П 101 судебная практика

Обзор судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Калининградской области дел, связанных с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения

Обзор судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами
Калининградской области дел, связанных с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения

В соответствии с указаниями Верховного Суда Российской Федерации от 24 января 2012 года судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда проведено изучение практики рассмотрения в период с 2009 по 2012 годы дел, связанных с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Дела указанной категории в статистическом отчете не выделяются отдельной строкой, всего на обобщение поступило свыше 500 дел, рассмотренных районными (городскими) судами области в указанный период времени, из которых большую часть (свыше 410 дел) составляют дела о признании права собственности в порядке наследования на земельную долю в праве общей собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения и значительное количество (67 дел) — о прекращении права собственности на земельные доли и о признании права собственности Калининградской области на земельные участки, сформированные в счет невостребованных земельных долей.

При этом в большинстве случаев заявленные требования удовлетворены. Так, по спорам о признании права собственности на земельные доли удовлетворены иски по 300 делам (свыше 73% рассмотренных дел данной категории), по спорам о выделе земельных участков в счет невостребованных земельных долей — по 64 делам (96%), что не во всех случаях оправданно.

Изучение дел показало, что имеют место определенные ошибки в применении норм как процессуального, так и материального права.

Отдельные вопросы применения норм процессуального законодательства, регулирующих возвращение и оставление без движения исковых заявлений, отказ в их принятии и иные вопросы по делам об обороте земель сельскохозяйственного назначения

Как следует из представленных материалов и гражданских дел по спорам, связанным с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения, отдельные исковые заявления указанной категории возвращены в основном по основаниям, предусмотренным п.п. 1 , 4 ч. 1 ст. 135 , ст. 136 ГПК РФ.

Возвращая исковые заявления по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, судьи не во всех случаях учитывают, что законом не установлен обязательный досудебный порядок урегулирования земельных споров, в том числе по спорам о выделе земельного участка в счет земельных долей.

Например, определением судьи Полесского районного суда Калининградской области от 25 мая 2010 года возвращено исковое заявление Б.И.М. к ЗАО «П» о признании незаконным возражений относительно местоположения выделяемого в счет земельной доли земельного участка и признании согласованным местоположения выделяемого земельного участка.

Такое определение мотивировано тем, что истец не представил сведения о соблюдении обязательного досудебного порядка урегулирования настоящего спора, установленного для дел данной категории пунктом 4 ст. 13 Федерального закона N 101-ФЗ от 24 июля 2002 года «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

В кассационном порядке указанное определение не обжаловалось.

Данное определение представляется ошибочным по следующим основаниям.

Статьей 13 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в редакции Федерального закона от 18 июля 2005 года N 87-ФЗ, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений) закрепляется право участника или участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения выделить земельный участок в счет своей земельной доли или своих земельных долей ( пункт 1 ) и предусматривается, что местоположение земельного участка, выделяемого в счет земельной доли, определяется участником долевой собственности в соответствии с решением общего собрания участников долевой собственности при утверждении границ части находящегося в долевой собственности земельного участка, предназначенной для выделения в первоочередном порядке земельных участков в счет земельных долей в соответствии со статьей 14 данного Федерального закона; образование земельного участка, выделяемого в счет земельной доли, осуществляется на основании этого решения ( пункт 2 ); в случае, если общее собрание участников долевой собственности не утвердило такие границы, участник долевой собственности обязан известить в письменной форме о своем намерении выделить земельный участок в счет своей земельной доли остальных участников долевой собственности или опубликовать сообщение в средствах массовой информации, определенных субъектом Российской Федерации, с указанием предполагаемого местоположения выделяемого земельного участка ( абзац первый пункта 3 ); в случае, если в течение тридцати дней со дня надлежащего уведомления от участников долевой собственности не поступят возражения относительно местоположения выделяемого земельного участка, предложение о его местоположении считается согласованным; споры о местоположении выделяемого земельного участка разрешаются участниками долевой собственности с использованием согласительных процедур, порядок проведения которых устанавливается субъектом Российской Федерации; в случае недостижения согласованного решения такие споры рассматриваются в суде ( пункт 4 ).

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного суда N 1-П от 30 января 2009 года «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г.П.», установление порядка проведения согласительных процедур федеральным законодателем было возложено на субъекты Российской Федерации, с тем чтобы наилучшим образом обеспечить учет сложившихся в федеративном государстве исторических и местных традиций, национальных и природных особенностей.

Статьей 52 Закона Калининградской области «Об особенностях регулирования земельных отношений на территории Калининградской области» от 21 декабря 2006 года N 105 установлено, что досудебный порядок разрешения разногласий между участниками земельных отношений путем проведения согласительных процедур применяется в случае, если:

— имеются возражения участников долевой собственности относительно местоположения выделяемого в счет земельной доли земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения;

— процедура имеет целью достижение взаимоприемлемого решения путем координации интересов всех ее участников при разрешении иных спорных вопросов в сфере земельных отношений ( п. 1 ); для проведения согласительных процедур и разрешения возникающих вопросов образуется согласительная комиссия по разрешению разногласий в сфере земельных отношений при высшем исполнительном органе государственной власти Калининградской области ( п. 2 ); комиссия действует на постоянной основе и является коллегиальным органом, порядок деятельности Комиссии определяется Положением о комиссии, утверждаемым высшим исполнительным органом государственной власти Калининградской области ( п. 3 ); основными задачами Комиссии являются:

а) обеспечение взаимодействия и координации деятельности различных участников земельных отношений в установленной сфере;

б) разрешение разногласий и конфликтных ситуаций, возникающих в сфере земельных отношений;

в) обеспечение контроля за исполнением решений Комиссии ( п. 5 );

в целях выполнения возложенных на Комиссию задач высшим исполнительным органом государственной власти Калининградской области утверждается ее состав и регламент работы ( п. 6 ).

До настоящего времени согласительная комиссия по разрешению разногласий в сфере земельных отношений не создана, Положение о комиссии не принято.

С учетом изложенного ссылки судьи в определении от 25 мая 2010 года на необходимость представления доказательств соблюдения установленного законом порядка проведения согласительных процедур являются ошибочными.

В.В.Н. подала в Полесский районный суд Калининградской области исковое заявление об определении доли в праве общей собственности на земельный участок площадью га, предназначенный для КФХ, и выделе в натуре 1/12 доли в праве на указанный земельный участок, ссылаясь на то, что главой КФХ «Б.» не было зарегистрировано право собственности на земельный участок площадью га, соглашение об определении размера долей членов КФХ в праве общей собственности не заключено, во внесудебном порядке невозможно определить размер долей в праве общей собственности и произвести выдел доли в натуре вследствие ликвидации КФХ в 2008 году.

Определением судьи Полесского районного суда Калининградской области А. от 27 мая 2011 года исковое заявление возвращено по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, поскольку, по мнению судьи, ст.ст. 252 , 253 ГК РФ установлен обязательный досудебный порядок урегулирования споров между участниками общей долевой собственности, а истица не представила письменное уведомление остальных участников общей долевой собственности о намерении выделить долю в натуре, письменное предложение ответчикам о заключении соглашения об определении размера долей в праве общей собственности и письменный отказ ответчиков в заключении такого соглашения.

Такое определение представляется неверным, поскольку вследствие ликвидации КФХ разрешение спора во внесудебном порядке невозможно.

По спорам об обороте земель сельскохозяйственного назначения судьи правомерно выносили определения об отказе в принятии исковых заявления по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, вследствие подведомственности спора арбитражному суду согласно ст. 33 , п. 2 ст. 225.1 АПК РФ в ситуации, когда спор подведомствен арбитражному суду, если истец или ответчик имеет статус акционера (участника) акционерного общества или участника иного хозяйственного товарищества или общества и характер спора связан с осуществлением прав и выполнением обязанностей им как акционером или участником хозяйственного товарищества или общества.

Например, определениями судьи Багратионовского районного суда Калининградской области от 8 сентября 2011 года отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в принятии исковых заявлений ОАО «Агрофирма Б» к участникам ОАО об исключении из ЕГРП записей о государственной регистрации права собственности на земельные доли (по 1/349) в праве собственности на земельный участок с кадастровым номером N, расположенный в А-ом районе, ТОО «Б.».

Как видно из текстов исковых заявлений, требования ОАО «Агрофирма Б» обоснованы тем, что ответчики внесли земельные паи в уставной капитал ТОО «Б.» (правопредшественник ОАО «Агрофирма Б»), являются акционерами ОАО «Агрофирма Б», к которому перешло право собственности на земельные доли, в связи с чем государственная регистрация ответчиками права собственности на данные земельные доли нарушает права и законные интересы истца и по сути направлена на последующий незаконный выдел земельных участков в счет этих земельных долей, что свидетельствует о возникновении спора между акционерным обществом и его участниками по поводу принадлежности долей в уставном капитале ОАО и, соответственно, о подведомственности настоящих споров арбитражному суду.

Значительное количество исковых заявлений оставлено судьями без движения по мотиву ненадлежащего исполнения требований ст. 131 ГПК РФ, что выражалось, например, в отсутствии в исковом заявлении надлежащим образом сформулированных требований и непредставлении документов, подтверждающих доказательства, на которых истец основывает свои требования.

Из изученных материалов об оставлении без движения исковых заявлений о признании права собственности на земельную долю в порядке наследования следует, что ряд таких определений вынесен без учета норм процессуального права, согласно которым в исковом заявлении должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии права на иск, при этом давать правовую оценку достаточности доказательств, указанных гражданином в его исковом заявлении, при разрешении вопроса о принятии указанного заявления судья не может, поскольку данное право предоставлено суду лишь при рассмотрении дела по существу в судебном заседании при участии сторон.

Определениями судьи Неманского городского суда от 156 и 20 января 2009 года оставлены без движения и затем возвращены исковые заявления соответственно Б.Л.В. о признании права собственности на земельный участок площадью га, предоставленный для ведения КФХ наследодателю А., и У.Р.С. — о признании права собственности на земельный участок площадью га, предоставленный для ведения ЛПХ наследодателю Б.

Такие определения мотивированы тем, что к исковым заявлениям не приложены документы, свидетельствующие о реализации постановлений органа местного самоуправления о предоставлении наследодателям спорных земельных участков, в частности, сведения о создании КФХ и выписки из похозяйственных книг.

Таким образом, на стадии решения вопроса о принятии исковых заявлений судьей фактически разрешены вопросы о достаточности представленных истцами доказательств, что недопустимо.

В ряде случаев судьями правомерно вынесены определения об оставлении исковых заявлений имущественного характера без движения по мотиву уплаты госпошлины в меньшем размере, чем предусмотрено законом, например, исходя из нормативной цены земли на момент открытия наследства, а не на момент подачи искового заявления о признании права собственности на земельный участок (или земельную долю) в порядке наследования, либо когда указанные истцом цена иска и размер исчисленной от нее и уплаченной госпошлины объективно не подтверждены, а также не соответствуют кадастровой стоимости земельного участка и размеру спорной земельной доли.

Например, определением судьи Гусевского городского суда Калининградской области от 23 октября 2009 года правомерно оставлено без движения исковое заявление Г.С.С. о признании права собственности в порядке наследования на 1/3 долю в праве собственности на земельный участок кадастровой стоимостью руб. по мотиву расчета истцом цены иска и подлежащей уплате госпошлины исходя из нормативной цены земельного участка в сумме руб. на момент открытия наследства в октябре 1999 года.

Принимая во внимание, что цена иска и размер госпошлины подлежит определению на момент подачи иска, судья правильно, в соответствии с положениями п. 5 ст. 65 ЗК РФ, предложил истцу уплатить госпошлину из расчета кадастровой стоимости спорного земельного участка по состоянию на момент подачи иска.

Определением судьи Гусевского городского суда от 4 декабря 2009 года оставлено без движения поданное 1 декабря 2009 года исковое заявление А.Н.В. о признании права собственности на 1/252 земельную долю в праве собственности на земельный участок кадастровой стоимостью руб.

В исковом заявлении указана цена иска — руб., госпошлина уплачена в размере 400 руб.

Оставляя без движения указанное исковое заявление, судья правильно исходил из того, что цена иска определяется с учетом кадастровой стоимости земельного участка, заявленная истцом цена иска объективно не подтверждена, вследствие чего цена иска составляет руб. и подлежащая уплате госпошлина — 962,81 руб., что свидетельствует об уплате госпошлины в меньшем размере, чем это предусмотрено законом.

Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что по значительному количеству дел исковые заявления принимались и дела рассматривались при том, что госпошлина не уплачена в установленном размере, ходатайства об уменьшении размера госпошлины или об отсрочке ее уплаты не заявлены и соответствующие определения о снижении размера госпошлины или об отсрочке ее уплаты не выносились.

Например, по большинству дел, рассмотренных Неманским городским судом о признании права собственности на земельные доли и на земельные участки из состава земель сельскохозяйственного назначения в порядке наследования, госпошлина уплачена гражданами в размере 200 руб. (до 29 января 2010 года — 100 руб.) как по неимущественным спорам, не подлежащим оценке, что не основано на законе.

Так, по иску Ш.А.И. о признании права собственности в порядке наследования на земельный участок площадью га кадастровой стоимостью руб. госпошлина уплачена в сентябре 2009 года в размере 100 руб. (дело N 2-331/09), по иску Б.Т.А. о признании права собственности в порядке наследования на 1/408 доли в праве на земельный участок кадастровой стоимостью руб. госпошлина уплачена в июле 2008 года в размере 200 руб. при цене иска в руб. (дело N 2-233/09), по иску К.Н.Г. о признании права собственности на земельный участок кадастровой стоимостью руб. госпошлина уплачена в размере 100 руб. (дело N 2-22/09), по иску А.Н.П. о признании права собственности в порядке наследования на земельный участок кадастровой стоимостью руб. госпошлина уплачена в июле 2011 года в размере 200 руб. (дело N 2-279/11), по иску М.Т.В. о признании права собственности в порядке наследования на 2/5 доли земельного участка кадастровой стоимостью руб. госпошлина уплачена в октябре 2010 года в размере 400 руб. при цене иска руб. (дело N 2-309/11) и другие.

В силу п. 13 ст. 3 Федерального закона N 137-ФЗ от 25 октября 2001 года «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» в случаях, когда кадастровая стоимость земли не определена, для целей, указанных в статье 65 Земельного кодекса Российской Федерации, применяется нормативная цена земли.

Из приведенной нормы закона прямо следует, что нормативная цена земли может учитываться, в том числе в целях расчета госпошлины и определения в зависимости от оснований иска подсудности земельных дел, исключительно в случаях отсутствия кадастровой оценки земельного участка.

Несмотря на то, что ранее при обобщении в 2008 году судебной практики по земельным спорам уже обращалось внимание судей на вышеуказанный порядок исчисления цены иска, до настоящего времени по отдельным делам о признании права собственности в порядке наследования на земельный участок или земельную долю судьи определяют цену иска, исходя из нормативной цены земли на момент открытия наследства (несколько лет назад) при наличии утвержденной кадастровой стоимости на момент подачи иска.

Например, Г.В.М. обратился в Неманский городской суд в феврале 2010 года с иском об установлении факта родственных отношений с наследодателем, умершим в 1997 году, и о признании права собственности на земельный участок площадью га в порядке наследования, указав в качестве цены иска нормативную стоимость спорного участка по состоянию на 29 февраля 2000 года в сумме руб. и уплатив госпошлину в размере 304 руб.

При этом из приложенного к исковому заявлению кадастрового паспорта в отношении спорного участка от 11 января 2010 года видно, что кадастровая стоимость земельного участка составляет руб., вследствие чего нормативная стоимость участка не имеет никакого правового значения при подаче иска и, более того, такая стоимость ничем не подтверждена.

Следует также обратить внимание судей на недопустимость рассмотрения в одном производстве исковых требований и требования об установлении факта, имеющего юридическое значение, а также на то обстоятельство, что в данном случае, вопрос о наличии родственных отношений между истцом и наследодателем и о возникновении у истца права наследования подлежит судебной проверке при рассмотрении требований о признании права собственности в порядке наследования на недвижимое имущество (дело N 2-69/10).

Отдельные категории споров, связанных с применением законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения

1. Споры о признании права собственности на земельные доли в праве общей собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения

Ранее внимание судей обращалось на особенности рассмотрения дел данной категории и указывалось на необходимость применения при разрешении подобных споров положений постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995 года N 96 «О порядке осуществления прав собственников земельных долей и имущественных паев», согласно которому в качестве вклада в уставной капитал сельскохозяйственных коммерческих организаций могла выступать земельная доля, а также право пользования земельной долей. Внесение земельной доли или права пользования ею в уставный капитал указанных организаций осуществлялось на основании их учредительных договоров, если иное не было установлено законодательством РФ. В случае внесения в уставный капитал права пользования земельной долей учредительный договор должен был содержать условия осуществления этого права. В случае внесения в уставный капитал земельной доли сельскохозяйственной организации выдавалось свидетельство на право собственности на земельный участок, площадь которого должна была соответствовать внесенным земельным долям; свидетельство на право собственности на земельную долю лица, внесшего свою долю в уставный капитал указанной организации, теряло юридическую силу.

В силу ст. 14 Закона РСФСР от 24.12.1990 г. N 443-1 «О собственности в РСФСР» хозяйственные общества и товарищества, кооперативы, коллективные и иные предприятия обладают правом собственности, в частности, на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками.

Аналогичное положение закона было в последующем предусмотрено и статьей 66 ГК РФ.

Действующим законодательством предусматривается различный порядок компенсации доли участия, стоимости пая, акции при выходе из юридических лиц, относящихся к той или иной организационно-правовой форме.

Например, Федеральным законом «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ возможность получения части имущества общества предусмотрена лишь в случае его ликвидации. По общему правилу акционер имеет право продать акции и выйти таким образом из общества.

В соответствии со ст. 94 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников, а общество обязано выплатить выходящему участнику действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости по окончании финансового года.

Аналогичное правило предусмотрено ст. 18 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 года N 193-ФЗ.

Принимая во внимание приведенные нормы закона, по всем делам о признании права собственности, в том числе в порядке наследования, на земельную долю из земель сельскохозяйственного назначения судьям следует выяснять, возникло ли у истца либо наследодателя право собственности на землю и не была ли земельная доля (а не право пользования ею) передана в уставный фонд сельскохозяйственных предприятий, состоялась ли фактическая передача земельных долей в уставной капитал юридических лиц и если состоялась, то каким образом разрешен учредительными документами таких организаций вопрос о дальнейшей судьбе земли при выходе участника сельскохозяйственного предприятия и в случаях его смерти.

Однако в ряде случаев судьи эти вопросы, имеющие значение для дела, не выясняют, что влечет за собой вынесение решений, основанных на неполно проверенных обстоятельствах.

Например, Балтийским городским судом рассмотрено в 2009 г. — 1 полугодии 2011 г. около 20 дел по искам граждан к администрации Балтийского муниципального района о признании права собственности в порядке наследования на земельные доли в праве собственности на земельный участок в границах АО «И.» Балтийского муниципального района и все иски удовлетворены при том, что в материалах дел, которые насчитывают в среднем по 20 листов, отсутствуют правоустанавливающие документы на землю, документы о реорганизации совхоза «Д.» (в том числе учредительный договор и устав АО «И.»), кадастровые выписки в отношении земельного участка, на которые имеются указания в резолютивной части решений, а также расчет размера спорной земельной доли, который в различных решениях определен или в га, или га, при этом спорные земельные доли (1/297) определены применительно к различным земельным участкам при отсутствии соответствующих мотивов.

Кроме того, по всем упомянутым делам к участию в деле Правительство Калининградской области в качестве соответчика (в соответствии с действовавшим на тот период времени законодательством о принадлежности фонда перераспределения земель и о наличии у субъекта Российской Федерации права формирования земельных участков в счет невостребованных земельных долей) и АО «И.» в качестве 3-го лица не привлечены, а администрация Балтийского муниципального района могла являться ненадлежащим ответчиком по делу, тем не менее возражая против исков и ссылаясь на отсутствие у истцов правоустанавливающих документов на землю.

Все дела, несмотря на отсутствие их надлежащей подготовки к слушанию, рассмотрены в срок около 1 месяца с момента поступления исковых заявлений в суд.

Также по всем упомянутым делам, несмотря на цену иска (стоимость 1 спорной земельной доли — руб.), уплачена госпошлина при подаче иска в размере 200 руб., при этом по отдельным делам судьей вынесены определения о снижении размера госпошлины с учетом тяжелого материального положения истцов, по другим делам — не принято никакого процессуального решения в связи с уплатой госпошлины в меньшем размере, чем это предусмотрено законом.

Например, решениями, постановленными в 1 полугодии 2011 года, удовлетворено 10 исков граждан в лице представителя Н. к администрации Балтийского муниципального района о признании права собственности в порядке наследования на 1/297 доли площадью или га (за каждым истцом) в праве собственности на земельный участок площадью га с кадастровым номером N в границах АО «И.».

Принимая такие решения, суд исходил из того, что при перераспределении земель в 1992 году акционерному обществу «И.» предоставлено в собственность всего га земли, все наследодатели были наделены земельной долей при реорганизации совхоза «Д.» в 1992 году, не получили свидетельство о праве собственности на земельные доли, включены в списки акционеров АОЗТ «И.» с указанием размера их земельного пая площадью или га, что, по мнению суда, не является препятствием для признания за истцами права собственности на спорные земельные доли (дела NN 2-36/11, 2-37,11, 2-74/11, 2-75/11, 2-81/11, 2-82/11, 2-83/11, 2-173/11, 2-298/11, 2-299/11).

Аналогичным образом, без выяснения юридически значимых обстоятельств рассмотрены подобные дела в 2010 году (NN 2-49/10, 256/10, 435/10), при этом в материалах одного из таких дел (по иску Р.Г.А., Р.Е.А. к администрациям сельского поселения «Дивное» и Балтийского муниципального района о признании права собственности в порядке наследования на 1/297 земельную долю площадью га в праве общей собственности на земельный участок площадью га с кадастровым номером N в границах АО «И.») также имеется копия постановления главы администрации Зеленоградского района N от 28 декабря 1992 года «Об утверждении материалов по приватизации земли акционерным обществом «И.» о передаче в собственность АО «И.» земель сельскохозяйственного назначения площадью га, а также данные из государственного земельного кадастра, согласно которым земельный участок с кадастровым номером N имеет статус архивного с 14 октября 2008 года и из этого участка образованы земельные участки с кадастровыми номерами N (площадью га, внесен в государственный кадастр недвижимости 11 апреля 2008 года), а также N, N, N.

Таким образом, на момент вынесения в 2010 году решений о признании права собственности за каждым из истцов на 1/297 земельную долю площадью га в праве собственности на земельный участок площадью га с кадастровым номером N такой земельный участок как объект права не существовал ввиду его раздела или выдела из него других земельных участков, при этом, независимо от иных фактических обстоятельств (в частности, возможности утраты наследодателями права собственности на земельные доли вследствие их внесения в уставный капитал акционерного общества «И.») суд не определил надлежащим образом размер долей наследодателей в конкретном земельном участке.

Кроме того, имеющиеся в материалах дел, рассмотренных в 2010 году, документы из государственного земельного кадастра свидетельствуют и о несоответствии закону вышеупомянутых решений, вынесенных в 2011 году, при том, что с учетом площади земельного участка с кадастровым номером N в га и площади земельной доли в или га размер спорных земельных долей в принципе не может составлять 1/297.

Аналогичным образом, без достаточных к тому оснований и в 2009 году были вынесены решения о признании права собственности на 1/297 земельные доли в праве собственности на несуществующий к тому времени земельный участок площадью га с кадастровым номером N (дела NN 2-53/09, 2-53/09, 2-59/09, 2-269/09).

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что вопрос о возможности отнесения спорных земельных долей к невостребованным судом не обсуждался, что также не основано на законе.

Следует отметить и отсутствие единообразной практики по рассмотрению дел о признании права собственности в порядке наследования на земельные доли в праве собственности на один земельный участок при аналогичных фактических обстоятельствах дел.

Например, решением Багратионовского районного суда от 16 января 2009 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 15 апреля 2009 года, в иске З.Д.В. к администрации МО «Багратионовский городской округ», правительству Калининградской области, МРИ ФНС России N 10 по Калининградской области о признании права собственности на земельную долю площадью га из земель АОЗТ «К.» Багратионовского района в порядке наследования после смерти его отца М., умершего 30 января 2005 года.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что наследодатель М. при реорганизации совхоза «Л.» внес принадлежавшую ему земельную долю в уставный капитал АОЗТ «К.», став учредителем этого акционерного общества и утратив право собственности на земельную долю, что подтверждено, в частности, решением общего собрания работников совхоза «Л.» о создании АОЗТ «К.» и принятии в него владельцев земельных долей в качестве акционеров, а также уставом АОЗТ «К.», а последующая ликвидация в 2005 году АОЗТ «К.» и невключение земельного участка в состав подлежащего разделу между акционерами имущества само по себе не свидетельствует о повторном возникновении у М. права собственности на спорную земельную долю (дело N 2-19/09).

Однако в дальнейшем Багратионовским районным судом (в другом составе суда) были вынесены противоположные по сути решения о признании права собственности на земельные доли, внесенные в уставной капитал АОЗТ «К.», что недопустимо.

Например, решением от 12 июля 2011 года, которое не обжаловалось в кассационном порядке и вступило в законную силу, удовлетворен иск Х.Л.Я. к администрации Багратионовского муниципального района о признании права собственности на выделенный земельный участок площадью га в счет земельной доли и на земельную долю из земель АОЗТ «К.» в порядке наследования после смерти О.

Решение суда в части признания права собственности на земельную долю мотивировано тем, что собственник земельной доли П. бала наделена земельной долей, после ее смерти О. в 2004 году было выдано свидетельство о праве на наследство с включением в состав наследства указанной земельной доли, которая после смерти О. в 2009 году подлежит включению в состав наследства.

В то же время, нотариальное свидетельство о праве на наследство является правоподтверждающим документом, правоустанавливающее значение имеет факт распоряжения П. принадлежавшей ей земельной долей.

Однако суд не истребовал учредительные документы акционерного общества «К.» с целью выяснения судьбы спорной земельной доли.

В то же время, в материалах вышеупомянутого гражданского дела по иску З.Д.В. имеется устав АОЗТ «К.» и список учредителей АОЗТ «К.», при этом П. включена в список акционеров под N с указанием ее земельного и имущественного паев, а в силу п. 1 ст. 4 устава АОЗТ «К.» 1992 года для создания общества и обеспечения его деятельности образуется уставной фонд, который на момент регистрации акционерного общества состоял из га земли и руб., поделенных на 583 обыкновенных акций и 362 привилегированных именных акций номинальной стоимостью руб., что свидетельствует о внесении П. земельной доли в уставной капитал акционерного общества, утрате ею права собственности на спорную земельную долю и незаконной выдаче в 2004 году О. свидетельства о праве на наследство и свидетельства о государственной регистрации права собственности на эту земельную долю, вследствие чего достаточных правовых оснований к удовлетворению требования о признании права собственности в порядке наследования на земельную долю не усматривалось.

Кроме того, следует обратить внимание на то обстоятельство, что при рассмотрении настоящего дела суд не обсудил вопрос о возможности отнесения спорной земельной доли к невостребованным при том, что государственная регистрация права собственности О. на спорную долю была произведена в 2004 году и он не совершил действий по распоряжению этой долей в период времени свыше 3 лет до своей смерти в 2009 году.

Смотрите еще:  Стоимость транзитное осаго

Также нужно отметить, что администрация Багратионовского муниципального района не являлась надлежащим ответчиком по делу, что само по себе могло повлечь за собой вынесение решения об отказе в иске (дело N 2-473/11).

При рассмотрении дел данной категории возникает вопрос о допустимости доказательств, в частности, о возможности доказывания показаниями свидетеля факта внесения земельной доли в уставной капитал сельскохозяйственной организации при том, что суду не представлен, в частности, учредительный договор о создании реорганизованного сельскохозяйственного предприятия, а положения его устава не позволяют сделать однозначный вывод о передаче участниками общества в его уставной капитал земельных долей или права пользования ими.

Представляется, что при разрешении данного вопроса следует исходить из положений п.п. 1 п. 1 ст. 161 , п. 1 ст. 162 ГК РФ о том, что несоблюдение простой письменной формы сделки между юридическим лицом и гражданами, а также сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда , лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

Аналогичные требования к форме сделки были установлены и в ст. 44 ГК РСФСР, действовавшей до 1 января 1995 года, то есть на момент реорганизации колхозов и совхозов.

Например, решением Багратионовского районного суда от 31 марта 2009 года отказано в иске С.Е.В. и С.Е.В. о признании права собственности на две земельные доли из земель АОЗТ «Р.» в порядке наследования после смерти родителей истцов по мотиву внесения наследодателями спорных земельных долей в уставный капитал акционерного общества, что подтверждено уставом АОЗТ «Р.».

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 8 июля 2009 года указанное решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение, при этом суд кассационной инстанции указал на то, что ссылка на устав АОЗТ «Р.» в подтверждение вывода о внесении наследодателем земельной доли в уставной капитал общества недостаточна, поскольку положения устава достаточно противоречивы, иные доказательства внесения доли в уставной капитал акционерного общества отсутствуют, истец данное обстоятельство оспаривает.

Так, согласно уставу АОЗТ «Р.» уставный фонд акционерного общества по состоянию на 1 января 1992 года составляет руб.; акционерное общество является коллективным владельцем га земельных угодий; каждый член акционерного общества является совладельцем земельного пая площадью га и имущественного пая (Приложение N); источниками формирования уставного фонда являются денежные и материальные взносы учредителей и иные не запрещенные законом источники.

Упомянутое в уставе акционерного общества Приложение N, в котором должен содержаться список учредителей, а также вид и размер внесенных ими паев, суду не представлено.

При новом рассмотрении также не представилось возможности исследовать учредительный договор и (или) список учредителей акционерного общества и размер взносов в уставной капитал вследствие их отсутствия в архивах, в связи с чем решением суда от 11 августа 2009 года исковые требования были удовлетворены, при этом суд исходил из недоказанности факта внесения спорных земельных долей в уставной капитал АОЗТ «Р.» (дело N 2-605/09).

Кроме того, нередко судьями дается неверное толкование положений уставов и учредительных договоров сельскохозяйственных организаций относительно судьбы внесенных в уставной капитал земельных долей, вследствие чего без достаточных к тому оснований постанавливаются решения об удовлетворении исков о признании права собственности на земельные доли, право собственности на которые утрачено наследодателями.

Например, Славским районным судом Калининградской области рассмотрен ряд дел по искам о признании права собственности в порядке наследования на земельные доли, внесенные их собственниками в уставные капиталы АОЗТ, реорганизованные в последующем в ЗАО, с вынесением решений об удовлетворении заявленных требований.

При этом судьи исходили из того, что действительно спорные земельные доли были внесены в 90-х годах в уставные капиталы АОЗТ, однако АОЗТ не получило свидетельство о праве собственности юридического лица на такие земельные доли и (или) не оформило со своими учредителями сделки по передаче ими земельных паев юридическому лицу, а при реорганизации АОЗТ в ЗАО земельные доли не были включены в уставной капитал ЗАО, что, по мнению суда, свидетельствует о внесении учредителями АОЗТ в уставной капитал не земельных паев, а права пользования ими, вследствие чего акционеры АОЗТ (ЗАО) продолжали оставаться собственниками земельных паев, которые подлежат включению в состав наследства.

Такие решение представляются не основанными на законе, в том числе положениях ст. 99 ГК РФ и ст. 25 Федерального закона «Об акционерных обществах».

По общему правилу, предусмотренному ст. 66 ГК РФ, имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности ( п. 1 ); вкладом в имущество хозяйственного товарищества или общества могут быть деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку ( п. 6 ).

В свою очередь, участник хозяйственного товарищества или общества имеет право принимать участие в распределении прибыли, получать в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость ( п. 1 ст. 67 ГК РФ).

Уставный капитал акционерного общества составляется из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами и определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов ( п. 1 ст. 96 , п. 1 ст. 99 ГК РФ, п. 1 ст. 25 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Размер уставного капитала общества должен быть определен при учреждении общества ( п. 5 ст. 9 Федерального закона «об акционерных обществах») и указан в уставе общества ( п. 3 ст. 11 указанного Федерального закона, п. 3 ст. 98 ГК РФ).

Увеличение и уменьшение размера уставного капитала общества могут быть произведены по правилам ст.ст. 28 , 29 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Соответственно, вне зависимости от того, располагает ли общество имуществом, произведенным или приобретенным в процессе его деятельности, интересы кредиторов обеспечиваются уставным капиталом общества.

При этом следует отметить, что при установлении гарантий кредиторов общества речь идет о сумме номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами, а не о самом имуществе, переданном акционерами в оплату приобретенных акций.

То есть уставный капитал акционерного общества и совокупность принадлежащего обществу имущества не являются тождественными понятиями, законом не предусмотрено включение всего перечня принадлежащего акционерному обществу имущества в уставной капитал общества, что не учитывается судьями.

Например, С.В.И. обратилась с иском к ЗАО «П.» о признании права собственности на земельную долю площадью га в праве общей собственности на земельный участок в границах АО «П.» Славского района в порядке наследования после смерти матери истицы, С., умершей 15 мая 2005 года.

В обоснование иска сослалась на то, что С. была наделена земельной долей, зарегистрировала в УФРС по Калининградской области 26 апреля 2001 года право собственности на нее на основании постановления главы администрации Славского района N от 20 июля 1994 года «О выдаче свидетельств на право собственности на землю в акционерном обществе «Побединское», включена в число участников общей долевой собственности земельного участка по данным органа кадастра, выдел в натуре земельной доли не произвела, С.В.И. фактически приняла наследство.

К участию в деле в качестве соответчика привлечено Правительство Калининградской области.

Решением Славского районного суда Калининградской области от 18 февраля 2009 года иск удовлетворен.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что согласно учредительному договору о создании АОЗТ «П.» от 11 декабря 1992 года С. являлась учредителем АОЗТ «П.», согласно уставу АОЗТ «П.» 1992 года в уставной фонд АОЗТ вошли земельные и имущественные паи, однако АОЗТ «П.» не оформило сделки с учредителями общества по передаче ими земельных паев или прав на них в уставной капитал АОЗТ, согласно выданному АО «П.» свидетельству о праве собственности на землю земельный участок остался в коллективно-долевой собственности собственников земельных долей, в соответствии с уставом ЗАО «П.» 2004 года в уставной капитал правопреемника АОЗТ «П.» земельный участок не включен, что, по мнению суда, свидетельствует о передаче учредителями акционерного общества в уставной капитал только имущественных паев с сохранением земельных паев в собственности учредителей акционерного общества, в том числе С., которая не распорядилась земельной долей каким-либо иным образом.

Такое решение представляется ошибочным по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что С. на законных основаниях была наделена земельной долей площадью га на этапе реорганизации совхоза «Т.», после чего внесла ее в уставной капитал АОЗТ «П.».

Согласно уставу АОЗТ «П.» 1992 года уставной фонд создается за счет вкладов акционеров для начала деятельности предприятия; размер уставного фонда составляет га сельхозугодий и руб., размер вклада каждого акционера составляет земельный и имущественный паи (п. 3.1); при выходе акционера из предприятия ему выплачивается стоимость части имущества предприятия пропорционально его акциям в уставном фонда (п. 3.10); земельный и имущественный паи в натуральной форме выделяются в случае выхода акционера только с целью создания КФХ (п. 3.11); в случае смерти акционера наследники могут вступить в общество с согласия последнего и при отказе наследника от вступления в общество либо отказе общества от приема в акционеры наследника ему выдается в денежной форме принадлежащая ему доля имущества, стоимость которой определяется на день смерти акционера; земельный пай по требованию наследника может быть после завершения уборочных работ и до начала весенне-полевых работ выделен ему для организации КФХ либо ему возмещается стоимость земельного пая (п. 3.12).

В учредительном договоре содержатся аналогичные нормы о порядке формирования уставного капитала АОЗТ, приложением к учредительному договору является список учредителей АОЗТ «П.», в котором имеется личная подпись С. с указанием размера ее земельного и имущественного паев.

В дальнейшем АОЗТ «П.» был выдан государственный акт о предоставлении в коллективно-долевую собственность га земли, при этом в списке собственников и размера их земельных долей в качестве собственника сельхозугодий указано только АОЗТ без его акционеров.

Таким образом, С. внесла принадлежавшую ей земельную долю в уставной капитал АОЗТ «П.», утратив вследствие этого право собственности на нее и приобретя право на получение прибыли пропорционально ее доле в уставном капитале.

Согласно уставу ЗАО «П.» 2004 года оно является правопреемником АОЗТ «П.» (п. 1.1), уставный капитал общества определяет минимальный размер имущества, гарантирующий интересы его кредиторов и составляет руб., состоит из 7 224 обыкновенных именных бездокументарных акций номинальной стоимостью руб. (п. 7.1.1).

Согласно списку акционеров ЗАО «П.» С. являлась акционером данного общества.

Подобное указание в уставе ЗАО «П.» о порядке формирования уставного капитала общества направлено на приведение устава в соответствие с положениями ст. 99 ГК РФ и ст. 25 Федерального закона «Об акционерных обществах» и не свидетельствует о сохранении за каждым из акционеров общества права собственности на земельные доли, ранее внесенные в уставной капитал АОЗТ.

Утверждения суда об отсутствии сделки по передаче земельного пая в уставной капитал АОЗТ опровергаются подписанным С. учредительным договором, который С. при жизни не оспорила.

Само по себе наличие у С. свидетельства о праве собственности на земельную долю и включение ее в список участников долевой собственности по данным органа кадастра при указанных обстоятельствах дела не может быть признано бесспорным доказательством наличия у наследодателя права собственности на спорную земельную долю.

Представитель ЗАО «П.» в ходе рассмотрения дела заявлял об осуществлении ЗАО фактического землепользования и об уплате земельного налога (в том числе с учетом земельной доли С.), но при этом полагал, что земельные доли не вошли в уставной капитал ЗАО.

Такая позиция представителя одного из ответчиков подлежала правовой оценке с учетом приведенных положений закона об акционерных обществах (дело N 2-38/09).

При рассмотрении требований о признании права собственности на земельные доли в порядке в порядке наследования судьи не во всех случаях учитывают положения п. 1 ст. 67 ГК РФ и ст. 23 Федерального закона «Об акционерных обществах» о праве акционера получать в случае ликвидации общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, пропорционально количеству принадлежащих акционеру акций, при этом в ситуации, когда сельскохозяйственная организация ликвидирована и в состав конкурсной массы земельный участок не включены, а акционер не поставил своевременно вопрос перед ликвидационной комиссией о выплате стоимости оставшегося имущества, спорные земельные доли могут быть отнесены к невостребованным и не подлежат включению в состав наследства.

Например, решением Славского районного суда от 25 марта 2009 года удовлетворен иск С.В.Н. о признании в порядке наследования после смерти брата, У., умершего 3 января 1997 года, права собственности на земельную долю площадью га в ЗАО «Ф.» Славского района по тем основаниям, что У. внес земельный пай в уставной капитал АОЗТ «Ф.», который согласно уставам АОЗТ «Ф.» 1992 года и его правопреемника ЗАО «Ф.» 1998 года включает в себя га сельхозугодий и денежные средства за счет земельных и имущественных паев акционеров, однако акционерное общество не получило свидетельство о праве собственности на землю, не заключило договоры с акционерами о передаче земельных долей юридическому лицу, при ликвидации ЗАО «Ф.» в 2003 году в конкурсную массу не включены земельные участки, вследствие чего, по мнению суда, акционерами переданы АОЗТ «Ф.» не земельные доли, а право пользования ими.

В кассационном порядке решение не обжаловалось.

Однако такое решение представляется не в полной мере отвечающим требованиям закона при том, что право собственности У. на земельную долю прекращено с момента ее внесения в уставной капитал АОЗТ «Ф.», факт невключения земельных участков в состав конкурсной массы не свидетельствует о сохранении у акционеров права собственности на земельные доли, а могло быть основанием для перераспределения земельных участков между акционерами пропорционально количеству принадлежащих им акций, что сделано не было на этапе ликвидации акционерного общества или в судебном порядке, вследствие чего спорная земельная доля могла быть отнесена к невостребованным земельным долям, что исключало возможность ее включения в состав наследства.

Кроме того, изучение дел показало, что в отдельных случаях при разрешении споров о признании права собственности на земельную долю в порядке наследования судьи не проверяют надлежащим образом, не является ли спорная земельная доля невостребованной в ситуации, когда собственник земельной доли (наследодатель) не совершил распорядительных действий в ее отношении в течение длительного периода времени.

Например, решением Славского районного суда от 20 апреля 2009 года удовлетворен иск У.Е.М. к СПК «Рыболовецкий колхоз «РБ» и Правительству Калининградской области о признании права собственности в порядке наследования после смерти матери истицы Ц. на земельную долю площадью га.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что на этапе реорганизации рыболовецкого колхоза Ц. была наделена земельной долей, которую в уставный капитал СПК не внесла, свидетельство о праве собственности на земельную долю не получила, умерла 16 февраля 1999 года, истица фактически приняла наследство, иные наследники первой очереди отказываются от наследства в пользу истицы.

Решение не обжаловалось в кассационном порядке и вступило в законную силу.

В то же время, такое решение представляется основанным на неполно проверенных обстоятельствах, поскольку спорная земельная доля может быть отнесена к невостребованным, что исключает возможность ее включения в состав наследства.

По делам упомянутой категории возникает вопрос о надлежащем ответчике по требованиям о признании права собственности на земельные доли в праве общей собственности на земли сельскохозяйственного назначения.

Принимая во внимание, что до вступления в силу Федерального закона N 435-ФЗ от 29 декабря 2010 года правом формирования земельных участков в счет невостребованных земельных долей обладал субъект Российской Федерации и Законом Калининградской области «Об особенностях регулирования земельных отношений на территории Калининградской области» от 21 декабря 2006 года N 105 не было предусмотрено право органов муниципального образования на обращение в суд с требованиями о признании права собственности муниципального образования на земельный участок, сформированный в счет невостребованных земельных долей, надлежащим ответчиком по упомянутым делам являлся уполномоченный орган исполнительной власти Калининградской области.

Однако с момента вступления в силу с 1 июля 2011 года Федерального закона N 435-ФЗ от 29 декабря 2010 года полномочия по выявлению невостребованных земельных долей и обращению в суд с иском о признании права собственности на них переданы на уровень поселения и городского округа, в связи с чем, как представляется, надлежащими ответчиками по требованиям о признании права собственности на земельные доли будут являться уполномоченные органы поселения или городского округа по месту нахождения земель сельскохозяйственного назначения.

В этой связи уполномоченные органы муниципального района, не имеющие каких-либо правомочий в отношении невостребованных земельных долей, не могут быть признаны надлежащим ответчиком.

Исключением являются ситуации, когда между поселением и муниципальным районом заключено соглашение о передаче полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, находящимся в муниципальной собственности поселения, в порядке п.п. 3 п. 1 ст. 14 и п. 4 ст. 15 Федерального закона N 131-ФЗ от 6 октября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» либо когда исполнение полномочий местной администрации поселения, являющегося административным центром муниципального района, возложено на местную администрацию муниципального района в порядке абзаца 3 п. 2 ст. 34 названного Федерального закона N 131-ФЗ от 6 октября 2003 года.

2. Споры о прекращении права собственности участника долевой собственности на долю в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения и о признании права собственности Калининградской области на указанный земельный участок

Судами области рассмотрено значительное количество дел по искам Агентства по имуществу Калининградской области (которое является уполномоченным органом Калининградской области по управлению и распоряжению объектами государственной собственности, включая земельные участки, на основании постановления Правительства Калининградской области от 28 октября 2005 года N 22) о прекращении права собственности участника или участников долевой собственности на долю в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения и о признании права собственности Калининградской области на указанный земельный участок.

Как показало изучение таких дел, все исковые заявления были поданы в период времени до 1 июля 2011 года, формирование спорных земельных участков в счет невостребованных земельных долей осуществлено на основании пункта 5 ст. 13 Федерального закона N 101-ФЗ (в редакции, действовавшей до 12 июля 2011 года), согласно которому невостребованные земельные доли подлежат выделению в земельный участок, в состав которого в первую очередь включаются неиспользуемые земельные участки и земельные участки худшего качества с их оценкой по кадастровой стоимости.

Предметом судебной проверки в основном являлись отношения в связи с наследованием земельных долей, в счет которых были сформированы спорные земельные участки.

Однако не во всех случаях судьи надлежащим образом проверяли, могут ли быть отнесены земельные доли к невостребованным и на законных ли основаниях сформирован спорный земельный участок, имея в виду, что собственники земельных долей могли их внести в уставный капитал сельскохозяйственной организации или распорядиться ими иным образом (что не противоречило как ранее действовавшему законодательству (в том числе Указу Президента от 27 октября 1993 года N 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» и постановлению Правительства РФ от 1 февраля 1995 года N 96), так и действующему в настоящее время пункту 1 ст. 12 Федерального закона N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»), для чего следовало истребовать учредительные документы реорганизованных сельскохозяйственных организаций, в границах которых находились спорные земельные участки с целью выяснения вопроса о том, не вносились ли ответчиками или их правопредшественниками земельные доли в уставной капитал сельскохозяйственной организации или не передавались ли земельные доли в аренду сельскохозяйственным организациям, в связи с чем не возникло ли у последних право на земельные доли, которые в таком случае не могут быть отнесены к невостребованным.

Например, решением Полесского районного суда Калининградской области от 21 ноября 2011 года удовлетворен иск Агентства по имуществу Калининградской области о прекращении права собственности Г.З.М., Г.А.Ф. и других (всего 16 граждан) на земельные доли площадью по га каждая и о признании права собственности Калининградской области на 5 земельных участков общей площадью га, сформированных в счет 16 упомянутых земельных долей.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что ответчики при реорганизации колхоза им. К. были наделены земельными долями площадью по га, земельные участки в счет этих долей ответчиками не сформированы, наследственные права не оформлены, что свидетельствует о том, что земельные доли ответчиков относятся к невостребованным, установленная законом процедура формирования в счет этих долей земельных участков соблюдена истцом и на спорные 5 земельных участков может быть признано право собственности Калининградской области.

В то же время, суд не дал надлежащей правовой оценки тому обстоятельству, что 2 из 16 ответчиков указаны в списках учредителей АОЗТ «К-ое» про состоянию на 1994 год, которые приложены истцом к исковому заявлению, в связи с чем суду следовало установить, не были ли земельные доли внесены в уставной капитал АОЗТ.

В ситуации, когда 2 из 16 земельных долей внесены в уставной капитал АОЗТ, в счет невостребованных земельных долей не могли быть сформированы земельные участки общей площадью га и право собственности Калининградской области могло быть признано только на участки меньшей площадью (за вычетом га), сформированные действительно за счет земельных долей, которые правомерно отнесены к невостребованным (дело N 2-116/11).

В то же время, другие суды (например, Багратионовский районный суд, Правдинский районный суд, Гусевский городской суд), установив, что спорные земельные доли были внесены их собственниками в уставные капиталы реорганизованных сельскохозяйственных предприятий, правомерно оставляли без удовлетворения аналогичные иски Агентства по имуществу Калининградской области о прекращении права собственности участников долевой собственности на земельные доли и о признании права собственности Калининградской области на земельные участки, сформированные в счет спорных земельных долей, которые в такой ситуации не могут быть отнесены к невостребованным. Например, решением Правдинского районного суда Калининградской области от 23 мая 2011 года отказано в иске Агентству по имуществу Калининградской области к А.В.В., Б.А.П., Б.А.Ф. и другим ответчикам о прекращении права собственности на 38 земельных долей площадью по га и о признании права собственности Калининградской области на земельный участок, сформированный в счет этих долей, площадью 1837633 кв.м по тем основаниям, что все ответчики и их правопреемники (за исключением 1 гражданина) внесли спорные земельные доли в уставной капитал АО «А.», вследствие чего такие земельные доли не могут быть отнесены к невостребованным, а размер одной невостребованной доли ( га) значительно меньше площади сформированного истцом единого земельного участка (свыше га).

Кроме того, по делам данной категории одним из обстоятельств, подлежащих установлению, является волеизъявление собственника земельной доли относительно выделения земельного участка в счет этой доли, если она не была ранее внесена в уставной капитал сельскохозяйственной организации или не отчуждена иным образом и ответчику принадлежит на праве собственности земельная доля, процедура выдела которой может быть не завершена в силу объективных причин, которые подлежат проверке.

Решением Гвардейского районного суда от 17 июня 2011 года удовлетворен иск Агентства по имуществу Калининградской области к А.В.А., О.А.В., О.В.И. и другим граждан о прекращении права собственности на 75 земельных долей площадью по га каждая и о признании права собственности на земельные участки, сформированные в счет этих долей.

Дело было рассмотрено в отсутствие ответчиков, извещенных надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела.

В кассационной жалобе О.А.В. и О.В.И. просили решение отменить в части удовлетворения иска о прекращении их права собственности на 2 земельные доли, ссылаясь на наличие у них выданных в 1998 году свидетельств о праве собственности на земельные доли, на осуществление ими землепользования в фактических границах земельного участка площадью примерно около га (что соответствует размеру их земельных долей) в целях выпаса скота и сенокоса, а также на свою неосведомленность о необходимости выдела земельных участков в счет земельных долей.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 октября 2011 года решение Гвардейского районного суда от 17 июня 2011 года оставлено без изменения, жалоба О. — без удовлетворения.

Принимая такое решение, суд кассационной инстанции исходил из того, что ответчики Осиповы были правомерно наделены земельными долями, получили свидетельства о праве собственности на них, однако в нарушение закона до настоящего времени не распорядились земельными долями и не представили доказательств совершения ими реальных действий по выделению земельных участков в счет земельных долей.

Нельзя не обратить внимание на отсутствие единообразной практики по рассмотрению дел о прекращении права собственности на земельные доли и о признании права собственности Калининградской области на земельные участки, сформированные в счет невостребованных земельных долей, в ситуации, когда собственник земельной доли или его наследник начал и не завершил процедуру выдела земельного участка либо только заявил о намерении выделить земельный участок в счет своей земельной доли.

Например, решением Багратионовского районного суда Калининградской области от 28 июня 2011 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 сентября 2011 года, удовлетворен иск Агентства по имуществу Калининградской области о прекращении права собственности Г.В.И., Е.В.И., К.В.И., К.Н.А. и С.И.А. на земельные доли площадью по га и о признании права собственности Калининградской области на 5 земельных участков, сформированных в счет этих земельных долей; в удовлетворении встречного иска К.Н.А. об исключении принадлежащей ей земельной доли из списка невостребованных земельных долей, признании незаконным решения общего собрания участников долевой собственности о формировании спорных 5 земельных участков и о признании права собственности на один из спорных земельных участков площадью га с кадастровым номером N, границы которого практически совпадают с границами ранее выделенного ей земельного участка, отказано.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что К.Н.А. в нарушение закона не совершены в течение свыше 3 лет с момента получения в 1994 году свидетельства о праве собственности на земельную долю распорядительные действия в отношении земельной доли, выдел земельного участка в счет этой земельной доли ею не завершен с 1997 года, а процедура формирования земельных участков в счет невостребованных земельных долей Агентством по имуществу Калининградской области соблюдена.

К.Н.А. в обоснование своей позиции ссылалась на то, что она была наделена земельной долей площадью га при перераспределении земель совхоза «Б-ий», после чего внесла земельную долю в уставной капитал ТОО им. Б., в июле 1994 года получила свидетельство о праве собственности на данную земельную долю, в 1997 году обратилась с заявлением в ТОО им. Б. о выходе из состава учредителей с выделением ей земельного участка для ведения КФХ в счет ее земельной доли, приказом директора ТОО им. Б. от 28 декабря 1997 года была выведена из состава учредителей ТОО им. Б. с выделением ей земельного участка общей площадью га в границах согласно прилагаемой схеме, Пограничная сельская администрация обратилась в Багратионовскую районную администрацию с представлением о предоставлении К.Н.А. земельного участка площадью га для ведения КФХ, после чего выдел земельного участка действительно до настоящего времени не завершен ввиду возникших у К.Н.А. трудностей в определении участников общей долевой собственности на земельный участок в границах бывшего ТОО им. Б.

Давая правовую оценку этим доказательствам, судебные инстанции учли, что с 1997 года К.Н.А. не совершала никаких действий по продолжению и завершению процедуры выделения земельного участка, крестьянское (фермерское) хозяйство не создала, а фактическое пользование земельным участком, границы которого в установленном порядке не определены, не свидетельствует о законном распоряжении земельной долей (дело N 2-261/11).

Решением Багратионовского районного суда Калининградской области от 17 мая 2011 года (в этом же составе) отказано в иске Агентству по имуществу Калининградской области к А.А.В., А.Л.А. и другим граждан о прекращении права собственности на 44 земельных доли площадью по га в границах бывшего колхоза «В.» (АО «Д.») и о признании права собственности на 5 земельных участков общей площадью га, сформированных в счет 7 невостребованных земельных долей.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что 7 спорных земельных долей не могут быть отнесены к невостребованным, поскольку 1 ответчик заявил о намерении обратиться в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства в виде спорной земельной доли, а 6 ответчиков с 2009 года на основании заключенных с геодезическими организациями договоров осуществляют формирование земельных участков в счет земельных долей.

Решение не обжаловалось в кассационном порядке и вступило в законную силу.

В то же время, представляется, что судом ненадлежащим образом проверены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также не дана надлежащая правовая оценка имеющимся в деле доказательствам.

Так, из материалов дела видно, что в отношении 7 спорных земельных долей их собственниками были получены в 1998 году свидетельства о праве собственности на земельные доли, доказательств совершения действий по распоряжению в течение 10 лет этими долями ответчиками не представлено.

6 ответчиков заключили договоры с геодезическими организациями по формированию в счет земельных долей земельных участков в 2009 году, то есть после проведения в октябре 2008 года общего собрания участников долевой собственности по вопросу выдела земельных участков в счет 7 невостребованных земельных долей, а 2 из этих 6 ответчиков — уже после постановки сформированных по заявке Агентства по имуществу Калининградской области земельных участков на кадастровый учет.

1 ответчик лишь заявил о намерении оформить наследственные права на земельную долю после смерти своей матери.

Подобные действия ответчиков не в полной мере отвечают требованиям закона о необходимости распоряжения земельной долей в течение 3 лет с момента возникновения права собственности на нее, в связи с чем возможность признания этих спорных 7 земельных долей невостребованными не исключалась.

Смотрите еще:  Какая минимальная пенсия в россии в 2019 году

Более того, решение представляется не в полной мере соответствующим закону также и по следующим основаниям.

Как указано выше, истцом заявлены требования о прекращении права собственности на 44 земельные доли и о признании права собственности на земельные участки, сформированные лишь в счет 7 земельных долей, при этом в протоколе общего собрания участников долевой собственности на земельный участок в границах АО «Д.» от 15 октября 2008 года имеется указание о согласовании границ спорных земельных участков, формируемых в счет 7 невостребованных земельных долей без указания фамилий их собственников, а также о согласовании границ земельных участков, выделяемых в счет земельных долей 6 упомянутых ответчиков, откуда можно сделать вывод о том, что спорные земельные участки сформированы в счет других 38 земельных долей.

Однако суд в этой связи не выяснил позицию истца о порядке формирования (за счет чьих земельных долей) спорных земельных участков и постановил решение об отказе в иске в полном объеме без выяснения судьбы 37 земельных долей (дело N 2-258/11).

При рассмотрении дел необходимо учитывать, что пунктом 3 ст. 19.1 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в редакции Федерального закона N 435-ФЗ от 29 декабря 2010 года, вступившего в силу с 1 июля 2011 года) установлен период, в течение которого участники долевой собственности вправе принять решение об утверждении проекта межевания земельных участков и зарегистрировать свое право собственности на земельный участок, находящийся в долевой собственности, — до 1 июля 2012 года, после чего вопросы формирования земельного участка (в том числе в счет невостребованных земельных долей) должны быть разрешены органами местного самоуправления поселения или городского округа по месту расположения данного земельного участка.

Также следует обратить внимание судей на изменения закона с 1 июля 2011 года, согласно которым полномочия по выявлению невостребованных земельных долей и обращению в суд с иском о признании права собственности на них (после опубликования списка невостребованных земельных долей и его утверждения решением общего собрания участников долевой собственности) переданы на уровень поселения и городского округа ( ст. 12.1 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в редакции Федерального закона N 435 от 29 декабря 2010 года), при этом выделение земельного участка в счет невостребованных земельных долей производится после вступления в законную силу решения суда о признании права муниципальной собственности на невостребованные земельные доли в отличие от действовавшего до 1 июля 2011 года порядка признания права государственной собственности субъекта РФ или муниципальной собственности (в случаях, предусмотренных региональными законами) на земельные участки, сформированные в счет невостребованных земельных долей.

3. Иные споры в связи с выделом земельных участков в счет земельных долей

Иные споры в связи с выделом земельных участков в счет земельных долей связаны в основном с нарушением процедуры выдела земельного участка, в том числе с отсутствием кворума, ненадлежащим оформлением протокола общего собрания участников общей долевой собственности на земельный участок (что также может свидетельствовать об отсутствии кворума), а также с наложением земельных участков, сформированных в счет земельных долей.

Принимая во внимание, что в силу как общей нормы, содержащейся в ст. 252 ГК РФ, так и специальной нормы — п. 15 ст. 13.1 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» — споры о местоположении выделяемого земельного участка разрешаются участниками долевой собственности по соглашению между ними, а при недостижении согласованного решения — судом, в случае возникновения спора о местоположении выделяемого земельного участка к участию в деле в качестве соответчиков подлежат все участники долевой собственности.

В практической деятельности судов возникают вопросы относительно возможности установления местонахождения всех участников долевой собственности и их извещения при том, что количество участников общей долевой собственности может быть значительным.

Представляется, что истец, настаивающий на правомерном выделении ему земельного участка либо оспаривающий выделение земельного участка в счет земельных долей другому участнику долевой собственности, в обоснование иска должен в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении указать обстоятельства, на которых он основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, то есть указать список участников долевой собственности и их местонахождение. В противном случае исковое заявление подлежит оставлению без движения в порядке ч. 1 ст. 136 ГПК РФ, а при неустранении допущенных при подаче иска недостатков — возвращению на основании ч. 2 ст. 136 ГПК РФ.

Однако в ситуации, когда в исковом заявлении имеется ходатайство истца об оказании содействия в истребовании доказательств в целях установления местожительства лиц, подлежащих привлечению к участию в деле в качестве соответчиков, и представление соответствующих сведений для истца затруднительно, достаточных правовых оснований к оставлению искового заявления без движения не имеется ( ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Например, ООО «П» обратилось в суд с иском к Б.В.В. о признании недействительными протокола общего собрания участников общей долевой собственности от 15 ноября 2007 года на земельный участок для сельскохозяйственного производства с условным кадастровым номером N, расположенный по адресу: , а также договора купли-продажи земельных долей от 25 августа 2008 года, договора купли-продажи земельных долей от 19 октября 2009 года, записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним N от 26 февраля 2010 года о государственной регистрации права собственности Б.В.В. на земельный участок площадью кв.м с кадастровым номером N, который был сформирован в счет земельных долей в праве общей долевой собственности на указанный выше земельный участок с условным кадастровым номером N.

Определением Озерского районного суда Калининградской области от 06 марта 2012 года исковое заявление ООО «П» оставлено без движения по тем основаниям, что в исковом заявлении не указано сведений о надлежащих ответчиках по заявленным требованиям — участниках общей долевой собственности на земельный участок с условным кадастровым номером N, из которого за счет земельных долей был сформирован спорный земельный участок, принадлежащий ответчику Б.В.В., в том числе сведения об участниках общей долевой собственности, указанных в оспариваемом протоколе общего собрания участников общей собственности от 15 ноября 2007 года, чьи интересы затрагиваются заявленными требованиями.

Кроме того, основанием для оставления без движения искового заявления ООО «П» явилось отсутствие указания в исковом заявлении в качестве ответчиков других участников оспариваемых договоров купли-продажи земельных долей (помимо Б.В.В.) и предмета таких сделок.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 3 апреля 2012 года указанное определение отменено, при этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что в соответствии со ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении указан ответчик Б.В.В., в протоколе общего собрания участников общей собственности от 15 ноября 2007 года не указано их местожительство, истец не располагает копиями договоров купли-продажи земельных долей, в силу закона общедоступными являются только сведения о принадлежности земельного участка или земельных долей, в связи с чем истцом заявлены в порядке ст. 57 ГПК РФ ходатайства об истребовании из регистрирующего органа и из отдела ЗАГС администрации МО «Озерский район» сведений о месте жительства участников долевой собственности и копий оспариваемых договоров купли-продажи земельных долей, которые истец самостоятельно получить не имеет возможности.

В тех случаях, когда спор возник по иным основаниям (например, в связи с отказом в государственной регистрации права на выделенный участок, оспариванием решения общего собрания о выделении земельного участка лицу, не являющемуся собственником земельных долей, и т.п.) вопрос о необходимости привлечения к участию в деле всех участников долевой собственности может быть разрешен судом с учетом фактических обстоятельств дела (в частности, к участию в деле в качестве заинтересованных лиц либо ответчиков могут быть привлечены только регистрирующий орган, участники общего собрания, протокол общего собрания которых оспаривается, и т.п.).

При разрешении такой категории дел суды, как правило, истребовали доказательства, подтверждающие наличие у выделяющегося участника долевой собственности права собственности на земельную долю, инициирование созыва общего собрания для решения вопроса о местоположении земельного участка, выделяемого в счет земельной доли, а также правомочности такого собрания и извещения остальных участников общей собственности о намерении выделить земельный участок.

Например, дачное некоммерческое партнерство (далее — ДНП) «П» обратилось с иском к К.Т.Н. о признании недействительным протокола собрания участников общей долевой собственности от 3 октября 2007 года, признании недействительной постановки земельного участка с кадастровым номером N на учет в государственном кадастре недвижимости от 12.12.2008 года, снятии земельного участка с государственного кадастрового учета, признании недействительным зарегистрированного права собственности на земельный участок, ссылаясь на то, что К.В.А., являвшейся собственником земельных долей, был сформирован земельный участок площадью кв.м, выделенный из земельного участка сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером N общей площадью кв.м в границах ТОО «П.» Гурьевского района. В дальнейшем выделенный К.В.А. земельный участок был учтен 10 октября 2008 года в государственном кадастре недвижимости под кадастровым номером N и на него зарегистрировано 5 ноября 2008 года право собственности К.В.А., которая 10 ноября 2008 года продала этот участок В.Н.П., а последняя, являясь собственником участка с 19 ноября 2008 года, — внесла в качестве паевого взноса в созданное в ноябре 2008 года ДНП «П», право собственности которого на данный участок зарегистрировано 26 февраля 2009 года. Согласно сообщению Управления Роснедвижимости от 30 июня 2009 года контуры принадлежащего ДНП «П» земельного участка с кадастровым номером N практически полностью совпадают с контурами земельного участка, сформированного К.Т.Н. и принадлежащего ей на праве собственности, учтенного в государственном кадастре недвижимости 12 декабря 2008 года под кадастровым номером N, а постановка пересекающихся земельных участков с кадастровыми номерами N и N была осуществлена при том, что участок с кадастровым номером N, расположенный в кадастровом квартале N, учтен в кадастровой карте кадастрового квартала N, что не основано на законе, в связи с чем имеется необходимость в исправлении кадастровой ошибки в кадастровых сведениях. Истец указывал, что формирование К.Т.Н. земельного участка с кадастровым номером N было осуществлено на основании решения от 3 октября 2007 года общего собрания участников общей долевой собственности о выделении К.Т.Н. земельного участка в счет ее доли в праве общей долевой собственности и разделе земельного участка с кадастровым номером N, являющегося частью участка единого землепользования с кадастровым номером N, при этом такое решение принято неправомочным органом ввиду отсутствия кворума участников общей собственности и в списке присутствующих на собрании участников общей долевой собственности на земельный участок — реквизитов документов, удостоверяющих их право на землю.

К.Т.Н. обратилась в с встречным иском к К.В.А., В.Н.П., ДНП «П», ссылаясь на то, что решением общего собрания участников общей долевой собственности ТОО «П.» от 3 октября 2007 года ей в счет принадлежащей на праве собственности земельной доли выделен земельный участок в границах бывшего ТОО «П.», который был сформирован в феврале 2008 года и поставлен на кадастровый учет 12 декабря 2008 года под кадастровым номером N, после чего 13 февраля 2009 года было зарегистрировано право собственности К.Т.Н. на данный участок. Впоследствии из письма Управления Роснедвижимости по Калининградской области от 30 июня 2009 года истица узнала, что на её земельный участок накладывается земельный участок кадастровым номером N, принадлежавший на праве собственности К.В.А. (в настоящее время принадлежащий ДНП «П»). Считала, что формирование земельного участка с кадастровым номером N, постановка его на кадастровый учет, регистрация права собственности за К.В.А. и других лиц произведены с нарушением закона. Проведенное 22 марта 2008 года по заявлению К.В.А. общее собрание участников долевой собственности о выделении К.В.А. земельного участка в счет ее долей в праве общей долевой собственности из участка единого землепользования с кадастровым номером N было неправомочно ввиду отсутствия кворума участников общей собственности. Кроме того, на момент формирования земельного участка с кадастровым номером N земельный участок с такими же контурами ранее был выделен К.Т.Н. решением общего собрания от 3 октября 2007 года. Также указывает, что при продаже К.В.А. земельного участка В.Н.П. не были учтены интересы Правительства Калининградской области, которое имеет преимущественное право покупки земель сельскохозяйственного назначения.

Решением Гурьевского районного суда от 22 марта 2010 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 16 июня 2010 года, иск ДНП «П» к К.Т.Н. удовлетворен: признан недействительным протокол от 3 октября 2007 года общего собрания участников общей долевой собственности на земельный участок с кадастровым номером N, расположенный в границах бывшего ТОО «П.-1» Гурьевского района; признана недействительной постановка 12 декабря 2008 года земельного участка с кадастровым номером N, расположенного в границах бывшего ТОО «П.-1», на учет в государственном кадастре недвижимости; Управление Роснедвижимости по Калининградской области обязано снять земельный участок с кадастровым номером N с государственного кадастрового учета; признано недействительным зарегистрированное 13 февраля 2009 года в Управлении Федеральной регистрационной службы по Калининградской области право собственности К.Т.Н. на земельный участок площадью кв. м с кадастровым номером N; в удовлетворении встречных требований К.Т.Н. отказано.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что по заявлению К.Т.Н., являвшейся собственником земельной доли в праве на земельный участок в границах бывшего ТОО «П.», 3 октября 2007 года было проведено общее собрание участников долевой собственности о выделении ей земельного участка в счет ее земельной доли, при этом согласно имеющемуся в материалах землеустроительного и кадастрового дела о выделении земельного участка с кадастровым номером N протоколу общего собрания от 3 октября 2007 года на общем собрании присутствовал 21 участник общей долевой собственности от учтенных по данным земельного кадастра по состоянию на 17 июля 2007 года 146 участников (что составляет 14,38%) и, кроме того, в прилагаемом к протоколу общего собрания списке присутствующих на общем собрании не указаны реквизиты документов, удостоверяющих права на землю каждого участника собрания.

Вместе с тем, в регистрационном деле УФРС по Калининградской области содержится протокол общего собрания участников общей долевой собственности от 3 октября 2007 года, в котором указано общее количество участников общей долевой собственности — 116 и число присутствовавших на общем собрании участников общей собственности — 24 (21%), а в списке присутствующих на общем собрании также отсутствуют реквизиты документов, удостоверяющих права на землю каждого участника собрания.

Такие противоречия в содержании протокола общего собрания от 3 октября 2007 года К.Т.Н. объяснила тем, что изменила сведения об общем количестве участников общей собственности в протоколе общего собрания, переписав протокол по предложению сотрудника УФРС, осуществляющего прием документов для осуществления государственной регистрации права собственности, в целях подтверждения правомочности общего собрания.

Принимая во внимание наличие противоречивых сведений относительно правомочности общего собрания от 3 октября 2007 года, а также оформление протокола общего собрания в нарушение требований ст. 14 Федерального закона N 101-ФЗ от 24 июля 2002 года «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», суд признал протокол общего собрания от 3 октября 2007 года недействительным.

Поскольку формирование земельного участка с кадастровым номером N осуществлено на основании не соответствующего закону протокола общего собрания от 3 октября 2007 года, а учет в государственном кадастре недвижимости этого участка осуществлен после постановки на кадастровый учет принадлежащего истцу участка с кадастровым номером N с наложением указанных участков и отнесением принадлежащего К.Т.Н. участка с кадастровым номером N к кадастровому кварталу, в котором этот участок не находится, суд пришел к выводу о наличии достаточных правовых оснований к снятию земельного участка с кадастровым номером N с кадастрового учета и, соответственно, о недействительности зарегистрированного права собственности К.Т.Н. на такой участок.

Также рассматривались споры в связи с выделом земельного участка в счет земельных долей в связи с наложением этого участка по сведениям государственного кадастра недвижимости на иные земельные участки, учет которых осуществлен декларативно, без определения их границ геодезически.

По подобным делам предметом судебной проверки являлась законность кадастрового учета декларативных кадастровых участков и возникновение, а также сохранение права собственности на декларативные участки.

Например, Г.Ю.И. обратилась с иском к управлению Роснедвижимости по Калининградской области и С.В.Ф. об оспаривании решения об отказе в постановке на кадастровый учет земельных участков, сформированных в счет принадлежавших истцу 18/385 доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения в границах бывшего АО «А.», и о снятии земельного участка с кадастровым номером N с кадастрового учета, ссылаясь на то, что решением общего собрания участников общей собственности на земельный участок в границах АО «А.» от 18 февраля 2007 года согласованы границы выделяемых в счет земельных долей трех земельных участков общей площадью га, после чего в феврале 2008 года были оформлены и утверждены землеустроительные дела, подана заявка о постановке на кадастровый учет вновь образованных земельных участков, однако в постановке этих участков на кадастровый учет отказано по мотиву их наложения на ранее учтенный земельный участок с кадастровым номером N площадью га, предоставленный постановлением главы администрации МО «Город Мамоново» от 2 февраля 1999 года С.В.Ф. и иным лицам для организации и ведения КФХ. Поскольку границы земельного участка с кадастровым номером N до настоящего времени не определены геодезически, участок поставлен на декларативный кадастровый учет по результатам инвентаризации, постановление от 2 февраля 1999 года не реализовано.

Решением Багратионовского районного суда от 21 января 2009 года иск удовлетворен, при этом суд исходил из того, что постановлением главы администрации МО «Город Мамоново» от 2 февраля 1999 года земельный участок площадью га предоставлен С.В.Ф. и иным 8 гражданам, после чего из состава КФХ были выведены 8 граждан, С.В.Ф. право собственности на земельный участок не зарегистрировал, КФХ не создал, границы участка в натуре не определил, фактическое землепользование не осуществлял, что свидетельствует о том, что названное постановление органа местного самоуправления не реализовано, С.В.Ф. законного права на земельный участок с кадастровым номером N не приобрел и интерес к данному участку утратил, а вследствие декларативного кадастрового учета границ этого участка позиция органа кадастрового учета о наложении земельных участков, выделенных в счет земельных долей истца, на не определенные в установленном порядке границы участка с кадастровым номером N является ошибочной и нарушает законные права истца (дело N 2-4/2009).

Судами рассматривались споры о признании права собственности в порядке наследования на земельные участки, которые выделены наследодателю в счет его земельной доли, при этом не во всех случаях судьи давали правовую оценку тому обстоятельству, что выдел земельного участка в счет земельной доли наследодателем может быть не завершен и право собственности последнего на земельный участок не зарегистрировано в установленном порядке, в связи с чем такой земельный участок не подлежит включению в состав наследства, а истцы вправе ставить вопрос о включении в состав наследства только земельной доли.

Например, Г.В.В. обратился с иском о признании права собственности на земельный участок площадью га в порядке наследования после смерти своей матери М., которая при жизни начала процедуру выдела спорного земельного участка в счет ее земельной доли, однако право собственности на такой участок не зарегистрировала в связи со смертью 26 июля 2008 года.

Решением Неманского городского суда Калининградской области от 9 декабря 2009 года, которое не было обжаловано и вступило в законную силу, иск удовлетворен.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что М. являлась собственником земельной доли площадью га ( баллогектаров) в праве на земельный участок, расположенный в Н-ом районе, АОЗТ «Е.», и в мае 2007 года было официально опубликовано сообщение о намерении выделить земельный участок в счет ее земельной доли, после чего решением общего собрания участников долевой собственности от 28 июня 2007 года утвержден проект границ выделяемого земельного участка, который поставлен на кадастровый учет 9 октября 2008 года, в связи с чем такой земельный участок подлежит включению в состав наследства.

Однако суд не учел, что участок поставлен на кадастровый учет 9 октября 2008 года после смерти М., умершей 26 июля 2008 года, то есть постановка на кадастровый учет очевидно осуществлена без заявления М., право собственности которой на участок не зарегистрировано, а по смыслу ст.ст. 131 , 1112 ГК РФ в состав наследства могут быть включены только те объекты недвижимости, в отношении которых зарегистрировано право собственности наследодателя.

Поскольку непосредственно у наследодателя М. не возникло право собственности на выделяемый земельный участок, на момент ее смерти она продолжала оставаться собственником земельной доли, в состав наследства спорный земельный участок не мог быть включен, а истец имел право на заявление соответствующих требований лишь в отношении земельной доли.

4. Споры в отношении земельных участков, предоставленных из состава земель сельскохозяйственного назначения для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства

Значительное количество дел рассмотрено по искам граждан о признании права собственности в порядке наследования на земельный участок (или долю в праве на него), предоставленный постановлением органа местного самоуправления наследодателю в собственность для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства.

По делам этой категории обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются данные о реализации такого постановления органа местного самоуправления, в связи с чем судьи, как правило, проверяли, было ли получено свидетельство о праве собственности на землю, создавалось ли КФХ и использовался ли спорный участок по его целевому назначению, имея в виду, что на основании действовавшей до 16 июня 2003 года статьи 9 Закона РСФСР от 22.11.1990 N 348-1 (ред. от 21.03.2002 ) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское хозяйство регистрируется районным (городским) Советом народных депутатов после выдачи государственного акта на право пожизненно наследуемого владения, собственности на земельный участок или подписания договора на аренду земельного участка ( п. 1 ); после регистрации крестьянское хозяйство приобретает статус юридического лица ( п. 2 ); районный (городской) Совет народных депутатов ведет на каждое крестьянское хозяйство регистрационную карточку, сельский (поселковый) Совет вносит его в похозяйственную книгу ( п. 3 ), а в соответствии со статьей 5 действующего Федерального закона от 11.06.2000 г. N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» фермерское хозяйство считается созданным со дня его государственной регистрации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (то есть Федеральным законом от 23.06.2003 N 76-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц», пунктом 1 постановления Правительства Российской Федерации от 17.05.2002 N 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей»).

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату Федерального закона N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» следует читать как «от 11.06.2003 г.»

Например, вступившим в законную силу решением Багратионовского районного суда от 10 февраля 2009 года отказано в иске Б.Н.В. к администрации Багратионовского муниципального района и Правительству Калининградской области о признании права собственности на земельный участок площадью га, предназначенный для организации крестьянского (фермерского) хозяйства в порядке наследования после смерти ее супруга М., умершего в октябре 2003 года, которому указанный земельный участок был предоставлен в собственность постановлением администрации Багратионовского района N от 15 августа 1994 года «О предоставлении земельного участка гражданину М. для организации крестьянского хозяйства».

Принимая такое решение, суд правильно исходил из того, что в нарушение ст.ст. 4 , 5 , 9 Закона РСФСР N 348-1 от 22 ноября 1990 года «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», действовавшего в момент возникновения спорных правоотношений, соглашение о создании крестьянского хозяйства между его членами заключено не было, государственный акт на право собственности на землю не получен, участок до настоящего времени не сформирован и не освоен, поставлен на кадастровый учет лишь в 2007 году после смерти М. в качестве декларативного участка, крестьянское хозяйство не зарегистрировано в установленном порядке ни в районном совете депутатов, ни в последующем — в налоговом органе в нарушение ст. 5 Федерального закона от 11.06.2000 г. N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», после вынесения постановления N от 15 августа 1994 года о предоставлении земельного участка для крестьянского хозяйства какие-либо действия, направленные на реализацию данного постановления М. и иными лицами не предпринималось, что свидетельствует о том, что М. фактически отказался от прав на земельный участок, в связи с чем само по себе нереализованное постановление администрации Багратионовского района N от 15 августа 1994 года «О предоставлении земельного участка гражданину М. для организации крестьянского хозяйства» не является достаточным основанием для включения указанного участка в состав наследства.

В аналогичной правовой ситуации другими судами были вынесены решения об удовлетворении заявленных требований.

Например, вступившим в законную силу решением Неманского городского суда Калининградской области от 10 марта 2010 года за Г.В.М. признано право собственности на земельный участок площадью га, предназначенный для организации и ведения крестьянского хозяйства, в порядке наследования после смерти А., умершего в июне 1997 года.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что постановление главы администрации Неманского района N от 8 сентября 1994 года о предоставлении А. земельного участка площадью га в собственность бесплатно для организации и ведения крестьянского хозяйства имеет правоустанавливающее значение, участок поставлен на кадастровый учет, истец является сыном А. (что также установлено в резолютивной части решения) и фактически принял наследство, другие наследники отказались от наследства, в связи с чем суд пришел к выводу об обоснованности заявленных требований.

В то же время, суд не учел, что указанным постановлением главы администрации Неманского района N от 8 сентября 1994 года предписано сельской администрации внести крестьянское хозяйство А. в похозяйственную книгу, глава крестьянского хозяйства А. обязан обеспечить эффективное использование земель по назначению, встать на учет в налоговых и иных государственных органах.

Однако сведения о создании КФХ в деле отсутствуют, согласно похозяйственной книге в пользовании семьи А. по состоянию на 1994-1995 гг. находился участок площадью только га, данных об использовании по целевому назначению земельного участка площадью га не имеется, свидетельство о праве собственности на землю А. не получал (дело N 2-69/10).

При рассмотрении названных споров возникает вопрос о надлежащем ответчике по спорам о признании права собственности в порядке наследования на земельные участки, предоставленные из земель бывших колхозов и совхозов и (или) фонда перераспределения постановлениями органов местного самоуправления для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства или личного подсобного хозяйства, в отношении которых не зарегистрировано право собственности в установленном порядке.

До декабря 2010 года суды при разрешении этого вопроса, как правило, исходили из того, что по спорам о признании права собственности, в том числе в порядке наследования, на земельные участки из состава земель сельскохозяйственного назначения надлежащим ответчиком является орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или уполномоченный им орган (соответственно Правительство Калининградской области или Агентство по имуществу Калининградской области) при том, что по смыслу ст. 18 , п. 2 ст. 80 ЗК РФ фонд перераспределения земель формировался за счет земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, поступающих в этот фонд при добровольном отказе от земельного участка, при наследовании государством, при принудительном изъятии земельного участка, и полномочиями по распоряжению земельными участками из фонда перераспределения земель обладает субъект Российской Федерации.

Кроме того, судьи учитывали, что спорные земельные участки в основном предоставлялись в счет земельных долей, а полномочиями по выявлению невостребованных земельных долей и распоряжению ими обладал, как указано выше, субъект Российской Федерации.

Однако Федеральным законом N 435-ФЗ от 29 декабря 2010 года пункт 2 ст. 80 ЗК РФ изложен в новой редакции, согласно которой фонд перераспределения земель формируется за счет земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, поступающих в этот фонд в случае приобретения Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием права собственности на земельный участок по основаниям, установленным федеральными законами, за исключением случаев приобретения права собственности на земельный участок, изъятый для государственных или муниципальных нужд.

Такая редакция п. 2 ст. 80 ЗК РФ вступила в силу с 31 декабря 2010 года, при этом изменения в ст.ст. 16-19 ЗК РФ о разграничении права федеральной собственности, права собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности на землю не внесены, равно как и в п. 10 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ о праве органов местного самоуправления муниципальных районов, городских округов на распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена.

В этой связи представляется, что в ситуации, когда спорные земельные участки были предоставлены в счет земельных долей в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения постановлениями органов местного самоуправления муниципального района или городского округа и на такие участки в дальнейшем не зарегистрировано право собственности, надлежащими ответчиками по искам о признании права собственности на указанные участки являются органы местного самоуправления муниципального района (городского округа), в границах которого расположенные спорные участки.

5. Возникшие из гражданско-правовых сделок споры о признании права собственности на земельные участки

Рассматривая подобные дела, судьи не во всех случаях проверяли условия совершения сделок, необходимость их государственной регистрации, соответствие сделок действовавшему на момент их заключения законодательству и в зависимости от этого не всегда верно разрешали вопрос о наличии законного основания возникновения права, а также не давали надлежащей оценки правильности избранного истцами способа защиты права.

Например, Ж.А.М. обратился в суд с иском к К.В.И., администрации Гурьевского муниципального района о признании права собственности на 1/163 долю (что соответствует га) в праве на земельный участок для сельскохозяйственного производства, расположенный в А-ом районе, ТОО «Б.», ссылаясь на то, что 3 сентября 2008 года между ним и К.В.И. был заключен договор дарения в отношении указанной земельной доли, однако ответчик уклоняется от государственной регистрации договора дарения.

Заочным решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 9 августа 2010 года иск удовлетворен и за Ж.А.М. признано право собственности на спорную земельную долю по тем основаниям, что договор дарения земельной доли, являющийся одновременно актом приема-передачи, сторонами исполнен и не оспаривается.

Смотрите еще:  Заявление в налоговую по ккм

Решение в кассационном порядке не обжаловано и вступило в законную силу.

Такое решение представляется не в полной мере соответствующим закону, поскольку в силу п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение в случаях, установленных законом, требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность; такая сделка считается ничтожной.

Принимая во внимание, что договор дарения от 3 сентября 2008 года не зарегистрирован, требования об его государственной регистрации в порядке п. 3 ст. 165 ГК РФ не заявлены, у Ж.А.М. не возникло законного права собственности на спорную земельную долю.

Ошибка в применении норм материального права допущена Гурьевским районным судом и по делу по иску П.Н.Н. к П.Л.В.

Так, П.Н.Н. обратился в суд с иском к П.Л.В. о признании состоявшимся подписанного ими договора от 27 января 1995 года дарения земельного участка площадью га из состава земель сельскохозяйственного назначения, предназначенного для КФХ, и вынесении решения о государственной регистрации перехода права собственности на указанный земельный участок от П.Л.В. к П.Н.Н., ссылаясь на то, что названный участок был предоставлен в собственность П.Л.В. постановлением главы администрации Гурьевского района от 27 октября 1994 года, участок поставлен на кадастровый учет 31 октября 1994 года и в этот же день П.Л.В. выдано свидетельство о праве собственности на землю, после чего 27 января 1995 года между истцом и ответчиком подписан договор дарения, участок фактически находится в пользовании П.Н.Н., который зарегистрировал в налоговом органе КФХ в мае 2009 года, однако П.Л.В. для государственной регистрации права собственности не участок не является в уполномоченный государственный орган, ее местожительства неизвестно, в связи с чем разрешение вопроса о праве собственности на землю во внесудебном порядке невозможно.

Решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 17 сентября 2009 года иск удовлетворен: сделка дарения признана состоявшейся и постановлено зарегистрировать в УФРС по Калининградской области переход права собственности на спорный участок.

Решение в кассационном порядке не обжаловалось и вступило в законную силу.

Принимая такое решение, суд, как представляется, не учел, что истцом избран ненадлежащий способ защиты его права.

Договор дарения земельного участка из состава земель сельскохозяйственного назначения от 27 января 1995 года является недействительной сделкой, поскольку статьей 10 Закона РСФСР от 22.11.1990 г. N 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», действовавшего в момент возникновения спорных правоотношений, гражданину, имеющему земельный участок для ведения крестьянского хозяйства на праве собственности, было предоставлено право совершать ограниченный перечень сделок в отношении земельных участков, предоставленных для КФХ, а именно: обменять в установленном порядке через совет депутатов; сдать земельный участок или его часть в аренду в случае временной нетрудоспособности, призыва на действительную военную службу или поступления на учебу; передать земельный участок по наследству; заложить земельный участок в земельный банк.

Таким образом, в отличие от действующего законодательства о КФХ ранее действовавшим законодательством не был разрешен свободный оборот земельных участков, в том числе их дарение лицам, не имеющим никакого отношения к КФХ.

Как видно из материалов дела, на момент подписания договора дарения от 27 января 1995 года П.Н.Н. являлся , указанный договор дарения не был зарегистрирован в райкомземе в соответствии с действовавшим на момент его подписания законодательством и, более того, до подписания 27 января 1995 года договора дарения земельного участка между П.Л.В. и П.Н.Н. был заключен договор аренды в отношении этого же участка и такой договор зарегистрирован в Гурьевской районной администрации 26 января 1995 года.

Соглашение о расторжении договора дарения суду не представлено, не решен вопрос о прекращении возникшего у П.Н.Н. права аренды и в договоре дарения от 27 января 1995 года.

При этом является очевидным, что земельный участок не может принадлежать одному и тому же лицу одновременно на двух правах: на праве собственности и на праве аренды.

Принимая во внимание, что требования о расторжении договора аренды и прекращении права аренды в связи с подписанием договора дарения истцом не заявлены, договор дарения от 27 января 1995 года не соответствует закону, достаточных правовых оснований к удовлетворению иска не усматривалось (дело N 2-1186/09).

По смыслу ст.ст. 454 , 455 ГК РФ, ст. 11.1 ЗК РФ существенным условием договора купли-продажи земельного участка являются границы сформированного земельного участка при том, что участок, границы которого не определены в установленном законом порядке, не может быть признан объектом права.

В ситуации, когда в договоре купли-продажи предмет сделки описан неверно и допущена ошибка, например, в описании местонахождения земельного участка, признание права собственности на земельный участок, который стороны действительно имели в виду, невозможно без внесения соответствующих изменений в договор.

Например, Л.С.А. обратился в суд с иском к Управлению Роснедвижимости по Калининградской области и администрации Гурьевского муниципального района о признании права собственности на земельный участок с кадастровым номером N площадью кв.м в садоводческом товариществе «В.» А-го района из состава земель сельскохозяйственного назначения, ссылаясь на то, что по договору купли-продажи от 6 августа 2007 года он приобрел у Д. вышеуказанный земельный участок, однако в договоре был указан другой кадастровый номер участка — N, но верный номер участка (N) согласно плану садового товарищества. При уточнении границ приобретенного истцом земельного участка было установлено, что земельный участок с кадастровым номером N расположен в другом кадастровом квартале, на заболоченном участке территории товарищества, не обрабатывается, а фактически в пользовании продавца участка и в настоящее время в пользовании истца находится участок с кадастровым номером N. В связи с изложенным Л.С.А. поставил вопрос о прекращении его права собственности на участок с кадастровым номером N, снятии этого участка с кадастрового учета и о признании за ним права собственности на земельный участок с кадастровым номером N.

Решением Гурьевского районного суда от 19 мая 2009 года иск удовлетворен в полном объеме с учетом признания иска ответчиками.

Решение не обжаловалось в кассационном порядке и вступило в законную силу.

Однако представляется, что по настоящему делу отсутствовали достаточные основания для принятия признания иска ( ст.ст. 39 , 173 ГПК РФ) при том, что садовое товарищество и продавец участка Д. не были привлечены к участию в деле, изменения в договор купли-продажи от 6 августа 2007 года не внесены в части описания предмета сделки, право собственности продавца на земельный участок с кадастровым номером N не зарегистрировано.

Кроме того, в случае совершения кадастровой ошибки при внесении сведений относительно спорного участка в государственный кадастр недвижимости такая ошибка подлежала исправлению в установленном порядке, предусмотренном Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости».

6. Иные споры в отношении земель сельскохозяйственного назначения

1. Судами области рассматривались дела об изъятии земельных участков сельскохозяйственного назначения для государственных нужд Калининградской области.

Как показало изучение дел, судьи в основном правильно применяли положения ст.ст. 49 , 55 ЗК РФ, ст. 279 ГК РФ об условиях и порядке изъятия земельных участков для государственных нужд.

Принимая во внимание, что в упомянутых нормах закона речь идет об изъятии для государственных или муниципальных нужд земельного участка (а не его части), при рассмотрении дел данной категории возник вопрос о том, может ли быть изъята для государственных или муниципальных нужд часть земельного участка, в частности, в ситуации, когда необходимости в изъятии остальной части участка не имеется и площадь не подлежащей изъятию части земельного участка соответствует минимальному размеру земельного участка, установленному для участков соответствующего целевого назначения и категории.

Представляется, что при разрешении указанного вопроса необходимо исходить из того, что в силу п. 1 ст. 6 ЗК РФ объектами земельных отношений являются не только земельные участки, но и части земельных участков.

Учитывая необходимость государственной регистрации решения об изъятии земельного участка для государственных нужд, в случае принятия уполномоченным органом решения об изъятии части участка сведения об этой части участка должны быть внесены в государственный кадастр недвижимости.

В то же время, по смыслу п. 2 ст. 6 , ст.ст. 49 , 55 ЗК РФ предметом соглашения о выкупе часть земельного участка не может являться, в связи с чем в случае необходимости изъятия части земельного участка требуется проведение работ по образованию новых земельных участков в соответствии с главой 1.1 Земельного кодекса.

Согласно п. 6 ст. 11.2 Земельного кодекса образование земельных участков может быть осуществлено на основании решения суда в обязательном порядке независимо от согласия собственников, землепользователей, землевладельцев, арендаторов, залогодержателей земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки.

Целевым назначением и разрешенным использованием образуемых земельных участков признаются целевое назначение и разрешенное использование земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки ( п. 3 ст. 11.2 ЗК РФ).

В ситуации, когда собственник земельного участка возражает против изъятия для государственных или муниципальных нужд части земельного участка, заинтересованный орган вправе обратиться в суд с иском об образовании земельных участков, при этом предметом судебной проверки, помимо иных обстоятельств, должна являться возможность сохранения целевого назначения и разрешенного использования той части земельной участка, которая не подлежит изъятию, при том, что в силу п. 1 ст. 4 Федерального закона N 101-ФЗ от 24 июля 2002 года «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» требования к минимальному размеру образуемого нового земельного участка из земель сельхозназначения не распространяются на формируемые земельные участки в целях их изъятия, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд и (или) последующего изменения целевого назначения земель.

Агентство по имуществу Калининградской области обратилось с иском к С.С.Б., ссылаясь на то, что постановлением Правительства Калининградской области от 27 августа 2009 N 529 «Об изъятии земельных участков для государственных нужд Калининградской области» для государственных нужд Калининградской области для строительства Калининградского подземного хранилища газа подлежит изъятию путем выкупа, помимо иных участков, принадлежащий С.С.Б. на праве собственности земельный участок с кадастровым номером N площадью га из состава земель сельскохозяйственного назначения, предназначенный для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, расположенный в пос. А. Б-го района Калининградской области. Этим же постановлением на Агентство по имуществу Калининградской области возложена обязанность письменно уведомить собственников выкупаемых земельных участков о предстоящем изъятии; обеспечить регистрацию решения об изъятии земельных участков в Управлении Регистрационной службы Калининградской области, известить собственников земельных участков о произведенной регистрации; от имени Калининградской области заключить соглашения с собственниками земельных участков о выкупе земельных участков; обеспечить регистрацию права собственности Калининградской области на выкупленные земельные участки. Данное постановление зарегистрировано в Управлении Росреестра по Калининградской области и в ЕГРП внесена запись о соответствующем обременении указанного земельного участка, принадлежащего С.С.Б. на праве собственности. 11 сентября 2009 г. истцом направлено ответчице С.С.Б. уведомление об изъятии путем выкупа указанного земельного участка для государственных нужд Калининградской области. С.С.Б., не возражая против изъятия путем выкупа всего земельного участка, отказалась от проведения межевания и раздела принадлежащего ей на праве собственности земельного участка с кадастровым номером N, в связи с чем по заказу истца была подготовлена схема расположения земельного участка на кадастровой карте территории, согласно которой под размещение Калининградского подземного хранилища газа необходима часть участка площадью кв.м. Учитывая отсутствие в необходимости выкупа для государственных нужд Калининградской области всего земельного участка площадью га, потребность в предоставлении под строительство Калининградского подземного хранилища газа только части участка площадью га, отсутствие согласия ответчицы на раздел принадлежащего ей земельного участка, а также в целях экономии бюджетных средств Калининградской области, Агентство по имуществу Калининградской области просило вынести решение об образовании путем раздела земельного участка с кадастровым номером N площадью кв.м земельных участков площадью кв.м и кв.м в границах согласно схеме расположения земельного участка на кадастровой карте территории. Кроме того, истец указал, что согласно ч. 2 ст. 22.2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на земельные участки, образуемые при разделе или объединении земельных участков, находящихся в собственности одного лица, осуществляется на основании заявления такого лица, в соответствии с ч. 2 ст. 20 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» с заявлением о постановке на учет объектов недвижимости вправе обратиться собственники таких объектов недвижимости, в связи в счет Агентство по имуществу Калининградской области также поставило вопрос о возложении на С.С.Б. обязанности поставить вновь образованные земельные участки площадью кв.м и кв.м на государственный кадастровый учет и зарегистрировать право собственности на них в целях последующего заключения соглашения о выкупе участка площадью кв.м.

Решением Зеленоградского районного суда Калининградской области от 26 декабря 2011 года в иске отказано по тем основаниям, что указанные требования истца противоречат постановлению Правительства Калининградской области от 27.08.2009 г. N 529 об изъятии у С.С.Б. всего принадлежащего ей земельного участка и фактически Агентством по имуществу Калининградской области принято решение об изменении порядка исполнения данного постановления, тогда как таким правом Агентство не обладает.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 28 марта 2012 года решение суда от 26 декабря 2011 года отменено в части отказа в удовлетворении требования Агентства по имуществу Калининградской области об образовании земельных участков и вынесено в этой части новое решение об образовании путем раздела земельного участка с кадастровым номером N площадью кв.м, принадлежащего С.С.Б., земельных участков площадью кв.м и кв.м в границах согласно схеме расположения земельного участка на кадастровой карте территории с указанием о том, что настоящее решение является основанием для постановки вновь образованных земельных участков на государственный кадастровый учет и последующей государственной регистрации права собственности на них; решение суда в части отказа в удовлетворении требования о понуждении С.С.Б. к кадастровому учету вновь образованных участков и к регистрации права собственности на них оставлено без изменения.

Принимая такое решение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что материалами дела доказан факт отсутствия других вариантов возможного размещения Калининградского подземного хранилища газа, которое является объектом государственного значения Калининградской области; формируемый земельный участок площадью кв.м является достаточным для обеспечения функционирования расположенного на нем объекта с учетом охранной зоны и последующего перевода из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности; С.С.Б. возражает против раздела ее земельного участка, в связи с чем раздел такого земельного участка в целях выкупа для государственных нужд участка площадью кв. м и оставления в собственности С.С.Б. участка с соблюдением требований к минимальному размеру образуемого участка из земель сельскохозяйственного назначения возможен лишь на основании решения суда в порядке п. 6 ст. 11.2 ЗК РФ.

Судебная коллегия также учла, что само по себе указание в постановлении Правительства Калининградской области N 529 от 27 августа 2009 года об изъятии у С.С.Б. всего участка объясняется положениями ст.ст. 49 , 55 ЗК РФ и не означает при этом необходимости в изъятии для государственных нужд земельного участка площадью кв. м.

В остальной части решение суда первой инстанции признано правильным, поскольку согласно ч.2 ст.20 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» с заявлением о постановке на государственный кадастровый учет объектов недвижимости вправе обратиться не только собственники таких объектов недвижимости, но и иные заинтересованные лица, а в соответствии со ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним является, в том числе, вступивший в законную силу судебный акт.

2. Споры по искам Правительства Калининградской области к иностранным гражданам о понуждении к продаже через аукцион доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.

В целом судьи правильно применяли нормы материального права, в частности, положения ст.ст. 3 , 5 Федерального закона от 24.07.2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и аналогичные по содержанию требования ст. 39 Закона Калининградской области от 21.12.2006 г. N 105 «Об особенностях регулирования земельных отношений на территории Калининградской области».

По делам данной категории судьи проверяли, не изменилось ли гражданство ответчика, не совершил ли он к моменту рассмотрения дела сделку по отчуждению земельной доли или земельного участка и, соответственно, сохраняется ли у него обязанность по продаже земельного участка из состава земель сельхозназначения или земельной доли.

Например, вступившим в законную силу решением Славского районного суда Калининградской области от 30 ноября 2009 года по делу по иску Правительства Калининградской области гражданка Республики М.Г. понуждена к продаже через аукцион по рыночной стоимости, сложившейся по месту нахождения земельного участка, 1/683 доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельхозназначения в пос. А. Б-го района.

Принимая такое решение, суд правильно исходил из того, что Г.М. является гражданкой Республики, у Г.М. право собственности на земельную долю в порядке наследования, право собственности на земельную долю зарегистрировано в мае 2008 года и в течение года с момента государственной регистрации права Г.М. не произвела отчуждение земельной доли.

3. Споры о признании права собственности в порядке на земельные участки сельскохозяйственного назначения, принадлежавшие наследодателю на праве постоянного (бессрочного) пользования

При рассмотрении подобных дел судьи не во всех случаях принимают во внимание, что в отличие от земельных участков, принадлежавших наследодателю на праве собственности или на праве пожизненного наследуемого владения, земельные участки на праве постоянного (бессрочного) пользования не являются объектом наследования ( ст.ст. 266 , 267 ГК РФ).

Переход права пользования такими участками к наследнику возможен, но только по правилам ст. 35 ЗК РФ в случае перехода права собственности на строение, расположенное на этом участке.

Решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 29 октября 2010 года за Ж.А.Н. признано право собственности в порядке наследования на земельный участок площадью кв.м, кадастровый номер N, после смерти ее супруга П.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что указанный участок принадлежал П. на праве постоянного (бессрочного) пользования на основании постановления главы администрации Гурьевского района N от 27 октября 1994 года о передаче в постоянное (бессрочное) пользование для садоводства земельных участков в с/т «Р.», другой наследник по закону первой очереди (дочь) от причитающейся доли в наследственном имуществе отказался в нотариальном порядке, истица фактически приняла наследство.

Вместе с тем, суд не принял во внимание, что право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком не подлежит включению в наследственную массу, в связи с чем у наследника не может возникнуть право собственности на такой земельный участок. Доказательства того, что на указанном земельном участке имеются какие-либо строения и право собственности на них перешло в порядке наследования к истице ( п. 1 ст. 35 ЗК РФ), в деле отсутствуют.

Кроме того, суд не учел, что истица вправе разрешить вопрос о переходе к ней права на земельный участок путем исключения П. из членов садоводческого товарищества «Р.» в связи со смертью, перераспределения ей спорного земельного участка с внесением соответствующих изменений в упомянутое постановление главы администрации Гурьевского района N от 27 октября 1994 года.

4. Споры о переходе права на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения при переходе права собственности на здание, строение, сооружение

В развитие принципа единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов ( п.п. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ) пунктом 1 ст. 35 ЗК РФ, пунктом 1 ст. 552 ГК РФ установлено, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

Площадь части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, определяется в соответствии с пунктом 3 статьи 33 настоящего Кодекса ( п. 2 ст. 35 ЗК РФ).

Однако положения п. 3 ст. 33 ЗК РФ могут не применяться в случае отчуждения объекта недвижимости собственником делимого земельного участка.

Так, в случае, когда продавец является собственником земельного участка, на котором находится продаваемая недвижимость, покупателю переходит право собственности на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования, если иное не предусмотрено законом ( пункт 2 ст. 273 ГК РФ и абзац 1 пункта 2 ст. 552 в редакции Федерального закона от 26.06.2006 г. N 118-ФЗ).

В качестве иных норм можно рассматривать положения статей 11.2 , 11.4 ЗК РФ о разделе земельного участка и ст. 421 ГК РФ о свободе заключения договора.

Таким образом, к собственнику земельного участка положения пункта 3 ст. 33 ЗК РФ применяются диспозитивно. Он вправе продать как весь земельный участок с отчуждаемым зданием, так и часть земельного участка, размер которой будет определяться по правилам п. 3 ст. 33 ЗК РФ. Во втором случае собственник земельного участка обязан произвести раздел делимого земельного участка с формированием самостоятельного участка, не занятого отчуждаемым объектом недвижимости и не необходимого для его обслуживания. Если земельный участок является неделимым, то с отчуждением объекта недвижимости должно быть передано право собственности на весь земельный участок.

В ситуации, когда продавец здания не является собственником земельного участка, делимость земельного участка не имеет существенного правового значения (п. 2 ст. 271 , п. 3 ст. 552 ГК РФ).

А.Т.М. обратилась в суд с иском к ЗАО «Р», И.Г.В. о признании недействительным постановления администрации МО «Гурьевский городской округ» N от 17 мая 2007 года «О предоставлении в собственность земельных участков ЗАО «Р», договора N передачи земельного участка в собственность ЗАО «Р» от 17 июля 2007 года в части земельного участка площадью кв.м с кадастровым номером N и договора дарения этого земельного участка, заключенного между ЗАО «Р» и И.Г.В., а также о признании недействительным землеустроительного дела по формированию границ земельного участка с кадастровым номером N, исключении записи о праве собственности на указанный земельный участок из Единого реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и снятии указанного участка с кадастрового учета.

В обоснование иска А.Т.М. ссылалась на то, что по договору купли-продажи от 3 мая 2002 года ЗАО «Р» продало ей фундамент сгоревшего коровника и силосную яму к нему, после чего вступившим в законную силу решением мирового судьи 2 судебного участка Гурьевского района от 26 июля 2002 года за А. признано право собственности на указанное имущество. Определением мирового судьи 2 судебного участка от 22 февраля 2005 года решение суда разъяснено указанием о признании за А.Т.М. права собственности на одноэтажное нежилое здание коровника площадью кв.м с физическим износом 86%, постройки до 1945 года, с асфальтобетонным замощением площадью кв.м. и силосную траншею объемом куб.м с износом 30%. Право собственности на указанные объекты недвижимости было зарегистрировано 30 июня 2005 года. В целях оформления земельных отношений под объекты недвижимости Антоненкова в феврале 2010 года обратилась в геодезическую организацию, которой была произведена топографическая съемка земельного участка и оформлен межевой план. Между тем, в согласовании межевого плана администрацией Луговского сельского поселения было отказано в связи с тем, что испрашиваемый истицей земельный участок входит в границы ранее сформированного земельного участка с кадастровым номером N, находящегося в собственности у И.Г.В. Истица полагала, что формированием земельного участка площадью кв.м с кадастровым номером N и последующей передачей этого земельного участка ЗАО «Р», а затем И.Г.В. нарушены ее права на приватизацию земельного участка под находящимися в ее собственности объектами недвижимости. При этом площадь земельного участка, на приватизацию которого истица имеет право, составляет га в соответствии с картой перераспределения земель бывшего совхоза «Ш.», согласно которой за коровником и силосной ямой ранее был закреплен земельный участок указанной площадью. Право на этот земельный участок к истице перешло на основании ст.ст. 268 , 271 ГК РФ и ст. 35 ЗК РФ. Однако реализовать предусмотренное ст. 36 ЗК РФ право приватизации земельного участка площадью га истица не может в виду того, что земельный участок под объектами ее недвижимости вошел в состав земельного участка с кадастровым номером N и был передан в собственность ЗАО «Р», а в последствии И.

Решением Гурьевского районного суда Калининградской области от 3 февраля 2011 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 11 мая 2011 года, в иске отказано.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что земельный участок под указанные объекты недвижимости ранее не отводился и за этими объектами не закреплялся, а план земельного участка в технических паспортах на здание коровника и силосную траншею, составленный сотрудниками БТИ в 2004 г. по результатам инвентаризации объектов недвижимости, правоустанавливающим документом на земельный участок площадью га, на который претендует истица, не является. Весь комплекс земель ЗАО «Р» (ранее ТОО «Ш.») находился у этого общества на праве постоянного бессрочного пользования. В 2007 году на основании ст. 3 ФЗ «О введении в действие Земельного Кодекса РФ» земельные участки, находившиеся у общества на праве постоянного бессрочного пользования были приобретены последним в собственность на основании выкупа. В целях реализации права на выкуп указанных земель обществом были проведены землеустроительные работы по формированию земельный участков. В частности, в месте расположения объектов недвижимости Антоненковой был сформирован земельный участок площадью кв.м, впоследствии поставленный на кадастровый учет с кадастровым номером N и приобретенный обществом по договору от 17 июля 2007 года в собственность за плату и затем отчужденный по договору дарения. При формировании указанного земельного участка строение и сооружение, принадлежащие Антоненковой, фактически прекратили свое существование как объекты недвижимости. Так, от здания коровника остались только фрагменты фундамента, от силосной траншеи — углубление в земле, с отсутствием железобетонных плит. С учетом положений ст. 35 ЗК РФ и состоявшегося решения мирового судьи о признании за Антоненковой права собственности на здание коровника и силосной ямы Антоненкова как новый собственник указанных выше объектов недвижимости вправе требовать передачи ей земельного участка, занятого этими объектами недвижимости и необходимого для их обслуживания. При этом площадь такого земельного участка определяется по правилам ст. 33 ЗК РФ и СНиП II-97-76 «Генеральные планы сельскохозяйственных предприятий» (приложение 1, п. 3.5), согласно которым нормативный размер требуемого земельного участка для проведения реконструкции коровника на 120 голов площадью кв.м. будет составлять га. Земельный участок в нормативном размере под объекты, принадлежащие истице, ответчики ЗАО «Р» и И. готовы предоставить Антоненковой в добровольном порядке путем переформирования делимого земельного участка, находящегося в собственности И.Г.В., от чего истица отказалась. Принимая во внимание, что Антоненкова настаивала на возникновении у нее права на земельный участок площадью га и иных требований (в частности, о разделе земельного участка с кадастровым номером N) Антоненкова не заявляла, у ЗАО «Р» как у продавца здания коровника и силосной траншеи не возникла в силу закона или договора обязанность по передаче Антоненковой земельного участка площадью свыше нормативной.

Кроме того, следует также обратить внимание на то, что само по себе постановление местной администрации о предоставлении в собственность земельных участков ЗАО «Р» не имеет самостоятельного правового значения и не затрагивает прав истицы при том, что такое постановление является ненормативным правовым актом и реализовано путем заключения соответствующего договора о передаче земельных участков в собственность ЗАО «Р» и государственной регистрации права собственности ЗАО «Р» на земельные участки, фактически утратив силу.

В связи с изложенным не усматривается достаточных правовых оснований к заявлению самостоятельного требования об оспаривании недействующего постановления органа местного самоуправления при том, что оценка его законности может быть дана в мотивировочной части решения по требованиям о применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Судебная коллегия по гражданским делам обращает внимание судей на указанные в обзоре недостатки, необходимость постоянного изучения судьями земельного и гражданского законодательства и более тщательного подхода при определении обстоятельств, имеющих значение для дел данной категории, а также правильного применения материального и процессуального закона.

Похожие статьи:

  • Как проверить срок действия тарифа мтс Как проверить срок действия тарифа мтс 050 52 82 333 - 500 грн 050 536 0 222 - 500 грн 068 358 23 23 - 300 грн 068 381 85 85 - 300 грн 068 207702 0 - 300 грн 068 650 64 64 - 300 грн 068 […]
  • Приказ 67 от 10022010 с изменениями Приказ Федеральной антимонопольной службы от 10 февраля 2010 г. N 67 "О порядке проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного […]
  • Оформить кредит с плохой кредитной историей пермь Где получить кредит на рефинансирование в Перми при наличии плохой кредитной истории? Отличные наличные Здравствуйте. Я проживаю в Перми. У меня отрицательная кредитная история, […]
  • Какой налог на мерседес s500 Какой налог на мерседес s500 увы да, в Главной дороге рассказали планы регионов по расходыванию ТН: больницы, школы, инвалиды. прикольно конечно, но я лучше в очередной раз не заплачу раз […]
  • Сколько минимальная пенсия в татарстане В Татарстане установили величину прожиточного минимума пенсионера на 2019 год В 2019 году величина прожиточного минимума пенсионера в Татарстане составит 8 232 рубля. Соответствующий […]
  • Компенсация линии связи Постановление Правительства Москвы от 10 сентября 2014 г. N 522-ПП “О внесении изменений в постановление Правительства Москвы от 25 июля 2011 г. N 333-ПП и признании утратившим силу […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.