Лингвистическая экспертиза при расследовании дела об оскорблении

Центр экспертизы и оценки

Москва: +7 (499) 347-13-15
+7 (925) 294-64-63
Нижний Новгород: +7 (831) 283-00-32
+7 (930) 283-00-12

  1. Экспертиза
  2. Лингвистическая экспертиза

Лингвистическая экспертиза

Судебная лингвистическая экспертиза (СЛЭ) в настоящее время является одним из актуальных направлений экспертной деятельности. Судебная экспертиза и лингвистическое исследование продуктов речевой деятельности позволяет устанавливать фактически данные, имеющие доказательственное значение по уголовным, гражданским, арбитражным и административным делам.

Лингвистическая экспертиза, появившаяся в начале 2000-х годов, в настоящее время занимает самостоятельное место в классификационной системе экспертиз и является одним из самых востребованных направлений экспертной деятельности.

Лингвистическая экспертиза может быть назначена при расследовании уголовных дел и рассмотрении административных, гражданских, арбитражных дел. Проведение такой экспертизы позволит следственным и судебным органам, адвокатам получить важную в доказательственном плане информацию, необходимую для установления конкретных фактов и обстоятельств расследуемого преступления, гражданского или хозяйственного спора.

Круг задач, решаемых данной экспертизой, очень широк: от определения лексического значения отдельного слова, высказывания до установления смысловой направленности материалов, зафиксированных на сайте в информационно-телекоммуникационной системе Интернет.

Лингвистическая экспертиза опирается на различные виды лингвистического анализа, такие как лексико-семантический, грамматический, стилистический и проч., поэтому базовым для экспертов, работающих в этой области, является филологическое образование.

При проведении лингвистической экспертизы эксперт с помощью лингвистических и экстралингвистических методов может выявить смысл, заложенный в исследуемом тексте, предложении, слове, установить объем и содержание понятий и объяснить их роль.

Объектами лингвистической экспертизы являются продукты речевой деятельности: от отдельного слова до целого текста или группы текстов, зафиксированных как в письменной, так и в устной форме.

Продуктами речевой деятельности являются:

  • отдельные слова, словосочетания, высказывания и т.п.;
  • произведения устной или письменной речи, зафиксированные на материальном носителе (письма, книги, брошюры, листовки);
  • материалы, тексты СМИ – периодических печатных изданий, сетевых изданий, телеканалов, радиоканалов, теле- и радиопрограмм, под которыми понимаются аудиовизуальные сообщения (передачи), газеты, журналы, альманахи, бюллетени, имеющие постоянное наименование (название), текущий номер и выходящие в свет/в эфир не реже одного раза в год;
  • выступления, сообщения в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, в том числе аудиовизуальные сообщения и материалы;
  • материалы дела, по которому проводится судебная лингвистическая экспертиза (протоколы судебных заседаний, следственных действий, объяснения и показания свидетелей, потерпевших и пр.)

Чтобы провести лингвистическую экспертизу, обращайтесь к экспертам центра экспертизы и оценки ЕСИН.

Задачи судебной лингвистической экспертизы:

  • установление объема и содержания понятия, выражаемого словом или словосочетанием, употребленным в тексте;
  • установление смыслового содержания текста;
  • объяснение употребления языковых единиц (что значит та или иная языковая единица в определенном контексте);
  • определение характера информации (нейтральная, позитивная, негативная);
  • установление признаков речевого воздействия;
  • анализ коммуникативной ситуации и определение коммуникативной роли её участников (по делам об оскорблении, неуважении к суду; коррупции; угрозе; клевете, защите чести, достоинства и деловой репутации и т.п.);
  • определение коммуникативного намерения пищущего (говорящего);
  • установление наличия/отсутствия оскорбительных и неприличных выражений в спорном тексте или анализируемой речевой ситуации;
  • выявление волеизъявлений говорящего/пишущего и определение характера этих волеизъявлений (приказ, просьба, призыв, указание, пожелание, совет и др.);
  • установление слов и выражений, относящихся к определенному жаргону (уголовному, наркоманов), и их толкование с учетом конситуации и др.
  • определение соответствия наименования нормам современного русского литературного языка;
  • установления наличия/отсутствия в наименовании явной или скрытой пропаганды насилия, наркотиков, межнациональной вражды, ненависти и т.п.

Перечень вопросов, решаемых экспертами ООО «ЕСИН» при проведении лингвистической экспертизы:

  • Каково значение следующего предложения (фрагмента текста): [дословно привести предложение или фрагмент текста]?
  • Какой именно предмет (лицо) обозначен словом (словосочетанием) [дословно привести слово или словосочетание]?
  • Какое значение имеет слово (словосочетание) в спорном тексте [дословно привести слово или словосочетание]?
  • Употреблено ли слово (словосочетание) [дословно привести слово или словосочетание] в данном тексте в следующем значении [привести значение]?
  • Имеют ли слова (словосочетания) [дословно привести слова или словосочетания] одинаковое (тождественное, противоположное) значение в анализируемом контексте?

По клевете (ст. 128.1 УК РФ «Клевета») + (ст. 298 УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя»):

  • Содержится ли в тексте статьи (выступления, передачи, листовки) информация о конкретном человеке?
  • Имеются ли в тексте статьи (выступления, передачи, листовки) высказывания с отрицательной оценкой личности, поступков, действий гр. [дословно приводится фамилия и инициалы человека]?
  • Содержится ли в тексте статьи (выступления, передачи, листовки) негативная информация о гр. [дословно приводится фамилия и инициалы человека]?
  • В какой форме содержится эта информация – утверждение/предположение?
  • Каково коммуникативное намерение автора статьи (выступления, передачи, листовки)?

В рамках ст. 152 ГК РФ «Унижение чести, достоинства и деловой репутации»:

  • Содержится ли в тексте, в представленном материале информация о [дословно приводится фамилия и инициалы человека (людей), либо наименование предприятия (организации, фирмы, общества и т.п.)]?
  • Какая информация о [дословно приводится фамилия и инициалы человека (людей), либо наименование предприятия (организации, фирмы, общества и т.п.)] содержится в тексте, в представленном материале?
  • Является ли информация, содержащаяся в тексте, в представленном материале о [дословно приводится фамилия и инициалы человека (людей), либо наименование предприятия (организации, фирмы, общества и т.п.)], нейтральной, положительной (позитивной) или отрицательной (негативной)?
  • Содержатся ли в тексте, в представленном материале сведения, унижающие честь и достоинство, порочащие деловую репутацию [дословно приводится фамилия и инициалы человека], порочащие деловую репутацию предприятия [дословно приводится наименование предприятия (организации, фирмы, общества и т.п.)]?
  • Является ли слово (выражение), высказанное при обстоятельствах, указанных в материалах дела, унижающим честь и достоинство [дословно приводится фамилия и инициалы человека]?

По оскорблению (ст. 5.61 КоАП РФ «Оскорбление») + (ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду») + (ст. 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти»):

  • Является ли слово (реплика, выражение) бранным?
  • Является ли слово (реплика, выражение) нецензурным?
  • Кому адресовано слово (реплика, выражение)?
  • Содержит ли данное слово (реплика, выражение) отрицательную оценку личности?
  • Является ли слово (реплика, выражение) неприличным?
  • Является ли слово (реплика, выражение) оскорбительным?

Угроза (ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»)

  • Имеются ли в разговоре или в тексте выступления (публикации, передачи) высказывания, содержащие угрозы? Если да, то, какие именно?
  • Следует ли из контекста разговора/разговоров, что данный человек или группа людей имели намерение причинения потерпевшему нежелательных последствий, в том числе смерти?

По ст. 304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа»:

Если есть аудиозапись (фонограмма), видеозапись (видеофонограмма), то, прежде всего, необходимо установить дословное содержание интересующего разговора, беседы, встречи в рамках фоноскопической экспертизы или в рамках комплексной фоноскопической и лингвистической экспертизы:

Каково дословное содержание фонограммы разговора, начинающегося со слов: «…» и заканчивающегося словами: «…», зафиксированного на рабочем слое диска «…»?

Далее в рамках лингвистической экспертизы могут быть решены такие вопросы, как:

  • О чем идет речь в данном разговоре?
  • Какова тема (каковы темы) данного разговора?
  • Кто из участников исследуемого разговора является его инициатором?
  • Какова речевая цель каждого участника данного разговора?
  • Идет ли в данном разговоре речь о получении денег?
  • Можно ли сделать вывод из содержания исследуемого разговора, что встреча между его участниками носит запланированный, т.е. заранее обговоренный и подготовленный характер?
  • Следует ли из данного разговора, что один его участник просит у другого деньги в долг?
  • Имеются ли в представленном разговоре (в речи его участников) побуждения в виде приказов, требований, указаний или просьб?
  • Имеются ли в исследуемом разговоре признаки речевого воздействия?

По ст. 13.15. КоАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации» при нарушении ст. 4 Закона Российской Федерации № 2124-1 «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации»:

  • Содержится ли в представленном материале нецензурная брань?
  • Имеются ли в представленном материале высказывания, содержащие призывы?
  • Являются ли призывы публичными?
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к массовым беспорядкам?
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к насилию над гражданами?
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя РФ?
  • Имеются ли призывы к осуществлению террористической деятельности?
  • Содержится ли в представленном материале положительная информация о террористической деятельности?
  • Содержатся ли в представленном материале высказывания, в том числе призывы, оправдывающие террористическую деятельность?

По текстам экстремистских материалов в рамках комплексной психолого-лингвистической экспертизы могут быть решены следующие задачи:

  • Имеются ли в представленном материале высказывания, содержащие призывы? (лингвистический вопрос)
  • Являются ли призывы публичными?
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к массовым беспорядкам? (лингвистический вопрос)
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к насилию над гражданами? (лингвистический вопрос)
  • Имеются ли высказывания, содержащие призывы к насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя РФ? (лингвистический вопрос)
  • Имеются ли в тексте представленного материала высказывания, содержащие негативную оценку в адрес какой-либо национальной группы? (лингвистический вопрос)
  • Имеются ли в тексте представленного материала высказывания, содержащие негативную оценку в адрес какой-либо социальной группы? (лингвистический вопрос)
  • Имеются ли в тексте представленного материала высказывания, содержащие негативную оценку в адрес какой-либо религиозной группы? (лингвистический вопрос)
  • Содержится ли в представленном материале оскорбительные высказывания в адрес какой-л. национальной, социальной или религиозной группы? (лингвистический вопрос)
  • Содержится ли в тексте представленного материала информация, выражающая неприязненное, враждебное отношение к какой-л. национальной, социальной или религиозной группе? (комплексный вопрос)
  • Содержится ли в тексте представленного материала информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как представителей данных групп? (комплексный вопрос)
  • Какие языковые, стилистические или иные средства используются в представленном материале для формирования отрицательного образа какой-л. национальной, социальной, религиозной группы, а также для передачи негативной или оскорбительной информации в отношении этих групп? (комплексный вопрос)
  • Содержатся ли в тексте представленного материала признаки пропаганды неполноценности граждан по признаку их социальной, национальной, религиозной принадлежности, в том числе принадлежности к определенной социальной, национальной, религиозной группе? (комплексный вопрос)
  • Имеются ли в представленном тексте признаки оказания психологического воздействия на граждан? (психологический вопрос)
Смотрите еще:  Мчс факультет судебная экспертиза

По другим категориям дел:

  • О чем идет речь в представленном разговоре, материале и т.п.?
  • Употребляются ли говорящими в представленном разговоре, материале слова и выражения, относящиеся к жаргону наркоманов?
  • Имеются ли в представленном разговоре, материале признаки маскировки их содержательных элементов?

Исследование наименований

Экспертиза наименований производится в рамках лингвистической экспертизы с целью анализа собственных (наименований) с точки зрения их соответствия нормам литературного языка, их новизны и оригинальности, содержания в них разного рода отсылок к явлениям объективной действительности.

Экспертиза наименований необходима для разрешения споров о совпадении различных наименований до степени их смешения, о содержании в наименованиях скрытой или явной пропаганды насилия, наркотиков, межнациональной, расовой вражды и т.п.

В качестве объектов экспертизы наименований могут быть предоставлены документы (оригиналы, качественные ксерокопии), распечатки или выписки из электронного дискурса, печати и штампы (их оттиски на бумаге), содержащие в себе подлежащее экспертному исследованию наименование; логотипы, исполненные полиграфическим способом или зафиксированные на материальных носителях: CD-дисках, флеш-картах и т.п. Исследуемый текст может содержать одно слово или несколько слов.

При производстве лингвистической экспертизы наименований могут решаться идентификационные и диагностические задачи.

Примеры вопросов, направленных на решение идентификационных задач:

  • Какими общими (отличительными) чертами (графическими, фонетическими, семантическими, стилистическими или другими) обладают сравниваемые наименования [дословно приводится их название]?
  • Является ли данное наименование [дословно привести] сходным с другими рассматриваемыми наименованиями до степени смешения?
  • Какое из сравниваемых наименований является более известным и популярным?

Примеры вопросов, направленных на решение диагностических задач:

  • Соответствует ли данное наименование [дословно привести] нормам современного (русского) литературного языка?
  • Является ли данное наименование [дословно привести] индивидуальным и уникальным?
  • Какие коннотации (положительные или отрицательные) имеет данное наименование [дословно привести]? В какие системные (ассоциативные, словообразовательные, этимологические) связи с лексикой (русского) языка может входить данное слово?
  • Не содержит ли данное наименование [дословно привести] или его элементы информации, способной ввести в заблуждение потребителя относительно товара (услуги) или его изготовителя?
  • Не содержит ли данное наименование [дословно привести] явной или скрытой пропаганды насилия, наркотиков, межнациональной, расовой вражды и т.п.?

В ООО «ЕСИН» могут быть назначены лингвистические экспертизы (исследования) на этапе предварительного расследования, судебного разбирательства (по заданию органов прокуратуры, МВД, СУ СК РФ, судов). Кроме того, указанные экспертизы и исследования проводятся нашими специалистами и в досудебном порядке — по договорам с физическими лицами.

Некоторые аспекты повышения качества проведения судебной лингвистической экспертизы

юридические науки

  • Мазеин Артем Владимирович , бакалавр, студент
  • Уральский институт управления (филиал) Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
  • Кичигин Михаил Юрьевич , бакалавр, студент
  • Гуманитарный университет
  • ДОКАЗАТЕЛЬСТВО
  • КРИМИНАЛИСТИКА
  • СУДЕБНАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Похожие материалы

Реалии современной действительности российского права таковы, что неизмеримо увеличивается объем правонарушений, способом совершения которых являются речевые действия: письменные и устные. В качестве примера можно привести некоторые поименованные в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее – УК РФ) преступления: «клевета» – ст.128.1 УК РФ, «оскорбление представителя власти» – ст.319 УК РФ, «оскорбление военнослужащего» – ст.336 УК РФ, «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» – ст.280 УК РФ и др. [1, ст.ст.128.1, 280, 319, 336]. По таким делам, как утверждает академик РАЕН, профессор Е.И. Галяшина без соответствующего заключения судебной лингвистической экспертизы следствие не будет иметь перспективы и должного успеха [2, гл.12].

Вместе с тем, сама лингвистическая экспертиза является относительно молодым институтом криминалистики, а значит – требует глубокой проработки и скорейшего решения выявляемых проблем. Посему в качестве объекта настоящего исследованиявидится судебно-лингвистическая экспертиза. Целью ее изучения представляется рассмотрениепроблем, связанных с ее проведением, и путей их решения.

В общем смысле судебно-лингвистическая экспертиза представляет собой специфический вид интерпретационного анализа криминалистически значимых речевых объектов. Более узкое определение дает к.ю.н. В.В.Конин. Он под данной экспертизой подразумевает процессуально регламентированное исследование устного высказывания, речевого оборота, письменного текста, завершающееся дачей письменного заключения по вопросам, разрешение которых требует применения специальных экспертно-лингвистических знаний [3, 15].

ДефиницияВ.В. Конина отражает один из подходов к определению сущности экспертизы, согласно которому подобная экспертиза представляет собой вид деятельности, закрепленный в процессуальных нормах, предметом регулирования которых будут выступать общественные отношения, складывающиеся в сфере отправления правосудия [4, 89]. Иной подход к сущности рассматриваемого института определяет то, что в судебно-лингвистической экспертизе нет юридических основ, и она основывается на научных теориях и специально созданных методиках, направленных на решение конкретных исследовательских задач. Обе точки зрения имеют право на существование. Вместе с тем, представляется, что правильным будет определение сущности экспертизы, компилирующей оба названных подхода.

Стоит отметить, что основу применения судебно-лингвистическая экспертиза обнаружила в гражданском судопроизводстве. Яркими примерами необходимости проведения судебно-лингвистической экспертизы являются гражданские дела об оскорблении личности или незаконной рекламе. С развитием применения судебно-лингвистической экспертизы в гражданском процессе разрасталась необходимость ее применения и в уголовном судопроизводстве.

Внедряя данную экспертизу в расследование преступлений, способом совершения которых являются речевые действия, специалисты в области права не координируя свою работу с лингвистами на практике сталкивались с трудностями при квалификации правонарушения и его исследовании. Непривлечение компетентных лингвистов в качестве экспертов, а так же отсутствие у следователей, представителей судейского корпуса глубоких знаний в филологии зачастую влияло на обоснованность решений юридических вопросови, в конечном счете, назаконность выносимых процессуальных актов. Правоприменителями предпринимались меры по устранению этой проблемы: в ходе следствия, в том числе судебного, они обращались к учителям русского языка, журналистам, различным филологам,но стоит ли в этой связи говорить о том, что качество судебных решений не улучшалось, учитывая, что должной компетенцией данные лица в большинстве случаев не обладали.

Эта ситуация долгое время представляла распространенную проблему в области судебно-лингвистических экспертиз, отголосками проявляющуюся и в настоящее время. Суть этой проблемы сводилась к тому, что эксперты, обладающие значительными лингвистическими знаниями, к сожалению, ввиду юридической безграмотности совершали процессуальные ошибки, что позволяло не принимать во внимание их заключения. Для проведения экспертиз подобного рода лингвистам недостаточно умений и навыков исключительно в сфере языка, необходимо владение основами порядка проведения судебной экспертизы, знание криминалистики и других, непосредственно связанных с ними, юридических дисциплин. Существовавшие негласные методики исследования текстов и высказываний требовали оптимизации для перехода к новым подходам решения возникающих практических задач. Многие лингвисты, осуществляя экспертную деятельность, по причине отсутствия экспертного опыта решали поставленные вопросы обыденно – с помощью толковых словарей и жизненных устоев, что сказывалось на качестве доказательственной базы в судебных разбирательствах.

Ситуация в лучшую сторону все таки изменилась, когда «Перечень родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ» был в 2006 году дополнен качественно новым видом – «исследование продуктов речевой деятельности» в рамках рода «лингвистические экспертизы» [5, п.2]. Этот факт повлиял на формирование субъектного состава экспертного сообщества и на необходимость в применения ходе деятельности не только исследовательско-филологических норм, но и правовых. В ныне действующем перечне родов (видов) экспертиз данный вид экспертизы сохранился [6, п.2].

Нужно отметить, что количество обращений к лингвистам увеличивалось постоянно, пока в один момент не превратилось в злоупотребление: юристы, преследуя свои цели, стали обращаться к экспертам по любому малозначительному поводу. Заслуженный юрист России Генри Резник данную ситуацию охарактеризовал так: «уголовное правосудие подсело на лингвистическую иглу».

В случаях, когда фрагменты речи были выполнены на русском языке и использовались носителями этого языка, в действительности нужно было понять, а реально ли возникает необходимость в разъяснении рассматриваемых положений? Ведь субъектами изучения этих фрагментов так же выступают носители языка, и смысл многих высказываний прост и понятен, он, можно сказать, лежит на поверхности. Благодаря только этому можно считать, что большая часть лингвистических экспертиз направлена на доказательство очевидностей, что подтверждает тезис Г.Резника. Но важно уместно разграничивать данные ситуации с теми, которые требуют вмешательства эксперта-лингвиста.

Смотрите еще:  Статьи 1 закона об осаго

Задачи, которые ставятся перед ним, зачастую не представляют для него как компетентного лица особой сложности и для их решения у него есть необходимые знания и умения. Примером подобных обращений является запрос об определении отличия слова литературного языка от слова жаргонного или диалектного, в другом случае юрист может обратиться с вопросом, для решения которого лингвист с помощью словаря определяет значение слова, охарактеризовывает его стилистическую окраску, что, кстати, проявляет субъективизм. Поэтому, как правило, в заведомо неверных суждениях специалиста наличествуют основания видеть именно уловки, а не ошибки. Именно возможностью найти уловку стала привлекательна экспертиза рассматриваемого вида.

Еще одной схожей проблемой судебно-лингвистической экспертизы стоит обозначить нежелание экспертов обращать внимание на специфику речи.Речь, подлежащая экспертизе, может быть выражена в самых различных формах: устное высказывание, письменный текст, текст в иных формах выражения (рисунки, граффити), интернет-мемы и др. Принимая речевые акты к экспертизе, эксперты подчас не обращают внимание на свою недостаточную компетентность. Это обосновано тем, что не всегда даже доктор филологических наук имеет достаточные познания в конкретном вопросе, поскольку номенклатура специальностей научных работников к филологическим наукам относит более десятка специальностей [8, п.10]. Так, вряд ли эксперт в области филологии, занимающийся фольклором, правильно интерпретирует фразу из современного интернет-общения. Соответственно, в каждом случае при выборе эксперта необходимо соотнести его специализацию и факт, подлежащий экспертизе: насколько адекватно и полно эксперт будет способен ответить на поставленные вопросы.

Вместе с тем, особого внимания требуют речевые акты, исполненные на иных языках. В данных случаях выбор эксперта должен, разумеется, производиться более тщательно. При этом важно учесть, что обязательно в таких случаях при расследовании должен появиться иной участник судопроизводства – переводчик, к которому действующим процессуальным законодательством предъявляются определенные требования.

Проблемы, связанные с выбором конкретного эксперта и иные проблемы проведения экспертизы наверняка решило бы введение отсутствующих по сей день как таковыхединых правил проведения судебно-лингвистической экспертизы. В настоящее время отсутствуетуниверсальная «Техника проведения судебно-лингвистических экспертиз», которая наверняка сняла бы нарекания, возникающие ввиду разных подходов к проведению экспертизы. Это позволило бы выработать единую судебную практику, что косвенно повлияло бы на реальное понимание тех или иных речевых актов как преступных, а что самое главное – нарушители не смогли бы избежать ответственности.Ввиду отсутствия единообразного подхода складывается ощущение субъективизма экспертно-лингвистической деятельности. Любой эксперт может трактовать те или иные выражения по своему представлению и пониманию. Реальная суть вещей такова, что при правильном и профессиональном подходе к методикам проведения судебно-лингвистической экспертизы субъективное представление экспертов сводится к нулю. Полный лингвистический, методологически обоснованный, анализ в совокупности с правовой грамотностью не может приводить к противоположным выводам об одном и том же языковом явлении.

Наряду с систематизацией методик проведения экспертизы, логично было бы составить сводный перечень примерных ошибок судебно-лингвистической экспертизы. Такой перечень, составленный на корпоративном уровне, пригодился бы как экспертам, так и иным участникам уголовного процесса, получающим экспертные заключения. К примеру, уместно в нем было бы перечислить возможные процессуальные ошибки, ошибки процедуры производства экспертизы, ошибки определения компетентности и др.

Перечисленные выше проблемы в большинстве своем представляют проблемы процессуального характера – они касаются выбора конкретных экспертов, оснований и случаев проведения экспертизы. Говоря непосредственно о технике проведения экспертизы, стоит отметить, что преимущественно она регулируется правилами филологии. Проблемой же, не относящейся к области филологии, но влияющей на криминалистическое значение экспертизы можно назвать вопрос учета всех скрытых факторов конкретной референции. Лингвисты в ходе экспертизы изучают исключительно представленный к рассмотрению материал. Вместе с тем, представляется, что надлежит в ходе экспертизы принимать к вниманию обстоятельства, характеризующие субъекта речевого акта, обстоятельства речевого контакта и иные характеристики. Эксперт может дать ошибочное заключение в случае изучения фрагмента текста, а значит, ввиду неведения обстоятельств дискурса, тематики, общей композиции, различного рода невербальных посылов, подтекста.

Говоря о необходимости анализа обстоятельств, относимых к отправителю речи, Г.В. Кусов, отмечает, например, что люди, являющиеся членами одного сообщества, всегда полагают в своей речи больше,чем фактически говорят во всеуслышание [9, 20]. И наоборот, представители разных сообществ одному и тому же слову могут придавать разные значения. Так человек, постоянно общающийся на языке тюремного жаргона, воспримет некоторые слова, не являющиеся ругательствами, в качестве таковых. Вместе с тем, лицо, произнесшее эти слова, за ругательства их воспринимать не будет.

Продолжая раскрывать непосредственно технические проблемы проведения экспертизы отметим, что некоторые авторы, к которым относятся Л.А.Араева и М.А.Осадчий, указывают, что достаточно поставить перед экспертом два вопроса: нарушает ли высказывание коммуникативные нормы и являются ли слова унижающими, порочащими, призывающими к конкретным действиям, то есть характеризующими состав правонарушения [10, 90]. Мы не согласны с этим подходом, так как правоохранителям с подачи экспертов стоит уяснять и иные значимые положения, как например, смыслы высказывания, ведь вероятно они могли быть и не направлены на унижение, порочение, возможное отнесение речи к специальной речи какой-то социальной группы и иное.

В целом, говоря о судебной лингвистической экспертизе, нельзя не отметить то, что судебно-лингвистическая экспертиза оказывает значительное влияние на криминалистику в частности и на правовые науки в целом, поскольку она является средством доказывания в судебном разбирательстве дел, касающихся информации в любом виде.

Вместе с тем, судебная лингвистическая экспертиза на настоящий момент до сих пор переживает стадию полноценного оформления. Посему правоприменителю надлежит принять некоторые меры по устранению явных проблем.

Чтобы сократить количество проведения «бесполезных» экспертиз, необходимо уяснить, что проблема разграничения необходимости проведения лингвистической экспертизы и обыкновенного знания правоприменителем основ русского языка требует своеобразного введения разделения языковых фактов на те, трактовка которых требует экспертного исследования и на те, которым достаточно обыденных знаний. Разумеется, данное обстоятельство должно рассматриваться в каждом конкретном случае.

Помимо этого, ясно, что при определении круга экспертов, которые способны провести судебную лингвистическую экспертизу, необходимо максимально узко очерчивать круг возможных лингвистов с учетом их специальности и опыта, чтобы, если можно так выразиться, «снизить погрешность» полученного результата.

При проведении самой экспертизы, руководствуясь унифицированной методикой ее проведения, эксперты должны определять значения выражения с учетом контекста высказывания, иных значимых обстоятельств и отвечать при этом на все вопросы, поставленные следователем наиболее полно.

Устранение рассмотренных проблем, в том числе предложенными способами, несомненно, повлияет на качество проведения судебной лингвистической экспертизы. Это, в свою очередь, положительно скажется на отправлении правосудия по делам, способом совершения которых являются речевые акты.

Список литературы

  1. Араева Л.А., Осадчий М.А. Проблемы судебно-лингвистической экспертизы в рамках дел о защите чести и достоинства, о клевете и оскорблении. — Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 2006, № 2. — С. 86–94
  2. Кусов Г.В. Принципы общей теории судебной лингвистической экспертизы // Вестник Московского государственного областного университета: Серия «Юриспруденция». — 2012. — № 1. — С. 19–28
  3. Об утверждении Номенклатуры научных специальностей, по которым присуждаются ученые степени: Приказ Минобрнауки России от 25.02.2009 N 59 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2009, N 20.
  4. Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации: Приказ Минюста РФ от 14.05.2003 N 114 // Российская газета, 2003, N 104.
  5. Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России: Приказ Минюста России от 27.12.2012 N 237 // Российская газета, 2013, N 24.
  6. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учеб. Пособие. — М.: Флинта: Наука, 2013. — 592 с.
  7. Конин В.В. Использование адвокатом специальных знаний в уголовном судопроизводстве как необходимость для повышения качества защиты // Адвокат, 2015, N 5. — С. 14–18.
  8. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза: монография / К.И. Бринев; под редакцией Н.Д. Голева. – Барнаул: АлтГПА, 2009. – 252 с.
  9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изм. и доп.) // Собрание законодательства РФ, 1996, N 25.– ст. 2954
  10. Судебная экспертиза: типичные ошибки / Е.И. Галяшина, В.В. Голикова, Е.Н. Дмитриев и др.; Под ред. Е.Р. Россинской. — М.: Проспект, 2012. – 544 с.

Электронное переодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

НИИСЭ — Научно-исследовательский институт судебных экспертиз

Лингвистическая экспертиза

Лингвистическая экспертиза — исследование письменных и устных текстов, направленное на установление значимых фактов и получения ответов на поставленные вопросы.

Необходимость проведения лингвистических экспертиз в гражданском, арбитражном, уголовном процессе, административном производстве связана с тем, что в современных социально-экономических условиях множатся судебные иски по защите чести, достоинства и деловой репутации, авторских и других смежных прав. Без использования специальных лингвистических познаний невозможно разрешение дел о плагиате, производстве и распространении контрафактной книгопечатной продукции. Весьма востребованы экспертизы этого рода при расследовании и судебном рассмотрении дел об оскорблениях и клевете, возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды, призывах к свержению конституционного строя.

Смотрите еще:  Штраф пдд по правам

Объектом лингвистической экспертизы являются продукты речевой деятельности: высказывания, тексты, лексемы, словесные обозначения товарных знаков.

Наиболее распространённые задачи исследования:

  • исследование высказывания с целью толкования его смыслового содержания;
  • исследование коммерческих обозначений на предмет установления их оригинальности, а также степени смешения с противопоставленными им обозначениями (по фонетическим, семантическим и графическим признакам);
  • установление доминирующего элемента в комбинированных товарных знаках, включающих словесное обозначение.

С учётом правовой цели среди лингвистических экспертиз можно выделить следующие группы:

  • экспертиза спорных речевых произведений по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации;
  • экспертиза речевых произведений по обвинению в клевете;
  • экспертиза речевых произведений по обвинению в оскорблении, неуважении к суду, оскорблении представителя власти;
  • экспертиза речевых произведений по обвинению в экстремистской деятельности, а также по обвинению в возбуждении расовой, религиозной, национальной и социальной ненависти и вражды;
  • лингвистическая экспертиза рекламных текстов;
  • лингвистическая экспертиза товарных знаков.

Как и все доказательства заключение, выполненное по результатам лингвистической экспертизы, не имеет предустановленной силы и оценивается судом, следователем, органом дознания на основе своего внутреннего убеждения наряду с иными доказательствами по делу.

Объекты исследования могут быть непосредственными (эксперт анализирует «непосредственный» источник информации — зафиксированное с той или иной степенью полноты на определенном носителе информации (например, печатный текст или аудиозапись, спорное речевое произведение) или опосредованные (анализируются «косвенные» источники — показания свидетелей, судебные протоколы)

Для уточнения стоимости проведения лингвистической экспертизы и получения консультации эксперта, отправьте запрос на электронную почту info@szexpertiza.ru или используйте форму обратной связи.

Лингвистическая экспертиза

Лингвистическая экспертиза — исследование текста с целью:

  • установление смыслового содержания текста
  • установление факта наличия негативной (отрицательной) информации в тексте о конкретном лице
  • выявление лингвистических признаков экстремистских материалов
  • выявления наличия/отсутствия переработки литературного произведения
  • иные

Объектами лингвистической экспертизы являются:

  • имена/наименования (имена собственные, фирменные наименования и др.)
  • нормативно-правовые акты
  • тексты, опубликованные в печатных и электронных СМИ, агитационные материалы, книги, письма, договоры и т.д.
  • аудио-, видеозаписи

Категории дел, по которым проводятся лингвистические экспертизы:

  • спор, в котором необходимо истолковать спорные положения закона, договора и т.д.
  • спор о защите чести, достоинства, деловой репутации
  • спор о признании материала экстремистским
  • спор о защите авторских прав на переработку литературного произведения
  • при решении вопроса о возбуждении уголовного дела или расследовании уголовного дела по ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности», ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», ст.129 УК РФ «Клевета», ст. 130 УК РФ «Оскорбление», ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма», ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав»
  • иные

Примеры вопросов, разрешаемых при проведении лингвистической экспертизы:

По спору, в котором необходимо истолковать спорные положения закона, договора и т.д.:

  • исходя из лингвистического толкования положений ч.1 ст. 21 Закона (пункта 1.1. Договора), что подразумевается в указанном пункте____________________ или ___________________?

По спору о защите чести, достоинства, деловой репутации:

  • имеется ли в тексте информация о нарушении законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном и неэтичном поведении в общественной или иной жизни, нарушении деловой этики и правил делового оборота?
  • если есть, то относится ли она лично к гражданину ФИО (юридическому лицу)?
  • в какой форме выражена эта информация (утверждение, мнение)?

По спору о защите авторских прав на переработку литературного произведения:

  • является ли текст 1, предоставленный на исследование, результатом переработки текста 2

По делу по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»

  • имеются ли в исследуемом тексте призывы?
  • если да, то направлены ли они на возбуждение состояния розни и вражды (социальной, расовой, национальной, религиозной), либо подстрекают, оправдывают, обосновывают, инициируют противоправные действия по отношению к группе лиц, объединенной по признаку их отношения к религии, национальной, социальной, расовой, языковой принадлежности?

По делу по обвинению в преступлении, предусмотренного ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»

  • имеются ли в исследуемом тексте выражения, которые содержат негативные оценки, направленные в адрес какой-либо национальной, религиозной, социальной группы по сравнению с другими группами? Если да, то относятся ли они ко всем членам данного сообщества либо адресованы конкретному его представителю?
  • имеются ли в тексте высказывания, обосновывающие или оправдывающие противоправную деятельность по отношению к группе лиц, объединенной по признаку принадлежности к религиозной, национальной, расовой, языковой, социальной группам?
  • имеются ли в тексте высказывания, которые призывают или подстрекают к осуществлению, инициируют подобную противоправную деятельность?

По делу о признании материала экстремистскими в гражданском процессе.

  • имеются ли в исследуемом тексте слова, выражения, которые содержат негативные оценки, направленные в адрес какой-либо национальной, религиозной, социальной группы по сравнению с другими группами? Если да, то относятся ли они ко всем членам данного сообщества либо адресованы конкретному его представителю?
  • имеются ли в тексте высказывания, обосновывающие или оправдывающие противоправную деятельность по отношению к группе лиц, объединенной по признаку принадлежности (религиозной, национальной, расовой, языковой, социальной)?
  • есть ли в тексте высказывания, которые призывают или подстрекают к осуществлению, инициируют подобную противоправную деятельность?

По делу по обвинению в клевете (ст. 129 УК РФ)

  • имеются ли в тексте высказывания в форме утверждения о каких-либо фактах нарушения лично гражданином (ФИО) законодательства, моральных принципов, правил поведения?
  • если да, то описываются ли в исследуемых высказываниях конкретные факты, поддающиеся проверке?

По делу по обвинению в оскорблении (ст. 130 УК РФ)

  • имеются ли в тексте высказывания, направленные на унижение чести и достоинства другого лица, а именно:
    1. есть ли в тексте негативные высказывания, отрицательные субъективные оценки о гражданине (ФИО)? Относятся ли они лично, несомненно к гражданину (ФИО)?
    2. какие сведения содержат негативные высказывания – о конкретных фактах или событиях, либо дают обобщенную субъективную характеристику гражданина (ФИО) в целом?
  • используются ли в тексте выражения, имеющие оскорбительную форму:
    1. используется ли в тексте оскорбительная лексика и (или) фразеология? Если да, то относится ли она лично к гражданину (ФИО)?
    2. имеют ли исследуемые выражения неприличную (оскорбительную) форму?

Автороведческая экспертиза — исследование текста с целью:

  • установления автора текста
  • установления факта создания текста одним автором или несколькими авторами
  • установления факта создания нескольких текстов одним автором
  • выявления половозрастных характеристик автора
  • установления факта создания текста в необычном психофизиологическом состоянии автора (например, алкогольное или наркотическое опьянение)
  • иные

Категории дел, по которым проводятся автороведческие экспертизы:

  • спор о защите чести, достоинства, деловой репутации
  • спор о защите авторских прав
  • иные

Примеры вопросов, разрешаемых при проведении автороведческой экспертизы:

  • создан ли представленный на исследование текст гражданином Ивановым Иваном Ивановичем?
  • одним ли автором созданы тексты, представленные на исследование?
  • одно или несколько лиц являются авторами представленного на экспертизу текста?
  • каков примерный возраст автора текста? Каковы его социальные характеристики?
  • написан ли текст в необычном психофизиологическом состоянии автора?
  • иные

Экспертиза информационной продукции в целях защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (приказ Роскомнадзора об аккредитации Бюро № 148 от 18.02.2013)

а) классификация информационной продукции по заданию производителя или распространителя информационной продукции;

б) экспертиза информационной продукции в соответствии с требованиями Порядка проведения экспертизы информационной продукции в целях обеспечения информационной безопасности детей, утв. Приказом Минкомсвязи России от 29.08.2012 № 217, по запросу органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, общественных объединений, граждан на договорной основе.

Похожие статьи:

  • Приставы льговского района курской области Отдел судебных приставов по Дмитриевскому, Хомутовскому и Конышевскому районам Курской области Адрес: 307500, Курская область, г.Дмитриев, ул.Ленина, д.54 Время работы: Вт с 09:00 до […]
  • Подвалы собственность Подвалы собственность Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ […]
  • Госпошлина арбитражный суд краснодарского края Арбитражный суд Краснодарского края ЮЖНОЕ ГУ БАНКА РОССИИ УФК по Краснодарскому краю (ИФНС РФ №3 г. Краснодара) Государственная пошлина Налоговый кодекс Российской Федерации (часть […]
  • Как оформить кадастровый паспорт дома Кадастровый паспорт на дом, как выглядит и как его заказать Кадастровый паспорт на дом – это официальный документ, выдаваемый государственной кадастровой палатой, который подтверждает […]
  • Приказ мо рф 2019 533 Действующая редакция В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2006 г. N 602 "О внесении изменений в постановления Правительства Российской Федерации […]
  • Приказ 519 минэкономразвития Приказ Минэкономразвития РФ от 27.10.2010 N 519 "Об установлении коэффициента-дефлятора К1 на 2011 год" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 11.11.2010 N 18942) МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.