Налог разные авторы

Сущность и функции налогов

Налоги являются одной из самых сложных для понимания экономических категорий, поэтому, несмотря на то, что в отечественной и зарубежной литературе приводится много определений налога, на современном этапе развития экономической мысли вопрос о дефиниции этого понятия, в полном объеме отражающей признаки, функции и роль налогов, остается актуальным и дискуссионным.

Налоги существовали со времен возникновения первых государств, однако теория налогов начала развиваться только с конца XV столетия, после перехода от натуральной системы хозяйства к денежной, открытия Америки и морского пути в Ост-Индию и общего расцвета внешней и внутренней торговли. С этого момента постоянно повышалась роль налога как инструмента государственного управления, что способствовало развитию взглядов на сущность налога, его понятие и функции.

Совокупность налогов, сборов, пошлин и других платежей, взимаемых в установленном порядке, представляет собой налоговую систему.

Специфическое воздействие на потребление оказывают косвенные налоги, к которым традиционно относят акциз, таможенные пошлины, налог на добавленную стоимость и налог с продаж.

Воздействуя на элементы налога, распределение поступлений от прямых и косвенных налогов, государство регулирует экономику.

Государство оказывает свое регулирующее воздействие на экономические процессы посредством создания правовой среды, определяющей условия функционирования хозяйствующих субъектов.

Важнейшим элементом этой среды выступают налоги.

Учитывая, что «налогообложение как социальный институт выражает отношения между личностью и государством по поводу перераспределения из сферы частного хозяйства в публичное материальных благ для целей финансирования деятельности государства», автор считает необходимым подробно остановится на определении понятия «налог».

С развитием производительных сил и сменой общественно-политических формаций государство прошло значительный эволюционный путь, и вместе с ним развивались и видоизменялись задачи, которые государство решало с помощью налогов. По этой причине на различных этапах исторического, политического и экономического развития общества в теории налогов и права существовали различные дефиниции налога.

Можно отметить, что каждый исторический период характеризуется «своим» определением понятия «налог», ученые-экономисты определяли налог и как платеж, и как взнос, и как сбор, и как плату, и как выплату, налоги наделялись разными признаками, функциями, ролью, что указывает на различия в понимании сущности налогов.

И в настоящее время вопрос определения понятия «налог» не утратил своей актуальности. Как подчеркивается в работе В.В. Курочкина и Н.И. Осетровой, «налоговое поведение и социальные последствия, обусловленные действием социального механизма в сфере финансов, в частности налогообложения, в значительной степени зависят от определения понятия налога в законодательном акте».

Законодательно закрепленное на сегодняшний день определение налога представлено в части первой статьи 8 Налогового кодекса РФ: «под налогом понимается обязательный, индивидуально-безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и юридических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований».

Автор согласен с В.В. Курочкиным и Н.И. Осетровой, что определение налога, данное в Налоговом кодексе, следует уточнить как в целях правильного применения законодательства о налогах и сборах, так и в целях формирования и повышения налоговой культуры российских граждан, которая еще не достигла уровня, существующего в странах со сложившейся рыночной экономикой.

Заметим, что официальное определение налога достаточно емкое, в нем указаны признаки платежа, плательщики налога, форма существования налога, цели взимания налога.

Несмотря на это, оно подвергается обоснованной критике такими ведущими отечественными специалистами в области налогообложения, как Д.Г. Черник, В.Г. Пансков, С.Д. Шаталов и др. Основные замечания к определению налога — отсутствие в определении указаний на природу возникновения обязанности по уплате налога, недостаточно точное указание на цель взимания. Кроме того, под это определение налога подпадают штрафы. Критиками отмечается также, что положение о взимании налога в форме отчуждения собственности противоречит как п. 3 ст. 35 Конституции РФ, так и решениям Конституционного Суда РФ по этой проблеме.

Кроме того, по мнению автора, не следует в качестве признака налога выделять «индивидуальную безвозмездность». Как указывают в своей работе В.В. Курочкин и Н.И. Осетрова, речь может идти только об «индивидуальной безэквивалентности или об общей безвозмездности при уплате налога, понимаемой как удовлетворение всеми членами общества потребностей, которые являются неделимыми, то есть объективно не могут быть результатом добровольных денежно-меновых отношений. При этом следует иметь в виду, что те или иные виды деятельности государства, осуществляемые за счет налогов, могут приносить и прямую выгоду отдельным категориям плательщиков (бесплатное образование, медицинская помощь и т.д.). Таким образом, налоги, являясь безэквивалентными платежами, имеют возмездный характер как в общественном, так и индивидуальном аспекте».

В.В. Курочкин и Н.И. Осетрова с учетом достигнутых финансовой наукой знаний о налогах и указанных выше критических замечаний предлагают следующее определение понятия «налог». Это установленный законом обязательный взнос, осуществляемый организациями и физическими лицами в бюджет государства.

Автор согласен, что предложенное определение учитывает ряд замечаний. Однако С.Д. Шаталов, помимо приведенных выше замечаний, отмечает, что такие понятия, как «деятельность государства и (или) муниципальных образований» и «финансовое обеспечение» этой деятельности в официальном определении налога представляются недостаточно корректными. Автор не только поддерживает это мнение, но и считает это замечание в современных условиях главным.

Автор является сторонником историко-материалистической теории возникновения государства, основоположниками которой традиционно считаются Л. Морган, К. Маркс и Ф. Энгельс.

Историко-материалистическая концепция включает два подхода. Согласно первому подходу, государство возникает как орудие подавления господствующим классом других классов. Второй подход заключается в том, что в результате усложнения самого общества, его производственной и распределительной сфер, его «общих дел» возникла необходимость совершенствования управления, и государство возникло как надстройка над обществом, призванная регулировать происходящие в нем процессы и обеспечивать его интеграцию, а государственное управление стало сферой разделения труда.

Для выполнения стоящих перед ним задач государство использовало отделенный от общества аппарат управления и принуждения и содержало этот аппарат за счет налогов, собираемых с населения. Поэтому не случайно на фасаде здания одного из центральных налоговых учреждений США в Вашингтоне высечена фраза «Налоги — цена цивилизованного общества.

Таким образом, налоги стали представлять собой плату общества за порядок или за поддержание его в выгодном для господствующего класса состоянии.

По мнению автора, в настоящее время с развитием теории правового государства налоги стали ценой, которую общество платит государству за защиту своих личных интересов, порядка и благосостояния.

На основании вышесказанного автор считает обоснованным исключить из официального определения понятия налога признак индивидуальной безвозмездности и конкретизировать цели взимания налогов.

С учетом обобщения существующих в теориях налогов и права дефиниций налога автор предлагает следующую, измененную и дополненную, редакцию определения понятия «налог». Налог — это установленный законом обязательный взнос, осуществляемый организациями и физическими лицами в бюджет государства для производства общественных товаров и финансирования деятельности органов государственной власти по обеспечению благосостояния общества, защите политического и экономического суверенитета страны.

Как видно, основное отличие этого толкования сущности налога от официального состоит в том, что налоги — не индивидуально безвозмездный платеж в пользу государства, а плата за предоставляемые общественные товары и защиту суверенитета страны. Другими словами, предложенная редакция предполагает ответственность и отчетность органов государственной власти перед обществом, так как не общество существует для государства, а государство — для блага общества.

С развитием общества и экономики понятие «налог» будет эволюционировать, отражая главные моменты этого процесса.

Налоги классифицируются по различным признакам: способу взимания, уровню управления, целевой направленности и т.д. Один из возможных вариантов классификации налогов приведен в табл. 1.

С точки зрения практики взимания налоги представляют собой сложную систему отношений, включающую в себя ряд взаимодействующих элементов, к которым относятся: субъект, предмет и объект налогообложения, масштаб налога, единица налогообложения, налоговая база, ставка налога, налоговые льготы и некоторые другие.

Наибольшее значение с позиций государственного регулирования экономики имеют такие элементы налога, как налоговая льгота, налоговая база и налоговая ставка.

Важным средством осуществления политики государства в области регулирования доходов является налоговая ставка. Она определяет процент налоговой базы или ее части, денежная оценка которой является величиной налога. Изменяя ее, государство может, не изменяя всего массива налогового законодательства, а лишь корректируя установленные ставки, осуществлять налоговое регулирование. Существенный эффект достигается за счет дифференциации налоговых ставок для некоторых категорий налогоплательщиков, в отдельных регионах, для отдельных отраслей и предприятий. Как отмечает автор, ставка налога обеспечивает мобильность финансового законодательства, позволяет государству быстро и эффективно осуществить смену приоритетов в политике регулирования доходов.

Классификация налогов

Кроме того, налоги являются важнейшим фактором ценообразования, определяющим объемы потребления и, тем самым, влияющим на все воспроизводственные процессы и конкурентоспособность товаров. Цена потребительских товаров определяется способами производства, ценами на ресурсы, необходимой разумной нормой прибыли и величиной налоговых ставок, так как и прямые, и косвенные налоги перелагаются в итоге на конечного потребителя, будучи включенными в полном объеме в цену товара. Таким образом, государство, изменяя ставки налогов, осуществляет регулирование экономики, влияя на объемы потребления.

Благодаря налоговым ставкам централизованная единая налоговая система является достаточно гибкой, что обеспечивается систематическим уточнением ставок налогов и приведением налоговой политики в соответствие с имеющейся экономической конъюнктурой.

Помимо налоговой ставки одним из наиболее эффективных средств регулирования экономики являются налоговые льготы. Это связано с тем, что каждому физическому и юридическому лицу, отвечающему установленным требованиям, может быть предоставлено полное или частичное освобождение от налогообложения.

Несмотря на то, что налоговые льготы стимулируют развитие определенных отраслей экономики, отдельных регионов, видов предпринимательской деятельности, автор, в целом, негативно относится к использованию этого элемента налога при регулировании экономики, поскольку применение льгот усложняет законодательство и, следовательно, контроль за деятельностью экономических субъектов, что неизбежно приводит к злоупотреблениям со стороны последних.

Смотрите еще:  Гост р 53898-2010 требования к электронному сообщению

Применение льгот, по мнению автора, оправданно только в отношении стратегически важных для страны отраслей экономики, например, таких как военно-промышленный комплекс, авиакосмическая промышленность, сельское хозяйство.

Наряду с налоговой ставкой и налоговыми льготами важную роль в государственном регулировании экономики играет налоговая база. От формирования налоговой базы зависит увеличение или уменьшение налоговых обязательств различных категорий налогоплательщиков. Это создает дополнительные стимулы или, наоборот, ограничения для расширения производства и инвестиционных проектов и соответствующего роста (снижения) экономического развития.

Автор считает, что наибольший эффект при регулировании экономики достигается путем воздействия на такие элементы налога, как налоговая ставка и налоговая база.

Основной функцией налогов является фискальная функция. Фискальная функция означает формирование доходов посредством аккумулирования в бюджете и внебюджетных фондах средств для финансирования государственных программ, содержания госаппарата, армии, органов охраны правопорядка и других государственных институтов, хозяйственных нужд, поддержки внешней политики, обеспечения безопасности, платежей по государственному долгу.

Кроме фискальной, некоторые экономисты выделяют еще три функции налогов: социальную, регулирующую и контрольную.

Социальная функция реализуется посредством неравного налогообложения разных сумм доходов. С помощью данной функции доходы перераспределяются между различными категориями населения. Примерами реализации социальной (распределительной) функции являются: прогрессивная шкала налогообложения прибыли и личных доходов, налоговые скидки, акцизы на предметы роскоши.

Регулирующая функция нацелена на решение посредством налоговых механизмов стратегических государственных задач. В частности, государство дотирует жизненно важные для него и общества, хотя и нерентабельные, сферы промышленности и сельского хозяйства, стимулирует развитие приоритетных отраслей экономики и перелив в них капитала из менее приоритетных секторов. Данная функция предполагает влияние налогов на инвестиционный процесс, спад или рост производства, а также его структуру. Суть регулирующей функции в том, что налогами облагаются ресурсы, направляемые на потребление, а ресурсы, направляемые на накопление производственных фондов, освобождаются от налогообложения.

Контрольная функция налогов позволяет государству отслеживать своевременность и полноту поступления в бюджет налоговых платежей, сопоставлять их величину с потребностями в финансовых ресурсах и, в конечном счете, определять необходимость реформирования налоговой системы и бюджетной политики.

Заметим, что некоторые ученые-экономисты не считают перечисленные выше функции налогов (социальную, регулирующую и контрольную) непосредственно «функциями» и используют для обозначения указанных явлений понятия «свойства налогов» или «роль налогов в экономике». Автор индифферентно относится к этой полемике и считает этот вопрос чисто академическим.

Рубанов Андрей Александрович

НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

1.1 Развитие теории налогообложения

В течение длительного времени налогообложение развивалось как практическая отрасль. Большое влияние в этом направлении оказывали такие объективные и субъективные факторы, как войны, стихийные бедствия, желания государя.

Однако постепенно работы философов и экономистов о налогах, их природе, возможностях использования, взаимосвязи со стадиями производства, обращения, распределения и потребления стали приобретать стройный, систематизированный вид.

Одним из первых систематизированные начала учения о налогах изложил английский экономист Уильям Петти (1623-1687).

Главный его труд — «Трактат о налогах и сборах» (1662), в котором он рассмотрел виды государственных расходов и раскрыл причины, приводящие к их увеличению. Интересными представляются его рассуждения о том, как ослабить недовольства налогоплательщиков. Он писал, что как бы ни был велик налог, но, если он ложится пропорционально на всех, никто не теряет из-за него какого-либо богатства.

До сегодняшнего дня не потеряли актуальности высказывания У. Петти об акцизах, заключавшиеся в следующем:

  • налог чрезвычайно легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходимости;
  • налог располагает к бережливости, что является естественным способом обогащения народа;
  • никто не уплачивает дважды за одну и ту же вещь, поскольку ничто не может быть потреблено более одного раза;
  • при таком способе обложения можно всегда иметь превосходные сведения о богатстве, росте, промысле и силе страны.

Большой вклад в развитие теории налогов внес шотландский экономист Адам Смит (1723-1790), основоположник классической политической экономии. Главная его заслуга заключается в том, что он выработал фундаментальные принципы налогообложения: равенства и справедливости, удобства, определенности и экономичности; утверждал, что налоги признак не рабства, а свободы.

Перечисленные принципы налогообложения не утратили своего значения в современных условиях. Государство на каждом этапе своего развития с учетом экономического состояния строит свои налоговые системы, отбирая принципы, которые наиболее актуальны для конкретных экономических условий.

Весомый вклад в развитие теории налогов внес английский экономист Давид Рикардо (1772-1823), видный представитель классической политической экономии. Он рассматривал важные вопросы теории и практики налогообложения. Д. Рикардо считал негативной стороной налогообложения не столько то, что оно падает на те или иные объекты, сколько его действие, взятое в целом и влияющее на процессы воспроизводства. В трудах Рикардо была предпринята попытка учета при обосновании взимания налогов их взаимосвязи с ценами и доходами. Так, он считал, что всякий налог на всякий товар имеет тенденцию понижать норму прибыли по его производству. Рикардо показал взаимосвязь прямых и косвенных налогов, придерживался дифференцированного подхода к установлению налогов на разные товарные группы, полагал, что облагаться налогом должны в первую очередь предметы роскоши, а не предметы первой необходимости.

Серьезный вклад в развитие налоговой теории сделал немецкий экономист Адольф Вагнер (1835-1917). Он рассмотрел многие ключевые проблемы теории налогов. Будучи сторонником прогрессивного налогообложения, он подчеркивал необходимость относительно плавной прогрессии. А. Вагнер развил учение о переложении налогов. В своих трудах он различал переложение налогов от предложения к спросу, а также переложение от спроса к предложению. Для того чтобы ни одна форма дохода не ускользала от налогообложения, он предлагал следующую систему налогов: налог на приобретение, налог на владение, налог на потребление — незаметность для плательщиков, легкость изъятия, возможность регулирования потребностей.

Теория налогов в трудах классиков марксизма не получила широкого и систематизированного развития, поскольку они считали, что с формированием коммунистического общества потребность в налогах отпадет. Тем не менее в работах Карла Маркса дан анализ действовавшей налоговой системы и показано ее становление по мере развития государства. Так, Маркс отмечал, что налоги возникают с разделением общества на классы и появлением государства. Как он считал, в налогах воплощено экономически выраженное существование государства. В работах Фридриха Энгельса, посвященных вопросам торговли, рассматривались проблемы таможенных пошлин. В. И. Ленин много внимания уделял налогам, при этом серьезной критике подвергались косвенные налоги, оказывающие сильное влияние на уровень жизни населения.

Определенный вклад в развитие теории налогов внесли представители так называемой маржиналистской школы. Маржинализм — один из методических принципов политической экономии, основанный на использовании предельных величин для исследования экономических процессов. Среди представителей этой школы можно назвать К. Менгера, Ф. Визера, И. Тюнена, А. Курно. Представители маржиналистской школы в исследованиях экономических процессов помимо анализа вопросов стоимости, ценообразования много внимания уделяли вопросам налогообложения. Маржиналистская школа свела основные экономические проблемы к обеспечению равновесия, соответственно и налоги рассматривались как один из инструментов достижения этой цели. Исследования представителей данной школы привели к обоснованию принципа прогрессивности в налогообложении, а также необлагаемого минимума. Эта идея нашла широкое применение в налоговых системах всех экономически развитых стран.

Свой вклад в развитие теории налогообложения внес шведский экономист Кнут Виксель (1851-1926). Он рассматривал налоги прежде всего как способ бесперебойного финансирования государственных расходов. Особо подчеркивал необходимость парламентского утверждения налогов, что усилило бы их справедливость в отношении всех категорий налогоплательщиков. К. Виксель считал, что средства налогоплательщиков, изъятые в виде налога, должны им возвращаться в форме различных государственных услуг. Он был противником налогов на расходы, сокращавших потребление, и полагал, что система косвенных налогов позволит относительно богатым уклоняться от налогов. Вексель подчеркивал, что повышенные налоги должны платить те, кто имеет наибольшие доходы.

Идеи Викселя поддержал и развил шведский экономист Эрик Линдаль (1891-1960). Он рассматривал налоги как своего рода цену за предоставляемые государством услуги. Исходя из положения о том, что налогоплательщики имеют разный уровень благосостояния, Э. Линдаль делал вывод, что разные ставки налогов обеспечивают равновесие в обществе. Таким образом, Линдаль последовательно отстаивал идею прогрессивного налогообложения.

Английский экономист Артур Сесил Пигу (1877-1959) считал, что взимаемые налоги должны быть одинаковыми для налогоплательщиков, проживающих в равных условиях. Он видел необходимость в совершенствовании подоходного налогообложения. В частности, Пигу отмечал, что подоходный налог является дискриминационным по отношению к сбережениям. Он обосновал так называемый всеобщий налог на расходы в целях стимулирования сбережений. Фундаментально были освещены вопросы установления и систематизации налоговых льгот при обосновании подоходного налога. Пигу сделал важный вывод о том, что налог на трудовые доходы должен стимулировать трудовую активность.

Выдающийся вклад в развитие теории налогов внес английский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946). Он уделял много внимания налоговому регулированию, подчеркивая, что налоговая политика может оказывать мощное воздействие на экономический рост, повышение занятости населения, стимулирование склонности к потреблению и т.д. Дж. Кейнс считал, что полезно при помощи налогов изъятие доходов, помещенных в сбережения, финансирование за их счет текущих государственных расходов, а самое главное — инвестиций. Рассматривая роль налогов в регулировании экономики, Кейнс обращал внимание на положительную роль относительно высоких налогов, мотивируя это тем, что снижение ставок налогов сопровождается уменьшением доходов бюджета и экономической неустойчивостью государства.

Ярким приверженцем кейнсианства был нобелевский лауреат Пол Самуэльсон (р. 1915). Налоги, налоговую политику П. Самуэльсон рассматривал как важные инструменты в регулировании экономики и считал, что при помощи налогов стимулируются макроэкономический рост и стабильность, снижается уровень безработицы и инфляции, поощряется экономический рост. Анализируя роль налогово-бюджетной политики в регулировании экономики, Самуэльсон указал на противоречивые процессы, которые необходимо учитывать при построении налоговой системы.

Во второй половине XX в. большую популярность приобрела «теория предложения», в которой серьезное внимание уделялось формированию методов воздействия налогов на уровень инвестиций, предложения труда и сбережений посредством снижения налоговых ставок.

Наиболее известным представителем этой научной школы стал американский экономист Артур Лаффер (р. 1940). В результате изучения вопросов налогообложения он пришел к выводу, что существует зависимость между ставками налогов, доходами бюджета и налоговой базой. На основе эмпирических исследований выбранных показателей на примере США он пришел к выводу о том, что налогообложение достигло критического уровня, при котором налоги стали препятствовать экономическому росту. Налоговые реформы в США конца 70-х — начала 80-х гг. XX в. во многом были проведены на основе концептуальных выводов А. Лаффера, ставки налогов были резко снизили в надежде на то, что возросшая деловая активность и интенсивность труда компенсируют потери налоговых доходов. Однако не был зафиксирован весомый рост доли личных сбережений, напротив, федеральные налоговые доходы сократились, вследствие чего федеральный бюджет, сбалансированный в 1979 г., характеризовался беспрецедентным дефицитом в 200 млрд. долл.

Смотрите еще:  Где в воронеже оформить медкнижку

Таким образом, предсказания сторонников теории экономики предложения о том, что интенсивность труда и уровень сбережений резко возрастают после снижения предельной налоговой ставки, оказались не вполне корректными. Тем не менее очевидно, что установление налогов выше максимально допустимой ставки нанесло бы еще больший ущерб экономике. Подчеркнем, что достаточно трудно определить предельную ставку какого-либо налога, для этого необходимы эмпирические расчеты с учетом конкретных экономических условий страны.

Американский экономист Милтон Фридмен (1912-2006) стал одним из противником кейнсианства. Он считал, что свобода предпринимательства, стихийный механизм рынка могут способствовать нормальному процессу воспроизводства без широкого государственного вмешательства в экономику. По его мнению, неравномерный прирост денег в обращении, вызванный фискальной политикой, приводит к общей экономической неустойчивости. В области налогообложения основное его предложение сводилось к снижению налогов, при этом он имел в виду, что уменьшение налоговой ставки способствует повышению деловой активности, росту инвестиций, занятости, снижению инфляции и в конечном счете экономическому росту и сглаживанию социальных противоречий.

Джозеф Стиглиц (р. 1943) много внимания уделял проблемам налогообложения: налоговому бремени, оптимальному налогообложению, налогообложению капитала, налоговым реформам. Он выделил пять принципов налоговой системы: экономическая эффективность (налоговая система не должна входит в противоречие с эффективным распределением ресурсов); административная простота (административная система должна быть простой и относительно недорогой в применении); политическая ответственность (налоговая система должна быть построена таким образом, чтобы убедить людей в том, что они платят налоги, дабы политическая система была в состоянии более точно отражать их предпочтения); справедливость (налоговая система должна быть справедливой в соответствующем подходе к отдельным индивидам); гибкость (налоговая система должна быть в состоянии быстро реагировать на изменяющиеся экономические условия).

Достаточно много внимания уделял Дж. Стиглиц проблемам оптимального налогообложения. Он подчеркивал, что оптимальная структура налогов — та, которая максимизирует общественное благосостояние.

В России серьезная полемика по вопросам теории налогов велась до Октябрьской революции 1917 г. и в основном касалась сущности налогов, их форм, видов, выполняемых ими функций. Таких ученых-экономистов, как Н. Тургенев, И. Озеров, А. Исаев, А. Соколов, В. Твердохлебов, труды которых стали неоценимым вкладом в теорию налогов, по праву можно отнести к классикам отечественной экономической науки.

Современные налоговые теории строятся на исследовании конкретных действующих налоговых систем, выявлении их позитивных и негативных свойств и корректировке их составляющих, поиске оптимальных границ действий налогов.

Теоретическим методам и средствам, которые предлагают ученые разных экономических направлений, используемым в макроэкономическом управлении, необходима согласованность и направленность для решения наиболее важных задач в развитии общества. Иными словами, для успешного достижения желаемого результата должен быть тщательно продуман и скорректирован набор налоговых регуляторов.

История прогрессивного налогообложения

Авторы проанализировали различные факторы, которые, как предполагается, способствовали увеличению налогов на богатых в странах в определенный исторический период.

Во-первых, среди многих экономистов считается, что расширение избирательного права на все слои общества и переход к демократии в 20 веке способствовали появлению и росту партий, представляющих интересы простых работников. Предполагается, что это и стало причиной роста налогообложения богатых. Однако авторы на цифрах показывают, что в реальности влияние этого электорального фактора относительно мало (см. рис.2).

Авторы проанализировали различные факторы, которые, как предполагается, способствовали увеличению налогов на богатых в странах в определенный исторический период.

Во-первых, среди многих экономистов считается, что расширение избирательного права на все слои общества и переход к демократии в 20 веке способствовали появлению и росту партий, представляющих интересы простых работников. Предполагается, что это и стало причиной роста налогообложения богатых. Однако авторы на цифрах показывают, что в реальности влияние этого электорального фактора относительно мало (см. рис.2).

Вторым фактором, который рассматривается некоторыми в качестве причины роста налогообложения богатых, является неравенство. Но как показывают анализ авторов, в среднем по 20-ти рассматриваемым странам не обнаруживается четкой корреляции между ростом уровня неравенства и обложением налогами богатых.

Еще одной версией является то, что повышение налогов вызвано значительным ростом размера правительства по отношению к объёму экономики. Но авторы книги также указывают на фактическое отсутствие такой связи (см. рис.3).

Вторым фактором, который рассматривается некоторыми в качестве причины роста налогообложения богатых, является неравенство. Но как показывают анализ авторов, в среднем по 20-ти рассматриваемым странам не обнаруживается четкой корреляции между ростом уровня неравенства и обложением налогами богатых.

Еще одной версией является то, что повышение налогов вызвано значительным ростом размера правительства по отношению к объёму экономики. Но авторы книги также указывают на фактическое отсутствие такой связи (см. рис.3).

Авторы книги выделяют три ключевых аргумента в диспутах о налогообложении: равный подход («equal treatment»), возможность платить («ability to pay») и компенсационный аргумент («compensatory»).

Концепция «равного подхода» выступает против прогрессивного налогообложения и подразумевает, что справедливой является система, где все граждане равны и должны платить один и тот же процент, — плоская шкала налогообложения.

Аргумент от возможности платить использовался для увеличения налогов на богатых несколько столетий, по крайне мере с 16 века. В 1500 году управляющий совет Флоренции ввел прогрессивный налог на доход с земли, известный как decima scalata (ступенчатая десятина). Этот налог был в центре споров и привлек внимание политического мыслителя Франческо Гвиччардини. Франческо в коротком тексте, который известен как La Decima Scalata, представил спор между двумя воображаемыми ораторами. Сам автор был противником этого налога, но, как предполагается, в тексте он изложил полностью доводы сторонников прогрессивного налогообложения. В сочинении сторонник прогрессивного налога в споре указывает, что равенство налогов не состоит в том, что каждый человек должен платить одинаковый для всех процент, а в том, что выплаты должны в одинаковой степени создавать сложности для плательщиков.

Следующим выделяющимся периодом в истории дебатов вокруг прогрессивного налогообложения является 18 век. Появление новых форм благосостояния оживило дебаты вокруг того, что стали называть «роскошью». Ряд людей рассматривали роскошь, как нежелательный элемент в обществе с точки зрения его развития. В центре дебатов был вопрос, должны ли предметы роскоши облагаться специальным налогом. Одним из противников роскоши и сторонником налога на роскошь был Жан-Жак Руссо. В работе «О политической экономии» он пишет:

«Если всё это тщательно собрать воедино, то мы обнаружим, что для того, чтобы обложение было справедливым и действительно пропорциональным, оно должно производиться не только в соответствии с размером имущества плательщиков, а на основе сложного соотношения различий в их положении и излишков их имуществ».

Как и сторонники decimal scalata, Руссо явно использует аргумент «возможность платить» как критерий справедливости.

Адам Смит также не остался в стороне от дебатов восемнадцатого века вокруг налогообложения роскоши. И он также использует аргумент от возможности платить, защищая идею более прогрессивных налогов на ренту домов:

«Предметы первой необходимости составляют главный расход бедняков. Им трудно доставать пищу, и большая часть их скромного дохода затрачивается на приобретение её. Предметы роскоши и суетности вызывают главный расход богатых, а великолепный дом ещё украшает и выставляет в наиболее выгодном свете все другие предметы роскоши и суетные украшения, которыми они обладают. Поэтому налог на наёмную плату должен, по общему правилу, ложиться наибольшей тяжестью на богатых, и в такого рода неравномерности нет, пожалуй, ничего особенно несправедливого. Отнюдь не несправедливо, чтобы богатые участвовали в государственных расходах не только пропорционально своему доходу, но и несколько бóльшей долей».

На протяжении нескольких столетий в дебатах о налогах противники прогрессивного налогообложения применяли по сути один и тот же контраргумент. Флорентийские критики прогрессивного налогообложения в 16 веке указывали на то, что богатые могут заслуживать больших денег, поскольку заработали это. Ещё столетием ранее Маттео Пальмиери в его Della Vita Civile («О гражданской жизни») указывал, что у богатых больше денег, поскольку они более умелы и трудолюбивы.

Ещё позже, в 19 веке, Джон Стюарт Милль в труде «О представительном правлении» написал, что «равенство жертвы» должно быть принципиальной целью налоговой политики. Далее Милль поднял вопрос: подразумевает ли равенство жертвы пропорциональную или прогрессивную шкалу налогов?

Милль дал двойственный ответ. С одной стороны он допускал, что доктрина «возможность платить» справедлива в той степени, в какой предметы первой необходимости и роскошь рассматриваются по-разному. Милль выступал за план, ранее предложенный Джереми Бентамом, основателем утилитаризма, согласно которому прожиточный минимум не должен облагаться налогами, а доходы свыше должны облагаться пропорционально. Как указывал Милль, очевидно, что 100 фунтов, взятых из 1000 фунтов, является более тяжелым налоговым бременем, чем 1000 фунтов из 10 000, но невозможно решить с необходимой для законодателей степенью определённости, как эту разницу бремени определить.

Маржинальная революция в экономике во второй половине 19 века привела к тому, что «равенство жертвы» стало синонимом доктрины «возможностиь платить» благодаря теории полезности. В работе Фрэнсиса Эджуорта «Простая теория налогообложения», опубликованной в 1897 году, закон уменьшающейся предельной полезности был применён к прогрессивному налогообложению. Ещё одним важным шагом благодаря Артуру Пигу, отцу современной экономической теории благосостояния, был уход от интерпретации «равенства жертвы» как критерия справедливости. Вместо следования идее, что каждый человек должен подвергаться одинаковой или пропорциональной потере полезности от налогообложения, в центре стала минимизация общих потерь общества. В результате возникла идея «равной предельной жертвы». Работы Эджуорта и Пигу представляют собой апогей доктрины «возможности платить».

Смотрите еще:  Осаго точка ру

Но несмотря на развитие этих теорий, в экономической науке диспуты вокруг концепции «возможностиь платить» сохранились. Критики концепции говорили на разных языках и в разные столетия, но указывали по сути на одну и ту же проблему. Как указали Уолтер Блу и Гарри Калвен в своей работе «Нелегкое дело для прогрессивного налогообложения», вышедшей в 1952 году, убедительность аргументов в пользу прогрессивного налогообложения зависит от того, удаётся ли показать, что изначальное распределение доходов и имущества является несправедливым. Применение доктрины «возможность платить» остаётся спорным и, как указывают авторы книги «Налогообложение богатых», значительному увеличению прогрессивности налогообложения в 20 веке способствовал именно «компенсационный» аргумент.

Компенсационная теория подразумевает, что налоги на богатых должны компенсировать разницу в привилегиях, получаемых богатыми от государства. Например, ещё в 19 веке Джон Стюарт Милль указывал, что косвенные налоги (прим. авт. — налог на товары и услуги, устанавливаемый в виде надбавки к цене или тарифу) особенно падают на бедных и средний класс, поэтому справедливой будет система налогов на доходы, которая не облагает низкие доходы.

«Компенсационный» аргумент также стоит на шаткой основе. Например, экономист Эдвин Селигмен указывал, что компенсационную теорию можно приложить к любым действиям правительства, которые влияют на доходы, но, однако, очевидно, что попытки сделать оценки безнадежны. На еще одну проблему указал Сен-Ламбер. Если государство создало несправедливое неравенство через разного рода привилегии, в этом случае логичнее убрать источники этого неравенства, чем компенсировать через налоги. И до определенного момента времени «компенсационный» аргумент имел малую силу — максимальная ставка на доходы была на сравнительно низком уровне.

Авторы книги выделяют три ключевых аргумента в диспутах о налогообложении: равный подход («equal treatment»), возможность платить («ability to pay») и компенсационный аргумент («compensatory»).

Концепция «равного подхода» выступает против прогрессивного налогообложения и подразумевает, что справедливой является система, где все граждане равны и должны платить один и тот же процент, — плоская шкала налогообложения.

Аргумент от возможности платить использовался для увеличения налогов на богатых несколько столетий, по крайне мере с 16 века. В 1500 году управляющий совет Флоренции ввел прогрессивный налог на доход с земли, известный как decima scalata (ступенчатая десятина). Этот налог был в центре споров и привлек внимание политического мыслителя Франческо Гвиччардини. Франческо в коротком тексте, который известен как La Decima Scalata, представил спор между двумя воображаемыми ораторами. Сам автор был противником этого налога, но, как предполагается, в тексте он изложил полностью доводы сторонников прогрессивного налогообложения. В сочинении сторонник прогрессивного налога в споре указывает, что равенство налогов не состоит в том, что каждый человек должен платить одинаковый для всех процент, а в том, что выплаты должны в одинаковой степени создавать сложности для плательщиков.

Следующим выделяющимся периодом в истории дебатов вокруг прогрессивного налогообложения является 18 век. Появление новых форм благосостояния оживило дебаты вокруг того, что стали называть «роскошью». Ряд людей рассматривали роскошь, как нежелательный элемент в обществе с точки зрения его развития. В центре дебатов был вопрос, должны ли предметы роскоши облагаться специальным налогом. Одним из противников роскоши и сторонником налога на роскошь был Жан-Жак Руссо. В работе «О политической экономии» он пишет:

«Если всё это тщательно собрать воедино, то мы обнаружим, что для того, чтобы обложение было справедливым и действительно пропорциональным, оно должно производиться не только в соответствии с размером имущества плательщиков, а на основе сложного соотношения различий в их положении и излишков их имуществ».

Как и сторонники decimal scalata, Руссо явно использует аргумент «возможность платить» как критерий справедливости.

Адам Смит также не остался в стороне от дебатов восемнадцатого века вокруг налогообложения роскоши. И он также использует аргумент от возможности платить, защищая идею более прогрессивных налогов на ренту домов:

«Предметы первой необходимости составляют главный расход бедняков. Им трудно доставать пищу, и большая часть их скромного дохода затрачивается на приобретение её. Предметы роскоши и суетности вызывают главный расход богатых, а великолепный дом ещё украшает и выставляет в наиболее выгодном свете все другие предметы роскоши и суетные украшения, которыми они обладают. Поэтому налог на наёмную плату должен, по общему правилу, ложиться наибольшей тяжестью на богатых, и в такого рода неравномерности нет, пожалуй, ничего особенно несправедливого. Отнюдь не несправедливо, чтобы богатые участвовали в государственных расходах не только пропорционально своему доходу, но и несколько бóльшей долей».

На протяжении нескольких столетий в дебатах о налогах противники прогрессивного налогообложения применяли по сути один и тот же контраргумент. Флорентийские критики прогрессивного налогообложения в 16 веке указывали на то, что богатые могут заслуживать больших денег, поскольку заработали это. Ещё столетием ранее Маттео Пальмиери в его Della Vita Civile («О гражданской жизни») указывал, что у богатых больше денег, поскольку они более умелы и трудолюбивы.

Ещё позже, в 19 веке, Джон Стюарт Милль в труде «О представительном правлении» написал, что «равенство жертвы» должно быть принципиальной целью налоговой политики. Далее Милль поднял вопрос: подразумевает ли равенство жертвы пропорциональную или прогрессивную шкалу налогов?

Милль дал двойственный ответ. С одной стороны он допускал, что доктрина «возможность платить» справедлива в той степени, в какой предметы первой необходимости и роскошь рассматриваются по-разному. Милль выступал за план, ранее предложенный Джереми Бентамом, основателем утилитаризма, согласно которому прожиточный минимум не должен облагаться налогами, а доходы свыше должны облагаться пропорционально. Как указывал Милль, очевидно, что 100 фунтов, взятых из 1000 фунтов, является более тяжелым налоговым бременем, чем 1000 фунтов из 10 000, но невозможно решить с необходимой для законодателей степенью определённости, как эту разницу бремени определить.

Маржинальная революция в экономике во второй половине 19 века привела к тому, что «равенство жертвы» стало синонимом доктрины «возможностиь платить» благодаря теории полезности. В работе Фрэнсиса Эджуорта «Простая теория налогообложения», опубликованной в 1897 году, закон уменьшающейся предельной полезности был применён к прогрессивному налогообложению. Ещё одним важным шагом благодаря Артуру Пигу, отцу современной экономической теории благосостояния, был уход от интерпретации «равенства жертвы» как критерия справедливости. Вместо следования идее, что каждый человек должен подвергаться одинаковой или пропорциональной потере полезности от налогообложения, в центре стала минимизация общих потерь общества. В результате возникла идея «равной предельной жертвы». Работы Эджуорта и Пигу представляют собой апогей доктрины «возможности платить».

Но несмотря на развитие этих теорий, в экономической науке диспуты вокруг концепции «возможностиь платить» сохранились. Критики концепции говорили на разных языках и в разные столетия, но указывали по сути на одну и ту же проблему. Как указали Уолтер Блу и Гарри Калвен в своей работе «Нелегкое дело для прогрессивного налогообложения», вышедшей в 1952 году, убедительность аргументов в пользу прогрессивного налогообложения зависит от того, удаётся ли показать, что изначальное распределение доходов и имущества является несправедливым. Применение доктрины «возможность платить» остаётся спорным и, как указывают авторы книги «Налогообложение богатых», значительному увеличению прогрессивности налогообложения в 20 веке способствовал именно «компенсационный» аргумент.

Компенсационная теория подразумевает, что налоги на богатых должны компенсировать разницу в привилегиях, получаемых богатыми от государства. Например, ещё в 19 веке Джон Стюарт Милль указывал, что косвенные налоги (прим. авт. — налог на товары и услуги, устанавливаемый в виде надбавки к цене или тарифу) особенно падают на бедных и средний класс, поэтому справедливой будет система налогов на доходы, которая не облагает низкие доходы.

«Компенсационный» аргумент также стоит на шаткой основе. Например, экономист Эдвин Селигмен указывал, что компенсационную теорию можно приложить к любым действиям правительства, которые влияют на доходы, но, однако, очевидно, что попытки сделать оценки безнадежны. На еще одну проблему указал Сен-Ламбер. Если государство создало несправедливое неравенство через разного рода привилегии, в этом случае логичнее убрать источники этого неравенства, чем компенсировать через налоги. И до определенного момента времени «компенсационный» аргумент имел малую силу — максимальная ставка на доходы была на сравнительно низком уровне.

Похожие статьи:

Перспектива. 2019. Все права защищены.