним ремеслом. Как и в начале правления династии Мин, массы крестьян делились на три важнейшие группы: мелких собственников земли, держателей казенных земельных участков и арендаторов частных полей. Однако в количественном соотношении и положении этих категорий крестьянства произошли существенные перемены. В результате непрерывного поглощения земли феодалами многие из крестьян-собственников потеряли свои владения, значительно сократилась также прослойка крестьян — держателей государственной земли. Самой многочисленной группой сельского населения Китая стали арендаторы частных помещичьих полей. Так, в низовьях Янцзы в начале XVII в. лишь 1/10 населения имела свою землю, а 9/10 обрабатывали чужие поля. Бурный рост крупного частного феодального землевладения повсеместно осуществлялся за счет крестьянства и сопровождался его насильственным обезземеливанием.

Важным фактором, ускорявшим разорение крестьян, было резкое усиление их феодальной эксплуатации, прежде всего налогового гнета государства. Предлогом для повышения налоговых ставок или введения новых поборов чаще всего служили внешние войны и дефицит в казначействе. На деле повышение налогов являлось источником удовлетворения растущих паразитических потребностей минских правящих кругов, алчной бюрократии и феодального класса в целом. Захваты казенных земель освобожденными от обложения, привилегированными лицами вели к сокращению податных поступлений императорского двора. Эту убыль правительство обычно возмещало путем дополнительных разверсток среди остающихся тяглых. Налоги и поборы росли, как снежный ком, делаясь совершенно разорительными для трудового населения. Податная система стала крайне сложной и запутанной, что способствовало распространению всевозможных злоупотреблений чиновников.

К концу XVI в. под влиянием постепенного расширения сферы товарно-денежных отношений наметились важные сдвиги в соотношении

основных форм феодальной эксплуатации. Господствовавшая натуральная феодальная рента, которая выступала в виде продуктового налога государству и арендной платы помещику, а также отработочная рента (главным образом государственные трудовые повинности) начали уступать место денежной форме ренты. Ярким отражением этого являлась попытка минского правительства провести в 1581 г. радикальную налоговую реформу с целью замены многочисленных натуральных поборов и отработок единым денежным налогом. Помещики при взимании арендной платы также стали прибегать к ее пересчету и сбору в денежном выражении.

Возрастание роли денежной ренты имело объективно прогрессивное значение, гак как подрывало устои натуральной феодальной экономики, способствовало товаризации сельского производства. Однако в реальных условиях Китая XVI — начала XVII в. распространение коммутации, т. е. замены натуральных поборов денежными, приводило к еще большему усилению эксплуатации крестьянства. Необходимость обменивать свои продукты на деньги, медные монеты — на серебро, в котором исчислялись теперь налоги и подати, увеличивала зависимость крестьян от торговцев и ростовщиков. За ничтожные денежные операции ростовщики — чаще всего те же местные помещики и чиновники — брали с крестьян высокие комиссионные, а за ссуды взимали от 100 до 400% годовых. Обращение к ростовщикам означало для крестьянина жестокую кабалу, а в случае неурожая и других стихийных бедствий, столь частых в Китае, его ожидало неминуемое разорение.

Многие разорившиеся и лишившиеся земли крестьяне оставались в своих деревнях, возделывая прежние участки в качестве издольщиков новых хозяев. Формально арендаторы сохраняли личную свободу и не считались собственностью помещика, который не мог их продавать, но фактически над ними неизбежно тяготели элементы личной зависимости от владельца земли. Еще хуже было положение тех обезземеленных, которые в силу разных причин (давление местной перенаселенности, произвол феодалов и пр.) не имели возможности арендовать земельные участки. В ряде районов часть таких разорившихся крестьян превращалась в наемных сельских работников — батраков, чьи жизненные условия были еще более тяжелыми, нежели у арендаторов. Однако большому числу обездоленных феодальная деревня не могла предоставить вообще никакой работы. Масса потерявших землю сельских тружеников вынуждена была покидать родные места.

Некоторые оседали в крупных городах, где начинал складываться рынок наемной рабочей силы, большинство же пополняло ряды громадной армии бездомного бродячего люда, который к началу XVII в. вновь заполнил дороги страны.

  • В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 723

    Скопировать библиографическую ссылку:

    КРЕСТЬЯ́НСТВО (кре­сть­я­нин, от др.-рус. «хри­стиа­нин», «че­ло­век»; за­им­ст­во­ва­но из греч. χριστιανός ), со­ци­аль­ный слой (класс), за­ня­тый про­из-вом с.-х. про­дук­ции и, как пра­ви­ло, свя­зан­ны­ми с ним про­мыс­ла­ми и про­жи­ваю­щий в де­рев­не; осн. про­из­во­дя­щий класс в аг­рар­ном об­ще­ст­ве; со­сло­вие. Трак­тов­ка по­ня­тия «К.» в раз­ные ис­то­рич. пе­рио­ды и в разл. стра­нах ме­ня­лась, что на­шло от­ра­же­ние в ис­то­рио­гра­фии.

    3. Общественный строй Китая накануне вторжения иностранных держав

    3. Общественный строй Китая накануне вторжения иностранных держав

    После маньчжурского завоевания характер социально-экономических отношений в Китае не претерпел кардинальных изменений. Это в равной мере можно отнести к сфере как городской экономики, так и аграрного строя. В этом смысле можно говорить о едином минско-цинском периоде в истории Китая. Для этого времени, с точки зрения функционирования экономических и социальных институтов, характерно действие тех же тенденций, которые сложились в стране в послесунский период. Они характеризовались возрастанием значения интенсивного поливного рисоводства, прогрессирующим увеличением численности населения, деградацией технологической основы сельскохозяйственного производства.

    В соответствии с традицией и в цинский период все земли делились на две категории: народные (минь) и чиновничьи или государственные (гуань). Основой экономической и социальной жизни в деревне продолжала оставаться китайская клановая община, покоившаяся на совместном владении землей и родственных связях, объединявших общинников. Земли, находившиеся в коллективном владении, как правило, обрабатывались совместно, а также сдавались в аренду членам общины или жителям соседних деревень. Арендная плата, собиравшаяся с общинной земли, принадлежала всему деревенскому коллективу. По установившейся традиции коллективные земли, реально принадлежавшие общине, включались в категорию гуань, т.е. с них, как и с других земель, входивших непосредственно в казенный фонд, поземельный налог не собирался.

    На характер использования доходов от земли указывало само название той или иной формы коллективного землевладения. Получили распространение, например, «училищные» земли, доход от которых шел на содержание деревенской школы, оплату услуг учителя, помощь талантливой молодежи, желавшей продолжить образование, испытать себя на государственных экзаменах, если у родителей не было средств.

    Доходы от «храмовых» земель использовались для религиозных церемоний в деревенском храме предков, а от «благотворительных» — предназначались для помощи наименее обеспеченным членам общины. Перечисленные категории земель в соответствии с нормами обычного права запрещалось продавать и покупать без согласия всех общинников.

    Коллективная земельная собственность под разными названиями была распространена во всем Китае. Однако особенно заметную роль она играла в провинциях центрально-южного Китая, где преобладало поливное рисоводческое земледелие. В некоторых провинциях коллективные земли составляли около половины всего земельного фонда. Особенно велика была роль коллективного землевладения в таких провинциях, как Гуандун, Фуцзянь и Чжэцзян. Помимо коллективного владения пахотной землей община контролировала невозделанные угодья, лесные, неудобные для обработки земли.

    В китайской деревне важная роль принадлежала и совместному труду. В особенности это характерно для поливного рисоводства, когда в период посева рисовой рассады, весьма непродолжительный, несколько соседних семей объединяли свои трудовые усилия. Большую роль играла также коллективная деятельность по поддержанию в порядке систем искусственного орошения, характерная для большинства сельских районов Китая. Наличие коллективной земельной собственности, совместная работа — все это было истинным фундаментом деревенской жизни, сплачивало членов общины, препятствовало росту социальной дифференциации.

    Кроме коллективного в общине существовало также индивидуальное землевладение. Частные земли разрешалось продавать и сдавать в аренду, однако обычное право обязывало землевладельца перед продажей земли предварительно заручиться согласием на это членов общины и предложить землю для покупки сначала кому-нибудь из них. В деятельности этого института проявлялись владельческие притязания общины на индивидуальное землевладение и стремление сохранить в неприкосновенности земельный фонд общины в качестве единого целого.

    Еще одной важной чертой китайской общины являлись родственные связи, объединявшие, как правило, всех жителей деревни. Основной формой этих связей продолжал оставаться патронимический клан-группа родственных семей, происходивших от одного предка придерживавшихся обычая экзогамии. В организации клановых отношений между северными и южными районами Китая существовали определенные отличия: к северу от Янцзы деревня состояла из нескольких кланов, к югу — клан и деревня чаще всего совпадали.

    Клановые отношения получали воплощение в культе предков и сопутствовавших ему религиозных церемониях и социальных институтах. Центром религиозной деятельности в деревне были храмы, чаще всего посвященные духам предков. Здесь в соответствии с традицией проводились церемонии, посвященные предкам — основателям патронимии, здесь же собирались все жители деревни или представители групп, составлявших ее, для решения общедеревенских проблем.

    Иногда храмы предков использовались как школьные здания, в которых выходцы из клана, получившие образование, давали уроки грамоты своим юным сородичам. Храмы были и штабами, руководившими местными отрядами самообороны, предназначенными для защиты клана от разбойничьих шаек, вооруженных отрядов соседних кланов, а в некоторых случаях и от вторжения правительственных войск.

    Всеобщее распространение общинно-клановых связей, являвшихся подлинной основой социальных институтов китайской империи, не противоречило наличию внутри общины (клана) различных форм господства и подчинения, эксплуатации. Основной формой этой эксплуатации в деревне была аренда-издольщина. Возникавшие внутри общинного коллектива арендные отношения маскировались принадлежностью эксплуататора и эксплуатируемого к одному клану. Нередко (особенно в южных районах) роль арендодателя играл богатый и могущественный клан, эксплуатировавший более слабую общину. В этом случае верхи и низы одной клановой группы объединялись, пытаясь удержать в повиновении подчиненную общину. В источниках зафиксированы многочисленные примеры борьбы между доминирующими кланами или же между сильной и слабой коалициями общин. Победа, одержанная одним из враждующих кланов в кровопролитных сражениях, обеспечивала присоединение новых земель, контроль над водными источниками, а также центрами местной торговли.

    Сельская верхушка в китайской деревне состояла из двух основных групп. Первая — землевладельцы, происходившие в основном из разбогатевших общинников, сдававших землю в аренду. Часто, эксплуатируя арендаторов, они сами с помощью членов своих семей обрабатывали часть принадлежавшей им земли. Их образ жизни мало отличался от той жизни, которую вела основная масса крестьян-землевладельцев, о чем можно судить по материалам местных хроник. Весьма типичной была следующая ситуация. Ранним утром отец отдавал распоряжения своим сыновьям: один должен был пахать в поле землю, другой отправлялся на рынок в соседнее большое село, третий, самый способный, оставался дома и целиком посвящал себя изучению древних книг, готовясь к сдаче экзаменов на получение ученого звания.

    Вторая доминирующая социальная группа —землевладельцы, составлявшие образованную часть китайского общества, обладатели ученых званий и чиновничьих рангов. К этой группе относились также выходцы из общин (разумеется, чаще из могущественных кланов), которым удалось получить образование и сдать экзамен на получение ученого звания, что было стандартным путем, открывавшим доступ к чиновничьей карьере. Они именовались шэньши (т.е. «имеющие пояс», что являлось внешним признаком принадлежности к образованной страте общества), образ жизни, поведение и одежда сильно отличали их от основной массы сельского населения. Те шэньши, которые являлись землевладельцами, также сдавали землю в аренду. Барская запашка и связанное с ней хозяйство помещичьего типа, как и крепостническая система, не получили в традиционном Китае сколько-нибудь широкого распространения.

    Смотрите еще:  Бланк квитанция на оплату госпошлины на развод через суд бланк

    Однако далеко не все шэньши были достаточно крупными землевладельцами, чтобы жить на земельную ренту. В этом случае источником их основных доходов являлось занятие «интеллигентным» трудом: они становились школьными учителями, репетиторами, готовившими соискателей к государственным экзаменам, руководили сельскими общественными работами, возглавляли отряды местной самообороны. Те, кто стали чиновниками и поступили на государственную службу, получали казенное жалованье и имели некоторые «побочные» источники доходов. В целом доходы группы шэньши от земельных владений вряд ли превышали одну треть от всех совокупных доходов этого социального слоя. Доходы от службы, земельных владений и предпринимательства распределялись соответственно как 3:2 : 1. Несмотря на родственные связи, объединявшие верхи и низы общины, эксплуатация в деревне была жестокой. Арендная плата в зависимости от формы аренды колебалась от 30 до 70% урожая, составляя в среднем по стране 40%. Широко были распространены обременительные залоги за взятую в аренду землю, подношения землевладельцам при заключении арендного договора. Вместе с тем существовали и нормы традиционного обычного права, свидетельствовавшие о том, что не только арендатор, но и землевладелец нес определенные обязательства перед теми, кому он передавал для обработки свою землю. Эти нормы обязывали арендодателя в случае неурожая и стихийных бедствий снижать арендную плату или отменять ее вовсе, если урожай погибал полностью.

    В позднеимператорский период в Китае подавляющую часть населения составляли самостоятельные крестьяне-землевладельцы, что являлось весьма существенной чертой аграрного строя страны. В целом же господствовало мелкое и среднее землевладение. Большинство арендодателей владели 50—100 му земли (3—6 га), а крестьяне имели в среднем 10—20 му (0,6—1,2 га). Крупные землевладения, насчитывавшие сотни или тысячи му, были исключением и не определяли характер аграрных отношений. Как правило, землевладельцы-арендодатели занимались в деревне ростовщичеством, а сама ростовщическая эксплуатация наряду с арендой являлась вторым важнейшим источником процветания деревенских верхов.

    Самостоятельное крестьянство владело более чем половиной пахотных земель и составляло более половины всего сельского населения. Хозяйства таких крестьян-землевладельцев были наиболее широко распространены к северу от Янцзы, где роль арендных отношений была неизмеримо менее значительной, чем на юге.

    Все землевладельцы обязаны были платить налоги. Основным являлся единый подушно-поземельный налог, введенный в первой половине XVIII в. Его величина исчислялась в зависимости от количества и качества земли, находившейся во владении того или иного двора. Вносить налог за землю были обязаны все категории землевладельцев, включая и те группы, которые можно отнести к господствующему классу. Не делалось исключения и для шэньши, которые освобождались только от трудовых повинностей, но за ними сохранялось их главное обязательство перед государством — служить ему, исполняя труд ученого-книжника или чиновника-бюрократа.

    Подушно-поземельный налог являлся одной из форм ренты-налога и свидетельствовал о том, кто же являлся верховным и истинным собственником земли в императорском Китае. Таким собственником было государство, в сущности, сдавшее землю в аренду тем, кто фигурировал в налоговых реестрах в качестве владельцев. С этой точки зрения между шэньши, землевладельцем-арендодателем и рядовым крестьянином не было существенных отличий — все они были всего лишь держателями государевой земли.

    Часть пахотных земель (примерно 10%) принадлежала непосредственно императорской фамилии, а кроме того, маньчжурской аристократии, офицерам и солдатам маньчжурских войск. Земли императорских поместий обрабатывались прикрепленными к ним крестьянами. Так же обрабатывались и земли служивших в «восьмизнаменных»- войсках маньчжуров, которые помимо этого широко использовали труд многочисленных рабов, захваченных ими в период борьбы за завоевание Китая. «Восьмизнаменные» земли были расположены главным образом в районах Северного Китая и вокруг 72 городов, признанных стратегически важными центрами. В них размещались маньчжурские гарнизоны, солдатам и офицерам которых в первые годы правления маньчжурской династии были переданы земли, конфискованные у местного китайского населения.

    Как и в минский период, в цинском Китае была распространена еще одна форма казенного землевладения — военные поселения-, земли которых обрабатывались воинами пограничных гарнизонов. Однако эти отношения, привнесенные в Китай завоевателями-кочевниками, не могли сколько-нибудь существенно изменить традиционный общественный строй. На протяжении XVIII — начала XIX вв. рабство все в большей мере приобретало черты крепостных отношений, а особый статус «восьмизнаменного» землевладения был ликвидирован в середине XIX в.

    Процесс социальной дифференциации, естественным образом протекавший в клановых общинах, приводил к формированию на одном полюсе общинных богатых верхов, на другом — малоземельного и безземельного бедного крестьянства. Эти явления, отчетливо наблюдаемые на всем протяжении истории императорского Китая и подчиненные закономерности циклического движения, так и не привели к разложению общинно-клановой основы социальной жизни китайского общества. Этому препятствовало государство, заинтересованное в сохранении традиционной социальной структуры и являвшееся высшим собственником земли. Этому процессу оказывали противодействие и сами общинные институты, тормозившие процессы имущественной дифференциации между верхами и низами общины при помощи системы взаимопомощи, благотворительности и т.д.

    В организации городского ремесла на протяжении XVII—XVIII вв. также не произошло глубоких перемен по сравнению с периодом правления минской династии. Торговое и ремесленное население объединялось в корпоративные организации (хан), при создании которых важную роль играли клановые и земляческие связи. Характерной чертой китайских городских корпораций (впрочем, как и в подавляющем большинстве других стран Востока) было господство цехо-гильдий, когда ремесленник, как правило, являлся и продавцом собственной продукции, что свидетельствовало о незавершенности процесса отделения торговли от ремесла.

    Торгово-ремесленные корпорации, обладавшие правами внутреннего самоуправления, являлись, по существу, организациями, предназначенными для сбора налогов и отбывания повинностей в пользу казны. Частное ремесло (сы), как и частное землевладение (минь), было обложено многочисленными налогами и повинностями. Подобно крестьянину, частный ремесленник был беззащитен перед властями, имевшими право привлечь мастера из самой отдаленной провинции к работе на столичных казенных предприятиях. При этом только на дорогу могло уйти несколько месяцев. Власти придирчиво контролировали частные ремесленные предприятия, перераспределяли его доходы в пользу государства, производя «закупки» ремесленной продукции по ценам, значительно уступавшим рыночным.

    Как и в предшествующие эпохи, маньчжурское правительство продолжало руководствоваться традиционной теорией, согласно которой земледелие являлось основным, а торговля и промышленность — вспомогательным занятием подданных. Процветающий предприниматель и купец рассматривались властью не как опора трона, а, скорее, как нежелательные и даже потенциально опасные для устоев государства социальные фигуры. Поэтому китайские города не обладали особым правовым статусом, способным обратить их не только в центр экономической жизни, но и в автономный от властей центр политической активности. В этом смысле сколько-нибудь существенная разница между городом и деревней отсутствовала. Управление в городе возлагалось на чиновников, присланных из столицы и являвшихся в равной мере всесильными как в городе, так и в деревне.

    Пренебрежительное отношение к частной ремесленно-торговой деятельности проистекало также из того, что императорский двор использовал развитый казенный ремесленный сектор, а это позволяло не зависеть от частного ремесленного производства. Казенные предприятия действовали в различных отраслях производства и вполне обеспечивали маньчжурский двор, высшие слои чиновничества и армию. В условиях господствовавших социальных отношений имущество и жизнь предпринимательских групп населения ни в коей мере не были защищены законом. Последнее обстоятельство являлось весьма серьезным препятствием на пути становления капиталистических отношений.

    Правление цинской династии не внесло ничего существенно нового в характер политического строя китайской державы, продолжавшей оставаться «восточной» деспотией. Самодержавный правитель пользовался неограниченной властью, а управление страной основывалось на классических формулах, появившихся еще в древности и переживших века. Они звучали так: «В Поднебесной нет земли, кроме той, что принадлежит государю» и «Все живущие на этой земле являются подданными государя». Эти определения, ставшие отправным пунктом законодательства цинского Китая, отражали огромную роль государства и его правителя, который являлся одновременно верховным собственником всех земель и неограниченным властелином своих подданных.

    Цинский правитель в соответствии с китайской традицией именовался Сыном Неба, что прямо указывало на его Божественное происхождение, и считался лицом священным, посредником между Небом и людьми. Концепция Божественной сущности не только императорской власти, но и самого верховного правителя усиливалась в силу того, что он играл роль верховного жреца, совмещая таким образом политические и сакральные функции. Это находило выражение в следующем: дважды в год верховный правитель возглавлял самые важные, с точки зрения китайцев, религиозные церемонии, отправлявшиеся в столичных Храме Земли и Храме Неба. В них император проводил ритуальную борозду по специально подготовленному для него полю, что символизировало благополучное начало сельскохозяйственных работ, возносил моления и приносил жертвы Небу, призывая его быть милостивым к его подданным. В соответствии с законом под страхом смерти было запрещено произносить вслух собственное имя императора, который именовался по девизу его правления. Например, первый маньчжурский император правил под девизом «Шуньжи», что в переводе означает «благоприятное правление». Подданным, не приближенным ко двору, было запрещено видеть лицо правителя, поэтому во время следования его кортежа окна и двери домов следовало наглухо закрывать.

    Сын Неба, совмещавший в своей деятельности верховное законодательное и административное начала, опирался на два совещательных органа: императорский секретариат и военный совет. Стремясь привлечь на свою сторону представителей китайской ученой элиты, маньчжуры пытались соблюсти видимость равноправия. По этой причине в состав императорского секретариата входило равное число сановников-китайцев и маньчжуров. Однако при вынесении окончательных решений императоры все же в большей степени полагались на советы из числа наиболее приближенных членов императорского дома и высшей маньчжурской знати. После учреждения в первой трети XVIII в. военного совета, при назначении которого принцип пропорциональности не соблюдался, именно к нему перешли функции основного совещательного органа при императоре. Опираясь на традиционную для Китая систему управления, маньчжуры, насчитывавшие накануне завоевания империи всего лишь 700 тыс. человек, утвердили свое господство над китайским народом. В сущности, это была система национального гнета, которой народ Китая упорно сопротивлялся.

    Система центральных органов управления в своих основных чертах также оставалась прежней. Осуществляя свою власть, маньчжурские правители опирались на систему органов управления, состоявшую из шести ведомств: церемоний, чинов, налогов, судебных, военных дел и общественных работ. Сведения со всей страны поступали в одно из соответствующих министерств, обрабатывались там в виде меморандумов, проектов указов и ложились на стол императора, который и принимал окончательные решения. Несмотря на огромные масштабы империи и сложность системы государственного управления, император был хорошо информирован о происходящем в державе, которая была вполне «управляемой». Благодаря системе почтовых станций, повсеместно созданной военным ведомством, самые важные известия оперативно поступали из провинций в столицу. К примеру, наиболее важные депеши могли быть доставлены в столицу из далекой провинции Гуандун в течение всего лишь двух недель.

    Подписанные императором указы оглашались со стены, ограждавшей с юга императорский дворец, именовавшийся Закрытым городом. После этого специально назначенный для исполнения данной процедуры чиновник вкладывал свиток с текстом указа в клюв изваяния феникса. Далее изваяние птицы на веревках спускалось вниз со стены, свиток почтительно извлекали из клюва и уносили в глубь дворцового комплекса. Считалось, что с этого момента указ вступал в законную силу и его следовало принять к неукоснительному исполнению.

    В административном отношении китайская держава делилась на 18 провинций, во главе которых были поставлены губернаторы. В некоторых случаях несколько провинций объединялись в наместничества, возглавляемые наместником. Каждая провинция в свою очередь делилась на десять областей, которых таким образом насчитывалось 180, а область состояла из уездов, во второй половине XVIII в. их было примерно полторы тысячи. В ведение провинциальных и уездных органов управления были поставлены те же сферы государственного управления, что и в столице. Провинциальная управа состояла из следующих отделов: финансового, образования, государственных монополий.

    Управление на местах осуществлялось уездными администрациями. Их деятельность затрагивала вопросы налогообложения, отправления судебных функций, образования, организации государственных экзаменов на получение ученого звания. В зависимости от величины уезда его административный персонал мог насчитывать от 200 до 2 тыс. человек. Наряду с деревенским самоуправлением, основанным на действии клановых институтов, которые непосредственно не подчинялись уездной администрации, в сельской местности (так же, как и в городе) действовала система баоцзя — круговой поруки. Население было объединено в группы, состоявшие из десяти дворов, члены которых несли ответственность друг за друга при выплате налогов, отбывании повинностей, в случае нарушения законов. Во главе десятидворок, в свою очередь объединенных в стодворки, стояли старосты. Они несли личную ответственность перед уездным чиновничеством за происходящее на вверенной их попечению территории.

    Укрепляя систему баоцзя, бывшую традиционной формой коллективной ответственности подданных перед государством, цинские правители Китая стремились противопоставить ее естественно возникшей и исконно существовавшей форме коллективности — клановой общине. Община не признавалась в качестве административной единицы, по этой причине чиновники доводили распоряжения до местного населения, используя структуры, связанные со стодворками и десятидворками. Однако их исполнителями являлись именно общинники, объединенные не столько системой баоцзя, сколько институтами кланового самоуправления.

    Весьма многочисленным населением империи, которое к концу XVIII в. по подсчетам современных исследователей составило около 300 млн. человек, управляли всего 27 тыс. чиновников (20 тыс. — гражданские, 7 тыс. — военные). К сдаче экзаменов на получение ученой степени, что являлось необходимым условием для получения гражданского или военного чиновничьего ранга, допускалось все полноправное население, т.е. выходцы из семей, главы которых уже были обладателями ученого звания, а также те, кто принадлежал к земледельцам (нун), ремесленникам (гун) и торговцам (шан).

    Система экзаменов, которая установилась с эпохи Тан, имела трехступенчатый характер. Экзамены подразделялись на уездные, провинциальные и столичные. Соискатели ученых степеней должны были продемонстрировать высокий уровень иероглифической грамотности и глубокое знание классических произведений, входивших в состав так называемого «Девятикнижия», включавшего исторические и философские трактаты древности. Реальные надежды на получение чиновничьего ранга и соответствовавшей ему должности имели главным образом лишь те, кто успешно сдал экзамены в провинции или столице, что было связано со сравнительно немногочисленной номенклатурой чиновничьих постов. Все чиновники цинской империи включались в. соответствующие списки, в которых отмечались основные этапы их карьеры. Эти списки обновлялись в основном один раз в три года, что было связано с периодичностью государственных экзаменов. Точно так же — один раз в три года — производилась переаттестация чиновничества. Она завершалась решением ведомства чинов и утверждалась императором — о повышении, понижении, оставлении на прежнем месте или увольнении в отставку того или иного администратора.

    Смотрите еще:  Коллективный договор центра помощи детям

    После окончания службы чиновник, как правило, стремился вернуться в родные места, где занимал видное положение в «неофициальной» администрации — органах деревенского (кланового) самоуправления. В старом Китае была популярна поговорка, ярко отражавшая подобные устремления образованных людей: «Что может быть лучше, чем вернуться в родную деревню в ореоле славы и в богатом халате». Под руководством шэньши общинники занимались ирригационным строительством, а также другими общественными работами. Чиновники, вышедшие в отставку, нередко становились преподавателями деревенских школ, составителями общинных хроник. Часто они выступали защитниками интересов односельчан перед лицом местной официальной администрации.

    В цинском Китае чиновники, находившиеся на государственной службе, получали жалованье в денежной и натуральной форме, но отнюдь не земельные владения. И хотя размеры жалованья были сравнительно незначительными, однако после нескольких лет службы чиновник нередко становился вполне состоятельным человеком. Путь к богатству лежал через получение различных подношений, которые далеко не всегда рассматривались как прямые взятки, и присвоение части налоговых сборов с населения. Часто после выхода в отставку шэньши приобретали земельные владения и делали богатые подарки родному клану, включая и передачу в дар земельных владений. Именно таким образом общины и кланы увеличивали фонд общественных земель — клановых, храмовых, училищных, благотворительных и т. д. В клановых хрониках некоторых районов Южного Китая прямо указывалось, сколько земли должен преподнести в дар сородичам удачливый и наделенный талантом соискатель ученых званий и чиновничьих рангов.

    Социальная структура цинского общества претерпела, собственно говоря, незначительные изменения по сравнению с минским периодом. Тем не менее некоторые отличия существовали. В цинском Китае появилась новая привилегированная часть населения, состоявшая из завоевателей-маньчжуров. Они составляли замкнутую страту. Браки между маньчжурами и китайцами были запрещены, точно так же, как и продажа коренному населению принадлежавших маньчжурам земель. В отношении маньчжуров действовали особые установления, отмечавшие их привилегированный статус.

    На протяжении конца минской и цинской эпох несколько изменилось положение торгово-ремесленных слоев населения. Хотя правительство и продолжало относиться к неземледельческой деятельности настороженно, тем не менее им была предоставлена возможность войти в состав элиты (господствующего класса) китайского общества позднеимператорской эпохи, состоявшей из книжников-чиновников, землевладельцев-арендодателей и богатых торговцев.

    В цинском Китае половина чиновников, получивших высокие ученые звания, являлись выходцами из семей, в которых в течение нескольких поколений не было шэньши. Другая группа господствующего класса — землевладельцы-арендодатели — вообще законодательно не выделялась особо, а рассматривалась как часть слоя землевладельцев. Торговцы также не являлись замкнутым слоем, и вложение капитала в землю вполне могло превратить их в землевладельцев, что и воспринималось в качестве важного мотива предпринимательской деятельности.

    Основные юридические нормы, определявшие принципы государственного управления, были заключены в сводах законов цинского Китая. В их основу были положены минские законы, восходившие к законодательству танского Китая. Дополненные и усовершенствованные своды законов цинской империи были зафиксированы более чем в тысяче глав, которые в свою очередь содержали тысячи статей. Однако попытки найти в этом огромном законодательном своде намек на определение прав подданных китайской империи были бы безрезультатными. Традиционные китайские законы — это всего лишь перечень наказаний за нарушение прав одной инстанции — китайского деспотического государства.

    Итак, с точки зрения фундаментальных социальных институтов китайское общество императорской эпохи представляется стабильным. Это была социальная структура, в основе которой лежали клановые общины, объединенные имперской государственностью. В качестве социального слоя, обеспечивавшего противоречивое соединение этих двух начал, выступали книжники-чиновники, каждый из которых на протяжении собственной жизни мог представлять общину (до поступления на государственную службу и после отставки) или государство (в период нахождения на службе). Именно эти черты общественного строя традиционного Китая циклически воспроизводились в его истории.

    Сказанное, однако, не означает, что императорский Китай — это общество, не знавшее развития. В его истории сменялись династии и философские учения, совершенствовались искусства, углублялись знания об окружающем мире, появлялись новые религиозные системы, постепенно совершенствовалась технология сельскохозяйственного и ремесленного производства. Наконец, китайскую историю характеризовало чисто пространственное развитие, приведшее к образованию в XVIII в. огромной по территории и численности населения империи.

    Однако истинной доминантой, определявшей то, что можно назвать развитием императорского Китая, были явления, связанные с положением и ролью китайской бюрократии. Иначе говоря, развитие императорского Китая — это история развития слоя шэньши и всех сопутствовавших этому слою социальных институтов: системы государственных экзаменов, конфуцианского образования и т.д. С этой точки зрения цинский Китай являлся в какой-то мере воплощением представлений Конфуция об обществе, где не родовитость и богатство, а знания и образованность лежат в основе достижения высокого общественного положения. Этот исторический опыт был радикально отличен от процессов, составлявших суть европейской истории в период средневековья, где развитие определялось утверждением института частной собственности и рынка, ставших основой перехода Западной Европы к буржуазному обществу.

    Глава 4. Древний Китай

    Глава 4. Древний Китай

    § 1. Государство Шан (Инь)

    История Древнего Китая делится на четыре периода, каждый из которых связан с правлением определенной династии. Первый период— Шан (Инь) — продолжался с XVIII в. до XII в. до н. э.; второй период — Чжоу — с XII в. до 221 г. до н. э.; третий— царство Цинь — с 221 до 207 г. до н. э.; четвертый — царство Хань — с 206 г. до н. э. до 220 г. н. э. Четвертый период характеризуется перерастанием рабовладельческого государства в феодальное.

    Согласно китайским преданиям возникновение государства в Древнем Китае связано с покорением в XVIII в. до н. э. племени ся племенем шан. Стоявший в то время во главе племени шан Чэн Тан основал династию, получившую название Шан. Это название затем было принято в качестве названия правящей династии государства. В более позднее время, после падения династии Шан, ее, а также государство в целом стали обозначать иероглифом «инь». Поэтому первый период в истории Древнего Китая имеет два названия — Шан и Инь. Чэн Тан стал первым китайским царем (ваном).

    Таким образом, особенность образования государства в Китае заключается в том, что процесс перехода от первобытно-общинного строя к классовому обществу был активизирован покорением одного народа другим. Органы первобытно-общинного строя не были приспособлены для управления завоеванным народом. С этой целью был создан специальный государственный аппарат. В этот период завершился начавшийся в эпоху, предшествующую Иньскому царству, переворот в социальных отношениях.

    Общественный строй. Иньское общество и государство были рабовладельческими. Господствующий класс складывался из иньской светской аристократии, жреческой знати и аристократии подчиненных племен.

    В зависимости от близости к царю и от занимаемой должности светской аристократии присваивались титулы, дававшие определенные привилегии. Социальное положение определялось также земельными владениями и наличием рабов.

    Рабами могли владеть как частные лица, так и государство. Источниками рабства являлись: захват пленных на войне, продажа в рабство за долги, обращение в рабство за некоторые преступления, получение рабов от подчиненных племен в качестве дани. Рабы находились на положении скота. Они не могли иметь ни семьи, ни имущества.

    Значительную часть населения составляли свободные общинники. Община играла большую роль в общественных отношениях иньского времени. Общинное землепользование было организовано по системе «колодезных полей». Все земли делились на две категории: общественное поле и частные поля. Общественное поле обрабатывалось совместно всей общиной, весь урожай поступал старосте общины и в конечном итоге посылался царю. Частные поля находились в индивидуальном пользовании семьи. Урожай с этих полей шел на прокормление свободных общинников. Частные поля, однако, не являлись собственностью их. держателей. Земля рассматривалась как государственная собственность и находилась в распоряжении царей. В частной собственности в данный период были рабы, дома, орудия труда.

    Государственный строй. Государственный строй на раннем этапе сохраняет пережитки родоплеменной военной демократии. В дальнейшем наблюдается монополизация царем всей полноты власти. Старейшины шан-инь из племенных вождей превратились в единоличных правителей. Среди подданных укреплялось представление о них как о «сыновьях Неба», получивших власть по воле божественных сил.

    Царь был первым и самым крупным рабовладельцем, верховным военным вождем, высшим судьей и первосвященником. Религия представляла в глазах народных масс его божественное происхождение. Царь возглавлял государственный аппарат, на высшие должности в котором назначал своих близких родственников. Более низкие должности занимали профессиональные чиновники: писцы, сборщики налогов, судьи и т. п.

    Должностные лица подразделялись на три основные категории: высшие гражданские чиновники; военные чиновники; всевозможные советники, прорицатели. Существовали такие неотъемлемые атрибуты государства, как армия и тюрьмы.

    В XII в. до н. э. государство Шан (Инь) переживает агонию, вызванную обострением внутренних противоречий. В то же время укрепляет свои силы и расширяет владения племя чжоу, находившееся под властью иньских ванов. Под руководством чжоу объединяется ряд племен для борьбы против Иньского государства. В 1076 г. до н. э. племена чжоу нанесли поражение иньской армии. Государство Шан пало. На смену ему пришло царство, основанное племенем чжоу, по имени которого называется новый большой период в истории Древнего Китая.

    § 2. Государство Чжоу

    Время правления династии Чжоу делится на три периода: период Западного Чжоу (1122—742 гг. до н. э.), Восточного Чжоу (770–403 гг. до н. э.), период «воюющих царств» (403–221 гг. до н. э.).

    Период Западного Чжоу отмечен более высокой ступенью развития производительных сил, увеличением численности рабов, развитием крупного землевладения. Укрепляется рабовладельческое государство, усложняется его структура.

    Общественный строй. Господствующее положение в обществе занимала рабовладельческая аристократия, к которой относились чжоуская наследственная и военная знать, часть иньской рабовладельческой аристократии, уцелевшая после покорения.

    Собственником земли по-прежнему был царь (ван). Он распоряжался землей, жалуя и отбирая ее. Развивалось крупное землевладение. Рабовладельческая аристократия свободно распоряжалась своими владениями — судя по имеющимся данным, землю можно было отчуждать, сдавать в аренду, закладывать. В этот период появляется тенденция к превращению владений в частную земельную собственность, хотя формально во владении землей сохраняется зависимость от воли царя. В дальнейшем, с ослаблением власти чжоуских царей, происходит превращение права крупных рабовладельцев на владение землей в право собственности на землю.

    Большую роль в период Западного Чжоу продолжало играть общинное землепользование. Сохранилась упомянутая выше система «колодезных полей». В целом земледельцы (нунфу) влачили жалкое существование. Многие из них переходили в разряд безземельных — арендаторов.

    В самом низу общественной лестницы находились рабы, число которых увеличивалось за счет военнопленных, завоеванного мирного населения, государственных преступников, при этом возрастало число частных рабов. Рабский труд широко использовался в различных отраслях хозяйства.

    Государственный строй. Верховная власть находилась в руках наследственного царя (вана).

    В царстве Чжоу существовала дворцовая система управления: дворцовые служащие являлись одновременно и должностными лицами. Она включала большое количество чиновников, имеющих самую разнообразную компетенцию: чиновник, ведающий конюшнями вана, писец, начальник царского архива, хранитель царской сокровищницы, чиновник, следящий за ритуалом, и т. д.

    Государственный аппарат складывался из приближенных личных слуг вана, а иногда и доверенных рабов. Высший сановник (сян) возглавлял государственный аппарат. Сян был главой административного аппарата и ближайшим помощником вана по управлению страной. Высшие чиновники (дафу) делились на три разряда: старшие, средние, младшие.

    По преданию, царь Чэн ван (1115–1079 гг. до н. э.) осуществил организацию и укрепление государственного аппарата. Главными советниками царя являлись «три гуна»: «великий наставник», «великий учитель» и «великий покровитель» (из их числа назначался сян). Кроме того, значительную роль в государстве играли три управителя: один ведал культом, другой возглавлял ведомство общественных работ (в его ведении находились земельный фонд и ирригационная система), третий («великий начальник лошадей») управлял военным ведомством. Видную роль в Западном Чжоу играли жрецы и гадатели. Существовали должности верховного жреца и «великого гадателя».

    Армия не была полностью постоянной. Она состояла из двух частей: небольших кадровых отрядов и ополчения, собираемого во время войны.

    Централизованного государства в течение всего периода Чжоу не существовало, и в непосредственном управлении вана находилась лишь столичная область. Остальная территория страны управлялась владетельными князьями — чжухоу. В данный период окончательно установилась созданная еще в эпоху Инь иерархическая система княжеских титулов, состоявшая из пяти категорий: гун, хоу, бо, цзи, инань. Правители получали свою территорию из рук чжоуского царя и были обязаны являться ко двору в определенные сроки. Это подчеркивало их зависимость от царя.

    Территория княжества делилась на более мелкие административные единицы, сложившиеся на базе прежнего родо-племенного деления. Низшей административно-территориальной единицей являлась сельская община. Судя по имеющимся данным, устройство сельских общин было неодинаково в различных княжествах. Наиболее типичным было следующее: пять семейств составляли соседскую общину — линь, пять таких общин объединялись в деревню — ли, четыре ли образовывали «клан» цзу, пять цзу образовывали группу — дан, пять дан составляли округ — чжоу, пять чжоу образовывали сян. Во главе сяна стоял управитель — цин. Самой низшей была административная должность старосты сельской общины.

    В IX в. до н. э. ослабевают связи центральной власти с правителями зависимых княжеств. Правители княжеств прекращают свои приезды ко двору, не присылают дани. Усиление эксплуатации влечет недовольство народных масс; восстание привело к изгнанию царя. Неудачные войны с кочевниками вносят свой вклад в развал Западного Чжоу, и страна распадается на ряд самостоятельных государств. Чжоуские цари превратились в правителей небольшого владения — Восточного Чжоу.

    Смотрите еще:  Зеленый берет приставы

    Период Восточного Чжоу характеризуется крупными изменениями в экономической и политической жизни страны. Развитие ремесел и торговли обусловливает возрастание роли купечества в общественной жизни. Происходит утрата наследственной рабовладельческой знатью своих родовых земельных владений, которые переходят в руки военачальников, служилых людей, купцов. Это приводит к упадку наследственного землевладения родовой аристократии и укреплению частной собственности рабовладельцев на землю. В руках служилой знати сосредоточиваются значительные земельные владения. Крупное землевладение образуется за счет не только пожалований за постоянную службу и особые заслуги, но и насильственных захватов.

    Развитием крупного землевладения отмечен и следующий период в истории Китая — период Чжаньго («воюющих царств»). Одновременно разрушается общинное землевладение старого типа (системы «колодезных полей»). Один из первых ударов по общинному землевладению был нанесен введением земельного налога: вместо обработки общинных полей земледельцы должны были уплачивать налог со своей земли.

    С момента уничтожения монархии Западного Чжоу единого государства не существовало. Страна распалась на множество самостоятельных государств, которые вели между собой ожесточенную борьбу; в процессе которой более слабые государства поглощались более сильными. В VI в. до н. э. происходит усиление царства Цинь, которое выходит победителем из борьбы с другими царствами и в III в. до н. э. основывает новое Циньское царство.

    § 3. Государство Цинь

    Созданию сильного централизованного государства Цинь способствовали реформы Шан Яна — сановника Циньского государства. Эти реформы заключались в следующем. Была узаконена свободная купля-продажа земли, что нанесло удар общинному землевладению. Распад общины ускорил реализацию закона о принудительном дроблении больших семей. В целях централизации государства было проведено новое административное деление по территориальному принципу. Изменилась система взимания налогов: новый налог определялся количеством обрабатываемой земли. Было перевооружено и реорганизовано войско, создано 18 степеней знатности за военные заслуги. Эти реформы ознаменовали переход к развитому рабовладельческому государству. Жизнь в государстве подчинялась общим правилам. Император ввел единые письменные знаки, упорядочил меры веса и длины, утвердил обязательные для всех законы, даже обрядовая утварь и оружие изготовлялись по единому образцу. Строгое соблюдение законов считалось первостепенным условием порядка в стране.

    Сильное централизованное государство Цинь сумело подчинить себе остальные китайские государства, и в результате была образована огромная империя. Главой государства был император (ху-анди). В его руках сосредоточивалась вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти. Управление империей осуществлял разветвленный государственный аппарат, в состав которого входили десятки тысяч чиновников. Во главе аппарата управления стояли левый и правый ченсяны (министры). Заместителями ченсянов были секретари. К высшим государственным чиновникам относились начальник дворцовой стражи, чиновник, ведавший культом предков императора, чиновник, ведавший вопросами внешних сношений. Большую роль в деятельности государственного аппарата играли императорские советники.

    После завоевания древнекитайских царств в империи были проведены административная, аграрная, финансовая и военная реформы по образцу реформ Шан Яна. Границы прежних царств были уничтожены. Огромную территорию разделили на 36 областей, которые, в свою очередь, делились на уезды, уезды — на волости, а волости — на тин (низшая административная единица). Во главе каждой области стояли два управителя — представители военной и гражданской власти, которые назначались из столицы и в любой момент могли быть смещены императором. Прежняя аристократия была поставлена под строжайший надзор имперских чиновников. Старые аристократические титулы были уничтожены. Критерием знатности стали богатство и государственные заслуги. Были введены очень суровые законы, каравшие за малейшие проступки. Чиновники в своей деятельности руководствовались твердо установленными едиными законами. Государственный аппарат этого периода был громоздким, сложным, на службе состояла масса чиновников.

    Проведенные реформы ненадолго сплотили государство. Из-за глубоких социальных противоречий вспыхивали восстания, самое мощное из которых в 206 г. до н. э. привело к гибели циньской монархии. К власти пришла новая династия — Ханьская.

    § 4. Государство Хань

    Основателем новой династии был сельский староста Лю Бан, один из руководителей восстания. В начале своего правления он осуществил ряд реформ, направленных на смягчение положения рабов и крестьян (были освобождены многие рабы, уменьшен поземельный налог и т. д.). Однако эти реформы не остановили роста рабовладения и крупного частного землевладения — основных причин, порождающих социальные противоречия. Положение народных масс спустя некоторое время вновь ухудшилось.

    В конце I в. до н. э. императором Ай-ди был принят указ об ограничении количества рабов и земли у крупных собственников: никто не мог иметь земли больше 138 га, рабов должно было быть от 30 до 200 в зависимости от социального положения собственника.

    Структура центрального и местного государственного аппарата осталась прежней. Стремления царской власти были направлены на централизацию страны. Этому способствовало новое административное деление Китая. Страна была поделена на 13 крупных округов, возглавляемых наместниками императора — окружными ревизорами, осуществлявшими контроль за местной администрацией. Увеличилось число областей, округов, уездов.

    Во главе областей и уездов стояли три назначаемых из центра чиновника: правитель и его помощники по гражданским и военным делам. Деятельность местной администрации контролировалась инспекторами из центра.

    Более решительная попытка смягчить классовые противоречия реформами сверху была предпринята Ван Маном, который в 8 г. н. э. совершил дворцовый переворот и захватил власть. В 9 г. н. э. он провозгласил себя императором «новой» династии и объявил о намерении проводить политику решительных реформ. Идейными вдохновителями реформы были конфуцианцы.

    Сущность реформ сводилась к следующему. Запрещалась купля-продажа земли, все земли были объявлены царскими; одновременно восстанавливалась древняя система общинного землевладения. Была запрещена купля-продажа рабов. Но, ведя борьбу против частного рабовладения, Ван Ман не только не сделал попыток ограничить государственное рабовладение, но пытался обосновать законное право государства владеть рабами. Численность государственных рабов увеличилась. Из них стали формировать армии.

    Неоднократно проводились денежные реформы, были введены новые налоги, учреждены особые управления, которые должны были регулировать рыночные цены и регламентировать ссудный процент. Все это способствовало сосредоточению всех источников доходов, в частности значительной части ссудных операций, в руках государства.

    Ван Ман стремился к тому, чтобы создать сильную бюрократическую империю. Был увеличен государственный аппарат, установлена продажа должностей. Государственные служащие для занятия должности сдавали экзамен, причем они должны были в совершенстве знать учение Конфуция. Эти меры подрывали могущество старой родовой и чиновничьей знати и обеспечивали доступ к государственному управлению разбогатевшим купцам, ремесленникам, незнатным землевладельцам. За нарушение «новых законов» были введены суровые наказания, и десятки тысяч людей были казнены или превращены в государственных рабов.

    Но реформы Ван Мана не дали желаемого результата. Они не ослабили, а, напротив, углубили, обострили классовые противоречия, привели к разрушению экономики страны. Доведенное до отчаяния население в 18 г. н. э. подняло восстание, которое известно под названием восстания «Краснобровых». В период успехов к восставшим примкнули представители свергнутой Ван Маном ханьской династии, стремившиеся восстановить свою власть. В 23 г. н. э. ханьская династия, вернувшись на престол, отменила указы и распоряжения Ван Мана. Экономика страны стала стабилизироваться. Существенные изменения произошли в государственном аппарате. Функции по управлению страной были разделены между пятью ведомствами, при императоре создан высший совещательный орган — императорский совет.

    Во второй половине II в. н. э. борьба политических группировок привела к глубокому политическому кризису. Хозяйственная система страны пришла в упадок. В 184 г. мощное восстание «Желтых повязок» охватило страну. Оно было подавлено ценой огромного напряжения сил — погибла значительная часть населения, опустели земли, были разрушены некоторые крупные города. В результате мощных ударов восстаний пала единая Ханьская империя. В 220 г. она распалась на три царства.

    § 5. Основные черты права Древнего Китая

    Если верить преданиям, уже в X в. до н. э. чжоуским Муваном было разработано уложение о наказаниях. Эта кодификация насчитывала якобы 3000 статей. В Уложении говорилось о смягчающих и отягчающих обстоятельствах, различались неосторожные и умышленные деяния. По всей вероятности, Уложение представляло собой запись отдельных судебных решений и закрепляло прежде всего нормы обычного права.

    Период Чжаньго отмечен бурным развитием законодательной деятельности. — В идеологии этого времени господствовали два течения, оказавшие большое влияние на развитие права: конфуцианство и легизм. Философское учение конфуцианства признавало преобладающее значение норм морали над нормами права, отождествляя право с уголовным законом. Легисты, напротив, придавая большое значение правовым нормам, пытались распространить их действие на все случаи жизни, проповедовали равенство всех перед законом, неотвратимость наказания для всех лиц, выдвигали идею сильного государства. Одним из ведущих представителей этой школы Лу Куем была написана «Книга законов», рассматривавшая различные преступления и наказания за них.

    Конец рабовладельческого периода в истории Китая отмечен многочисленными сборниками права.

    Право собственности. В периоды Инь, Западного Чжоу земля считалась собственностью вана, на полученные в дар земли приближенные имели лишь право пользования. В период Западного Чжоу намечается тенденция к превращению владений в частную собственность. С середины I в. до н. э. в ряде царств стали совершаться торговые сделки с землей. Период Цинь отмечен интенсивным развитием частнособственнического землевладения за счет перераспределения земельного фонда и перехода его в руки новой знати.

    Помимо земли важнейшим объектом права собственности были рабы. В период Инь они находились на положений скота, считались государственной собственностью и, хотя находились во владении частных лиц, купли-продажи еще не подлежали.

    Во времена Чжоу стали возможны обмен и покупка раба. В V–III вв. до н. э. существовали две категории рабов: государственные и частные, причем частное рабовладение играет все большую роль. Для периода Цинь характерна широкая и свободная торговля рабами.

    Обязательства. Древнекитайскому праву были известны различные виды договоров. Одним из первых является договор мены, который постепенно по значимости уступает место договору купли-продажи. При совершении торговых сделок требовалось заключение договора в письменной форме и, кроме того, уплачивалась пошлина. Довольно широкое распространение получил договор дарения — земли, рабов, колесниц, оружия и другого имущества. В период Чжаньго был известен договор займа, оформлявшийся долговой распиской, развивается ростовщичество. Были распространены отсрочка платежа, внесение залога, выдача письменных обязательств. Развитие договора займа привело к появлению долгового рабства. В V–III вв. до н. э. довольно часто заключался договор аренды земли. К III в. до н. э. относятся сведения о до; говоре личного найма.

    Брачно-семейные отношения. Для Древнего Китая характерна большая патриархальная семья с абсолютной властью отца, с многоженством, культом предков. Женщина полностью зависела от власти мужа, личного имущества не имела, права женщин в наследовании были ограничены. Брак детей заключали родители.

    Уголовное право и процесс. Перечень преступлений, называемых в источниках, огромен. В эпоху Чжоу насчитывалось 3000 различных видов преступлений. Среди них — государственные (мятеж, заговор), религиозные (шаманство, выбрасывание золы на улицу), против личности (убийство, нанесение телесных повреждений), против собственности (кража, грабеж, убой чужого скота), воинские (неявка к установленному сроку на место сбора, непроявление мужества воином). Как преступления рассматривались отказ от уплаты налога, пьянство, которое влекло за собой смертную казнь.

    Длительное время существовала кровная месть. В условиях обострения классовой борьбы этот обычай вытесняют система телесных наказаний и широкое применение смертной казни, осуществляемой непосредственно органами государственной власти.

    Виды наказаний в различные периоды незначительно отличались друг от друга. В Иньском государстве применялись битье палками, отрезание носа, поджаривание на огне, разрубание на мелкие части, обезглавливание, закапывание живым в землю, отрубание руки, ноги, выкалывание глаз. В Уложении Му-вана (период Чжоу) выделены пять основных наказаний: «мосин» (клеймо тушью на лице) применялось за 1000 различного рода провинностей; «исин» (отрезание носа) — также за 1000 различных провинностей; «фэйсин» (отрезание ног) — за 500 провинностей; «чужин» (кастрация для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) — за 300 провинностей; «данисин» (отрубание головы) — за 200 провинностей. Кроме перечисленных, в кодексе наказаний указаны битье палками, удары плетью, отрезание ушей и др. От наказания можно было откупиться.

    Во времена Цинь устрашение окончательно становится основной целью наказания. Широко применяется смертная казнь в самых разнообразных видах.

    Суд не был отделен от администрации, судебные функции выполняли многочисленные представители государственного аппарата. Верховным судьей был император. На местах судили представители местной администрации. Имелись чиновники, обязанные разыскивать преступников, вести борьбу с ворами и разбойниками, начальники тюрем, лица, приводившие в исполнение судебные решения.

    В периоды Инь и Западного Чжоу процесс носил обвинительно-состязательный характер. В случаях совершения преступлений рабами использовались элементы розыскного процесса. Позднее этот вид процесса применяется все шире, вытесняя состязательный.

    Похожие статьи:

    • Развод в тамбове сколько стоит Как подать на развод в Тамбове? как можно подать на развод если муж живет в москве а я живу в тамбове? детей нет и совместно нажитого имущества тоже нет! могу ли я подать заявление на […]
    • П 101 судебная практика Обзор судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Калининградской области дел, связанных с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного […]
    • Спор иосифлян с нестяжателями Спор иосифлян и нестяжателей Одной из характерных черт развития русской общественной мысли начала XVI в. является борьба двух идеологических течений — иосифлянства и нестяжательства. […]
    • Жалоба на нарушение сроков уголовного судопроизводства Раздел V. ХОДАТАЙСТВА И ЖАЛОБЫ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Раздел V. ХОДАТАЙСТВА И ЖАЛОБЫ Глава 15. […]
    • Налоговый кодекс возврат за лечение Налоговый вычет за лечение Разделы: В каких случаях можно получить возврат 13% на лечение? Налоговый вычет на лечение относится к категории социальных налоговых вычетов. На него […]
    • Судебная практика по налоговым правонарушениям 2019 Как рассматривают дела о налоговых правонарушениях Правовое регулирование Порядок рассмотрения дел о налоговых правонарушениях регулирует НК РФ, а именно ст. 100.1 , 101 и 101.4 . Первая […]
    Перспектива. 2019. Все права защищены.