Общепризнанные нормы и принципы международного права имеют

журнал международного права и международных отношений 2010 — № 4

международное право — международное трудовое право

Общепризнанные принципы международного права в сфере труда: перечень и юридическая сила

Кирилл Томашевский

Автор:
Томашевский Кирилл Леонидович — кандидат юридических наук, доцент, декан юридического факультета Международного института трудовых и социальных отношений

Рецензенты:
Козик Андрей Леонидович — кандидат юридических наук, доцент, первый проректор Международного института трудовых и социальных отношений
Мотина Евгения Владимировна — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Белорусского государственного университета

Ведущую роль в установлении международных трудовых стандартов в современном международном праве играют общепризнанные принципы международного права в сфере труда. Данные принципы, формируясь в области международного права, постепенно внедряются и в системы национального трудового права и законодательства о труде, оказывая воздействие на развитие этих систем. Несмотря на то, что проблема общепризнанных принципов международного права анализировалась в ряде работ специалистов по международному праву (Н. М. Миносян [12], Л. В. Павлова [14], В. Л. Толстых [18], Е. Т. Усенко [22] и др.) и трудовому праву (Е. А. Ершова [5], Н. Л. Лютов [11], К. К. Уржинский [21] и др.), остается ряд нерешенных теоретических вопросов, имеющих важное значение для юридической практики.

Цель настоящей статьи — на основе анализа международно-правовых источников и разработок ученых в области международного публичного права и трудового права сформулировать общепризнанные принципы международного права в сфере труда, определить степень их обязательности, юридическую силу, что позволит разрешать коллизии между ними и национальными источниками трудового права.

Под общепризнанными принципами международного права в сфере труда будем понимать признанные международным сообществом императивные основополагающие трудоправовые начала, выраженные в концентрированном виде в уставных документах и декларациях универсальных международных организаций (прежде всего Организации Объединенных Наций и Международной организации труда), обязательные для соблюдения всеми государствами — членами этих организаций, гарантированные международно-правовыми средствами реагирования в случае их несоблюдения, определяющие вектор развития норм международного трудового права и влияющие на национальные системы трудового права и законодательства о труде.

Разновидностями общепризнанных принципов международного права выступают основополагающие принципы и права в сфере труда, которые закреплялись и развивались в международно-правовых документах МОТ. В концентрированном виде они сформулированы в учредительных документах и декларациях МОТ: в Преамбуле к Уставу МОТ, в Декларации о целях и задачах Международной организации труда, принятой 10 мая 1944 г. на 26-й Генеральной конференции МОТ, которая является составной частью Устава МОТ (приложением к нему) [23], в Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, принятой 18 июня 1998 г. на 86-й Генеральной конференции МОТ, и в Декларации МОТ о социальной справедливости в целях справедливой глобализации, принятой 10 июня 2008 г. на
97-й Генеральной конференции МОТ [2; 3].

Проблема определения перечня общепризнанных принципов международного права (в том числе в сфере труда) является сложной и дискуссионной, на что обращал внимание известный российский ученый-компаративист И. Я. Киселев [7, с. 591].

Из анализа Устава МОТ и трех действующих деклараций МОТ, которые являются не международными договорами, не нормативными правовыми актами, а особыми международными источниками трудового права, вытекают, в частности, следующие общепризнанные (основополагающие) принципы международного трудового права:

1) принцип социальной справедливости, включающий предоставление возможностей для всех участвовать в справедливом распределении плодов прогресса в области оплаты труда, рабочего времени и прочих условий труда, а также прожиточного минимума заработной платы для всех, кто трудится и нуждается в такой защите;

2) принцип равной оплаты за равный труд;

3) принцип свободы слова и свободы объединения работников и нанимателей как необходимое условие постоянного прогресса;

4) принцип человечности (гуманизма) в сфере труда, включающий предоставление трудящимся человеческих условий труда, признание нищеты угрозой для общего благосостояния и признание права всех людей на осуществление своего материального благосостояния и духовного развития в условиях свободы и достоинства, экономической устойчивости и равных возможностей;

5) труд свободен и не является товаром;

6) принцип социального партнерства, включающий равноправие и сотрудничество представителей трудящихся, предпринимателей и правительств.

В литературе предлагался иной набор основополагающих (общепризнанных) принципов международного трудового права. Так, Е. А. Ершова указывает среди них верховенство международного трудового права над национальными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения [5, с. 31]. В этой связи отметим, что по вопросу о соотношении международного и национального права в науке международного права, конституционных нормах тех или иных государств существуют различные подходы и концепции (к примеру, суды Англии или США иначе подходят к вопросу применения норм международного права и его соотношения с национальным законодательством, чем правоприменители Беларуси и России [22, c. 137—161], поэтому верховенство первых над вторыми не может быть общепризнанным принципом). К тому же межправительственные и межведомственные международные договоры по определению не могут иметь верховенства над Конституцией и иными законодательными актами, учитывая уровень и компетенцию органов, которые их заключали [19, c. 244—248]. Спорным является также отнесение Е. А. Ершовой к общепризнанным принципам международного трудового права таких идей, как равные права на судебную защиту и добросовестное выполнение международных обязательств, поскольку эти руководящие правовые идеи имеют общеправовое значение, так как касаются любых отраслей права, а не только трудового права.

До принятия Женевской декларации 1998 г. к основным правам, относящимся к компетенции МОТ, обычно относили три группы прав: свобода ассоциации, отмена принудительного труда и защита от дискриминации в области труда [6, c. 107].

К принципам, касающимся основополагающих прав в сфере труда, Женевская декларация 1998 г. отнесла следующие четыре правовые идеи:

1) свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных пере-
говоров;

2) упразднение всех форм принудительного или обязательного труда;

3) действенное запрещение детского труда;

4) недопущение дискриминации в области труда и занятий [2, с. 39].

Д. В. Черняева обратила внимание на то, что «основополагающий характер указанных выше принципов и прав был установлен ООН в 1995 г. на Всемирном саммите ООН по социальному развитию в г. Копенгагене (Дания)» [24, c. 66].

Важно подчеркнуть, что еще до провозглашения со стороны МОТ принципы, касающиеся основополагающих прав в сфере труда, нашли свое отражение и развитие в семи фундаментальных конвенциях МОТ, к которым в 1999 г. добавилась еще и восьмая — № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда [8].

Вопрос об обязательности общепризнанных принципов международного права является весьма дискуссионным в науке международного и трудового права. Довольно распространена в литературе точка зрения о том, что обязательны к применению государствами лишь те общепризнанные принципы, которые закреплены в уставных документах международных организаций, исходя из факта членства в них либо развиты в заключенных с их участием международных договорах, а те, что отражены в декларациях — необязательны. Н. Л. Лютов считает, что «исходя из соображений примата государственного суверенитета для определения факта обязательности для России той или иной правовой нормы или принципа, не ратифицированной Российской Федерацией, необходимо наличие двух условий: а) общепризнанности данной нормы или принципа; б) согласия России с тем, что данная норма является общепризнанной, в том числе в отношении России» [11, c. 112]. Затем автор по сути нивелирует свое второе условие, указывая об отсутствии «свидетельств неготовности России брать на себя соответствующие обязательства» [11, c. 114]. По нашему мнению, данный подход, основанный на необходимости двух условий обязательности общепризнанных принципов международного права, несколько нелогичен и не в полной мере соответствует пункту 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации [10]. Данное противоречие также подметила Е. А. Ершова в полемике с В. А. Толстиком, отмечая, что при таком подходе «можно сделать достаточно странный вывод о необходимости применения только «нами признанных», а не «общепризнанных» норм международного права» [4, c. 67]. Если каждое государство будет для себя определять, считает ли оно тот или иной общепризнанный принцип обязательным, то потеряется смысл их общепризнанности, общеобязательности и императивности. К примеру, Мьянма может посчитать не общепризнанным для себя принцип запрещения принудительного или обязательного труда и продолжать нарушать основополагающие права трудящихся. Следуя логике Н. Л. Лютова и В. А. Толстика, для Мьянмы данный принцип, общепризнанный мировым сообществом, но не признанный таковым самой Мьянмой, для нее не обязателен к соблюдению. Полагаем, что механизм действия этих принципов несколько иной (к нему вернемся ниже). К тому же Россия, указав на включение общепризнанных принципов международного права в правовую систему, а Республика Беларусь, признав их приоритет, на конституционном уровне добровольно ограничили свой государственный суверенитет в пользу этой части международного права.

Юридическая сила источников закрепления общепризнанных принципов международного права в сфере труда. Дискуссионным и до конца не решенным в науке является также вопрос относительно юридической силы международных документов, которые фиксируют общепризнанные принципы международного права по сравнению с другими источниками права (международного и национального). Большинство ученых-международников не рассматривают общие (основные) и другие общепризнанные принципы международного права в качестве самостоятельного источника права, а видят их источники в международных договорах (в том числе уставных документах) и правовых обычаях [18, c. 28—30]. В настоящее время можно уверенно констатировать, что общепризнанные принципы международного права, являющиеся видом норм-принципов jus cogens, имеют приоритет (более высокую юридическую силу) по отношению к конвенционным нормам международного права, что прямо вытекает из статьи 54 Венских конвенций о праве международных договоров. А. Л. Шведов констатирует: «В любом случае общепризнанные принципы международного права как его основополагающие нормы, действующие вне зависимости от выражения согласия на их соблюдение, имеют приоритетную юридическую силу и для других элементов системы международного права, и для системы национальных источников права» [25, c. 90]. С первой частью этого утверждения можно согласиться, хотя и этот вывод нуждается в дополнительной аргументации, поскольку не все его разделяют. К примеру, другой российский автор С. Г. Восканов считает, что «международные договоры и общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе РФ в отношении друг к другу не имеют верховенства» [1, c. 10]. Вероятно, вывод данного автора основан на буквальном толковании пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, поскольку другие акты законодательства и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации такое различие между данными источниками проводят. К тому же, как отмечалось выше, общепризнанные принципы международного права, являющиеся нормами jus cogens, имеют верховенство над нормами международных договоров по статье 54 Венских конвенций о праве международных договоров. Что касается второй части утверждения А. Л. Шведова (в части приоритета общепризнанных принципов по отношению к системе национальных источников права), то оно достаточно дискуссионно и поэтому требует глубокого научного обоснования. При этом отметим, что вывод о верховенстве общепризнанных принципов международного права по отношению к национальному законодательству несколько ранее высказывал белорусский ученый К. К. Уржинский [21, с. 6].

Смотрите еще:  Требования к должностям работников образования

На основе умеренно дуалистической концепции можно констатировать, что системы международного и внутригосударственного права, хотя и различны, самостоятельны, но тесно взаимодействуют. Результатом взаимодействия выступает то, что некоторые элементы одной системы (общепризнанные принципы международного права) оказывают воздействие на национальную правовую систему конкретного государства, находя свое отражение в нормах конституций и других актов законодательства. Поскольку международный договор имеет юридическую силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее этого договора (ч. 2 ст. 33 Закона «О международных договорах Республики Беларусь» [13]), а в случае возникшего противоречия с национальным законодательством о труде приоритет отдается международному договору (ч. 4 ст. 8 Трудового кодекса Республики Беларусь [20]), получается, что общепризнанные принципы международного права имеют более высокую юридическую силу по отношению не только ко всем международным договорам, но также к законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, подзаконным нормативным актам, которыми выражается согласие государства при заключении международных договоров.

Остается определить соотношение общепризнанных принципов международного права с Конституцией. Для сравнения в российской юридической науке этот вопрос вызвал активное обсуждение, поскольку правило пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации сформулировано еще более емко, чем в белорусском Основном Законе, и дает широкое поле для толкования. Вместе с тем, российские ученые-международники (В. Л. Толстых [18, c. 29], В. А. Толстик [17, c. 106]) склоняются к мнению, что общепризнанные принципы и нормы международного права уступают конституционным нормам с точки зрения юридической силы. Некоторые молодые представители российской науки трудового права смело заявляют о приоритете общепризнанных принципов международного права в сфере труда по отношению к конституционным принципам трудового права [15, c. 10—25].

Среди белорусских ученых диаметрально противоположные позиции по вопросу о соотношении общепризнанных принципов международного права с Конституцией заняли Л. В. Павлова и А. Г. Тиковенко. Ученый-международник Л. В. Павлова, определяя иерархию нормативных актов, входящих в правовую систему Республики Беларусь, ставит на вершину иерархической лестницы общепризнанные принципы международного права, а на второе место — Конституцию Беларуси [14, c. 6]. Судья Конституционного Суда Республики Беларусь А. Г. Тиковенко, напротив, отмечает, что «анализ конституционных норм, действующих законов позволяет сделать однозначный вывод о том, что нормы Конституции Беларуси имеют формально-юридический приоритет перед общепризнанными принципами международного права», но далее уточняет: «Однако в силу фактической согласованности законодательства Республики Беларусь с общепризнанными принципами международного права можно говорить о примате последних» [16, c. 58—59]. Представляется, что в последних двух суждениях есть некоторое противоречие: если Конституция имеет приоритет перед общепризнанными принципами международного права, то последние даже при условии их согласованности с конституционными нормами никак не могут иметь примата по отношению к Основному Закону. Вероятно, автор имел в виду значительную степень восприятия Конституцией Беларуси общепризнанных принципов международного права в процессе ее разработки.

Приоритет общепризнанных принципов международного права провозглашен в части 1 статьи 8 Конституции. Поскольку, согласно статье 8 Конституции Республики Беларусь, признается их приоритет и обеспечение соответствия им законодательства, а Конституция же, в свою очередь, безусловно, является элементом этого законодательства (внутригосударственного права), то, на первый взгляд, признается приоритет общепризнанных принципов международного права даже по отношению и к самой Конституции. Правда, в части 1 статьи 8 Основного Закона не уточнено, по отношению к чему признается приоритет данных принципов: по отношению к иным нормам международного права или по отношению к внутреннему законодательству. Вместе с тем, в части 1 статьи 137 Конституции Беларуси закреплен принцип верховенства Основного Закона: «Конституция обладает высшей юридической силой» [9]. При этом также не конкретизировано, по отношению к каким источникам права установлено это верховенство: только к внутригосударственным или также и к международным актам. Полагаем, что в перспективе толкование этих норм должно быть дано Конституционным Судом Республики Беларусь. Поэтому теоретический вопрос о соотношении общепризнанных принципов международного права с Конституцией оставляем пока без однозначного ответа, поскольку примат норм международного права входит в явное противоречие с идеей государственного суверенитета и принципом верховенства Конституции.

В заключение отметим, что вышеприведенные десять основополагающих принципов международного права в сфере труда наряду с другими общепризнанными принципами международного права имеют приоритет по отношению как к международным договорам, так и к большинству актов национального законодательства. По юридической силе нормативные правовые документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права, включая принципы, касающиеся основополагающих прав в сфере труда, занимают одно из первых мест в системе источников трудового права Беларуси.

1. Восканов, С. Г. Международные договоры и правовая система Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук; Дипломат. акад. МИД РФ / С. Г. Восканов. М., 2003.
2. Декларация МОТ «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда» // Международная организация труда и права человека / авт.-сост. А. А. Войтик. Минск: Тесей, 2002. С. 38—41.
3. Декларация о социальной справедливости в целях справедливой глобализации [Электронный ресурс] // International Labour Organisation. Режим доступа: . Дата доступа: 25.11.2010.
4. Ершова, Е. А. Международное и российское трудовое право // Е. А. Ершова // Трудовое право. 2006. № 12. С. 63—80.
5. Ершова, Е. А. Трудовое право в России / Рос. акад. правосудия; Е. А. Ершова. М.: Статут, 2007.
6. Зенгер, А. Права человека и контроль за их осуществлением в Международной организации труда / А. Зенгер // Советское государство и право. 1991. № 10. С. 106—115.
7. Киселев, И. Я. Сравнительное и международное трудовое право: учеб. для вузов / И. Я. Киселев. М.: Дело, 1999.
8. Конвенция о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда (Конвенция 182) // Международная организация труда и права человека / авт.-сост. А. А. Войтик. Минск: Тесей, 2002. С. 233—236.
9. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 1999. № 1. 1/0.
10. Конституция Российской Федерации. Ростов н/Д.: Феникс, 1997.
11. Лютов, Н. Л. Основополагающие международные права и принципы в сфере труда: проблемы определения / Н. Л. Лютов // Вестник труд. права и права соц. обеспечения. 2009. Вып. 4. С. 103—118.
12. Миносян, Н. М. Источники современного международного права / Н. М. Миносян. Ростов н/Д.: Изд-во Ростов. ун-та, 1960.
13. О международных договорах Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 23 июля 2008 г., № 421-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 2008. № 184. 2/1518.
14. Павлова, Л. В. Международное право в правовой системе государств / Л.В. Павлова // Белорус. журн. междунар. права и междунар. отношений. 1999. № 3. С. 3—9.
15. Семешко, А. И. Международные договоры в сфере труда и их включение в систему трудового права России: автореф. дис. … канд. юрид. наук; УрГЮА / А. И. Семешко. Екатеринбург, 2009.
16. Тиковенко, А. Г. Международное и национальное право: проблемы взаимодействия / А. Г. Тиковенко // Юстиция Беларуси. 2002. № 3. С. 56—59.
17. Толстик, В. А. Иерархия российского и международного права / В. А. Толстик. М.: Юрайт-М, 2001.
18. Толстых, В. Л. Курс международного права: учебник / В. Л. Толстых. М.: Волтерс Клувер, 2010.
19. Томашевский, К. Л. Очерки трудового права. История, философия, проблемы систем и источников / К. Л. Томашевский. Минск: Издат. центр БГУ, 2009.
20. Трудовой кодекс Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 296-З: принят Палатой представителей 8 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 30 июня 1999 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 1999. № 80. 2/70.
21. Уржинский, К. К. Некоторые тенденции и перспективы развития законодательства Республики Беларусь о труде / К. К. Уржинский // Промышленно-торговое право. 2005. № 2. С. 3—18.
22. Усенко, Е. Т. Очерки теория международного права / Е. Т. Усенко. М.: Норма, 2008.
23. Устав Международной организации труда и Регламент Международной конференции труда. Женева, 2002.
24. Черняева, Д. В. Международные стандарты труда (международное публичное трудовое право): учеб. пособие / Д. В. Черняева. М.: КНОРУС, 2010.
25. Шведов, А. Л. Система источников трудового права России: основные проблемы функционирования и тенденции развития / А. Л. Шведов // Рос. ежегодник труд. права. М.: 2008. С. 89—108.

Основные принципы международного права: понятие, признаки, система, место и роль в обеспечении международного правопорядка

Понятие общих принципов международного права имеет по крайней мере два толкования: общие для международного права и национально-правовых систем, а также общие для всех школ науки международного права.

Императивный принцип международного права (jus cogens) определен в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года как «императивная норма общего международного права», «которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер».

Смотрите еще:  Федеральный закон 89 от 29062019

Основные принципы международного права являются универсальными и не включают отраслевых принципов; основные принципы международного права имеют характер общепризнанных; основные принципы международного права являются принципами jus cogens.

Основные принципы МП были зафиксированы в Уставе ООН, Декларации о принципах МП, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., Заключительном акте ОБСЕ 1975 г. Принципы МП постоянно находятся в развитии в связи с усложнением общественной и юридической практики. Например, первые два документа зафиксировали семь таких принципов, а Заключительный акт добавил к ним еще два.

Принципы международного права в системе международно-правовых норм занимают особое место, обладая комплексом присущих им признаков.

1. Это наиболее важные, коренные нормы международного права, являющиеся нормативной основой всей международно-правовой системы. На них базируется взаимодействие субъектов в процессе создания и реализации норм международного права. Они пронизывают содержание всех существующих норм.

2. Принципы международного права являются наиболее общими нормами. Их содержание многогранно; оно раскрывается посредством конкретизирующего нормотворчества. Закрепленные в общем виде в Уставе ООН принципы международного права детализируются рядом международно-правовых актов, прежде всего Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г., Заключительным актом СБСЕ 1975 г., Парижской хартией для новой Европы 1990 г. и др.

В Декларации о принципах международного права 1970 г. подчеркивается, что прогрессивное развитие и кодификация принципов будут способствовать обеспечению их более эффективного применения в рамках международного сообщества.

3. Принципы являются общепризнанными нормами, обязательными для всех государств и иных субъектов международного права. Устав ООН провозглашает в ст. 2 комплекс принципов в качестве обязательных для государств — членов Организации, оговаривая в п. 6 этой статьи, что Организация обеспечивает, чтобы государства, которые не являются ее членами, действовали в соответствии с этими принципами.

4. Принципы — это императивные нормы jus cogens, обладающие высшей юридической силой. Все другие нормы должны им соответствовать. Такое качество принципов позволяет обеспечить стабильность международного правопорядка и международную законность.

5. Принципы имеют универсальную сферу действия, определяют содержание и методы сотрудничества государств как в традиционных, так и в новых областях межгосударственных отношений (например, в исследовании и использовании космического пространства, в применении ядерной энергии в мирных целях).

6. Принципы международного права взаимообусловлены, имеют комплексный характер. В Декларации о принципах международного права 1970 г. указывается, что при толковании и применении принципы являются взаимосвязанными и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов.

Принципам МП присущи две основные функции: стабилизирующая, которая заключается в определении основ взаимодействия субъектов МП путем создания нормативных рамок, и развивающая, суть которой состоит в закреплении всего нового, что появляется в практике межд. отношений.

Классификация основных принципов имеет скорее теоретический, чем практический характер и осуществляется по ряду оснований.

По форме закрепления принципы делятся на писаные и обычные, что не означает различия в юридической силе.

По историческому признаку принято различать принципы, возникшие в период рабовладения, феодализма, капитализма, так называемые доуставные принципы, уставные принципы, возникшие после Второй мировой войны, послеуставные — новейшие — принципы МП (принцип всеобщего и полного разоружения, принцип сотрудничества государств по охране окружающей среды).

По степени важности защищаемых принципами отношений.

Тут можно выстроить систему, на первом месте которой будут принципы, обеспечивающие общечеловеческие ценности (уважение прав и свобод человека). На втором — принципы, связанные непосредственно с интересами государств (невмешательство во внутренние дела государств) и т. д.

По объекту сотрудничества можно выделить три группы принципов: а) защищающие мир и безопасность; б) обеспечивающие мирное сотрудничество государств; в) защищающие права человека, народов и наций.

Содержание основных принципов МП

Принцип неприменения силы. Устав ООН установил цель: избавить грядущие поколения от бедствий войны, принять практику, в соответствии с которой вооруженные силы применяются не иначе как в общих интересах. Запрещена даже угроза силой каким-либо образом, несовместимым с целями ООН.

Принцип мирного разрешения споров. Каждое государство разрешает свои межд. споры с другими государствами мирными средствами таким образом, чтобы не подвергались угрозе межд. мир, безопасность и справедливость.

Принцип уважения прав человека. Здесь важнейшее значение имеет ст. 55 Устава, согласно которой «ООН содействует: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития. с) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех. ». Этот принцип закреплен также во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и в двух пактах 1966 г.: один — о гражданских и политических правах, другой — об экономических, социальных и культурных правах.

Принцип суверенного равенства. Государства обязаны уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие суверенитету. Каждое государство имеет право устанавливать свои законы и административные правила. Все государства обладают равными основными правами и обязанностями.

Принцип невмешательства. В соответствии с п. 7 ст. 2 Устава ООН Организация не имеет права «на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства». Указанное запрещение распространяется на действия любых других участников межд общения

Принцип территориальной целостности. Территория служит материальной основой государства является необходимым условием его существования. Устав ООН обязывает воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности государств.

Принцип нерушимости границ. Каждое государство обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью нарушения существующих межд границ другого государства или в качестве средства разрешения межд споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ

Принцип равноправия и самоопределения народов. Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право

Принцип сотрудничества. Принцип обязывает государства сотрудничать друг с другом независимо от различий их систем Основные направления сотрудничества поддержание мира и безопасности, всеобщее уважение прав человека, осуществление межд отношений в различных областях

Принцип добросовестного выполнения обязательств по межд праву закрепил соглашение государств о признании юридической силы за нормами МП

Общепризнанные принципы международного права

Общепризнанные принципы международного права – это обобщенные нормы, отражающие характерные черты, а также главное содержание международного права и обладающие высшей юридической силой.

К общепризнанным принципам международного права относятся следующие принципы: неприменения силы и yгрозы силой, равноправия и самоопределения народов, территориальной неприкосновенности государства, невмешательства во внутренние дела государства, неприкосновенности и нерушимости границ, мирного разрешения споров, уважения прав человека, суверенного равенства государств, сотрудничества, добросовестного выполнения обязательств.

Основополагающие принципы международного права – это тоже нормы, но только очень важные и обобщенные. Более того, каждый принцип на самом деле представляет собой международно-правовой институт, т.е. целую группу норм, свернутых в одну, поэтому каждый принцип конкретизируется большим числом норм – практически во всех частях и отраслях международного права [1] .

Можно выделить черты, присущие всем общепризнанным принципам международного права. Так, общепризнанные принципы:

  • – являются императивными нормами (jus cogens);
  • – составляют основы всей системы международного права;
  • – имеют универсальную сферу действия по кругу субъектов, в пространстве и видам международных отношений;
  • – не имеют иерархии;
  • – толкуются в контексте других основополагающих принципов международного права;
  • – имеют обратную силу.

Основными документами, в которых закреплены общепризнанные принципы международного права, являются Устав ООН 1945 г., Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г. (Декларация принципов международного права 1970 г.), Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. (Заключительный акт СБСЕ 1975 г.).

На основе общепризнанных принципов международное право из совокупности разрозненных норм превратилось в единую и упорядоченную нормативную систему. Коротко рассмотрим содержание каждого из общепризнанных принципов международного права.

Принцип неприменения силы и угрозы силой

До начала XX в. государства считали своим суверенным правом неограниченное право на войну (jus ad bellum). Устав ООН запретил применение вооруженной силы и поставил в один ряд угрозу силой и ее применение. Из этого следует, что угроза силой будет противоправной в тех же случаях, когда противоправно и применение силы. В соответствии со ст. 2 Устава ООН «все Члены ООН воздерживаются от угрозы силой или ее применения как против территориальной целостности государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН». Устав ООН предусматривает возможность применения силы или угрозы силой лишь в двух случаях (исключения из принципа неприменения силы и угрозы силой): по решению Совета Безопасности ООН в случае угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии (ст. 39, 42 и 53 Устава ООН); в порядке осуществления права на самооборону в случае вооруженного нападения, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет необходимых мер для поддержания международного мира и безопасности (ст. 51 Устава ООН). Право на самооборону возникает у государства лишь в случае вооруженного нападения на него другого государства. К сожалению, в международных отношениях известны случаи нарушения принципа неприменения силы и угрозы силой. Например, бомбардировки США в Югославии без санкции Совета Безопасности ООН в 1999 г. и вооруженное нападение США и стран – союзников США на Ирак в 2003 г.

Принцип самоопределения народов

В соответствии с Декларацией принципов международного права 1970 г. принцип самоопределения может быть реализован в следующих формах: статус автономии в рамках существующего государства (например, Автономная Республика Аджария в составе Грузии); создание собственного государства (например, возникновение суверенного государства Республика Мальта на месте колонии Великобритании в 1964 г.); выход из состава государства (например, выход Эритреи из состава Эфиопии в 1993 г., выход Южного Судана из состава Судана в 2011 г.). При этом право на самоопределение предполагает свободу выбора между этими возможностями.

Смотрите еще:  Нелидово нотариус
Принцип территориальной неприкосновенности государств

Территория – один из важнейших элементов государства. Эго материальная основа, среда обитания населения, пространственный предел публичной власти государства. В соответствии с Декларацией принципов международного права 1970 г. каждое государство «должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства». Заключительный акт СБСЕ 1975 г. закрепил принцип территориальной целостности, уже как самостоятельный принцип. В соответствии с этим Актом государства взяли на себя следующие обязательства: уважать территориальную целостность друг друга; воздерживаться от любых действий, не совместимых с Уставом ООН, против территориальной целостности, в частности от применения силы или угрозы силой; воздерживаться от превращения территории друг друга в объект военной оккупации; не признавать никакую оккупацию или иные приобретения такого рода законными. Принцип территориальной целостности имплементирован в национальное законодательство большинства государств. Так, в соответствии со ст. 4 (ч. 3) Конституции РФ Россия «обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории».

В качестве примера нарушения данного принципа можно привести захват Кувейта Ираком в 1991 г.

Принцип суверенного равенства государств

Только государства обладают суверенитетом. В соответствии с п. 1 ст. 2 Устава ООН: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов». Составляющими принципа суверенного равенства государств являются понятия «суверенитет» и «равноправие».

Суверенитет осуществляется в рамках международного права, иначе он означал бы произвол. Разграничение сфер действия суверенитета – одна из функций международного права. С одной стороны, международное право обеспечивает суверенитет, а другой – препятствует злоупотреблению им. Поэтому суверенное равенство государств реально лишь в рамках международного права.

Равноправие означает, что каждое государство является субъектом международного права. Все государства при фактическом неравенстве юридически равны.

В соответствии с Декларацией принципов международного права 1970 г. и Заключительным актом СБСЕ 1975 г. можно выделить следующие элементы содержания принципа суверенного равенства государств. Государства юридически равны. Каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету; обязано уважать правосубъектность других государств, выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами. Каждое государство имеет право самостоятельно проводить свою внешнюю политику, принадлежать к международным организациям и быть (не быть) участником международных договоров. Каждое государство имеет право на нейтралитет.

Принцип невмешательства во внутренние дела государства

В соответствии с п. 7 ст. 2 Устава ООН, ООН не имеет права «на вмешательство в дела, по существу, входящие в компетенцию любого государства». В соответствии с Декларацией принципов международного права 1970 г. суть принципа невмешательства во внутренние дела государства заключается в следующем: государство (группа государств) не имеет право ни прямо, ни косвенно вмешиваться во внутренние и внешние дела другого государства; вмешательство в любой форме является нарушением международного права; формой вмешательства может быть вооруженное, экономическое, политическое и иные формы, направленные против правосубъектности государства; запрещается любая деятельность, направленная на изменение строя государства путем насилия (например, через террористическую или подрывную деятельность); запрещается вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государстве; государства имеют право без вмешательства выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную системы.

Принцип невмешательства во внутренние дела государства – один из наиболее часто нарушаемых принципов. Применение вооруженной силы – это крайняя форма вмешательства во внутренние дела. Примером нарушения данного принципа может служить вторжение в 1983 г. на Гренаду войск США для свержения левого правительства М. Бишопа или вторжение в Панаму войск США в декабре 1989 г. для свержения президента Ф. Родригеса и генерала М. Норьеги и др. Приведенные выше примеры применения вооруженной силы являются крайней и самой агрессивной формой вмешательства во внутренние дела государства.

Принцип неприкосновенности и нерушимости государственных границ

Каждое государство имеет территорию, ограниченную сухопутными, водными и воздушными границами. Другими словами, граница – это пространственный предел действия суверенитета государства над его сухопутной, водной, воздушной территорией и недрами.

Государственная граница – это линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, устанавливающая пределы территории государства (его суши, вод, недр и воздушного пространства). Режим государственной границы определяется международными договорами сопредельных государств и законодательством каждого из них. Границы устанавливаются на основе международного договора между государствами путем делимитации и демаркации границ.

Делимитация – это определение в договоре общего направления и положения границы. Договаривающиеся государства составляют краткое описание прохождения линии границы и наносят эту линию на карту.

Демаркация – это проведение линии границы на местности. Для демаркации сооружаются специальные пограничные знаки и составляются протоколы о демаркации, в которых указываются места постановки пограничных знаков и описывается линия границы в протоколах о демаркации.

Неприкосновенность границ – это предохранение границ от любого посягательства извне. Никто не должен покушаться на границу с целью ее изменения; все обязаны соблюдать установленный порядок пересечения границы; никто не может пересекать ее без соответствующего разрешения или вне установленных правил; каждое государство имеет право контролировать пересечение его границы людьми, животными и транспортными средствами.

Нерушимость границ – это юридически закрепленное и признанное состояние стабильности существующих границ государств, выражающееся в признании существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом; отказе от каких-либо территориальных притязаний на данный момент и в будущем; отказе от любых иных посягательств на границы, включая угрозу силой или ее применение.

Принцип международного сотрудничества

В соответствии с Уставом ООН (п. 3 ст. 1) государства обязаны «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера».

Декларация принципов международного права 1970 г. конкретизировала содержание принципа сотрудничества, которое заключается в следующем. Международное сотрудничество направлено на поддержание мира и безопасности; всеобщее уважение прав человека; осуществление международных отношений в экономической, социальной, культурной, технической и торговой областях; содействие экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах.

Принцип сотрудничества означает не только право, но и обязанность государств сотрудничать. Это связано, прежде всего, с тем, что реализация всех остальных принципов международного права возможна только путем сотрудничества, кроме того, сегодня резко возросло число глобальных проблем, с которыми государства не справляются в одиночку. К таким проблемам можно отнести международный терроризм, глобальные экологические проблемы и ряд других.

Принцип мирного разрешения международных споров

В соответствии с Уставом ООН (п. 3 ст. 2) государства «разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость». В качестве возможных средств урегулирования спора Устав ООН (ст. 33) указывает следующие средства: переговоры, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, иные мирные средства по своему выбору.

Принцип уважения и защиты прав человек

В соответствии с Уставом ООН (ст. 1) одной из целей ООН является «поощрение и развитие уважения к нравам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». В качестве самостоятельного принцип уважения прав человека был сформулирован в Заключительном акте СБСЕ 1975 г. Содержание данного принципа заключается в следующем. Субъекты международного права взяли на себя обязательства: содействовать всеобщему уважению прав человека и основных свобод; уважать и обеспечивать всем лицам, находящимся в пределах их юрисдикции, права и свободы без какого-либо различия по какому-либо признаку; принять законодательные и иные меры, необходимые для обеспечения международно-признанных прав человека; обеспечить право человека знать свои права и поступать в соответствии с ними; гарантировать любому лицу, права которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, включая обращение в международные политические и судебные органы.

Примером нарушения принципа уважения и защиты прав человека может служить размещение военнопленных из Афганистана на военной базе США – Гуантанамо (Куба), где они находились без суда и следствия, подвергались пыткам, в то числе по национальному и религиозному признаку.

Принцип добросовестного выполнения международных обязательств

В соответствии с п. 2 ст. 2 Устава ООН все члены ООН «добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства». В соответствии со ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться».

Можно определить содержание принципа добросовестного выполнения обязательств следующим образом: государства не должны принимать на себя обязательства, которые противоречат уже действующим обязательствам перед третьими странами; внутреннее право государств должно быть согласовано с обязательствами по международному праву; государства не вправе ссылаться на свое законодательство, чтобы оправдать невыполнение международных обязательств; недопустим односторонний отказ от принятых обязательств.

  • [1]Шумилов В. М. Международное право. М. : Международные отношения, 2012. С. 48.

Похожие статьи:

Перспектива. 2019. Все права защищены.