Я адвокат и главный партнер

Главный лозунг адвоката — не навреди!

Онлайн-интервью с Поминовой Ольгой Евгеньевной, адвокатом адвокатского бюро «А. Серков и Партнеры»

Каково предназначение профессии адвокат? Как становятся адвокатами? Какими качествами должен обладать современный адвокат? На эти и другие вопросы сайта edu.consultant.ru ответила Поминова Ольга Евгеньевна, адвокат адвокатского бюро «А. Серков и Партнеры».

КонсультантПлюс: Профессия адвоката известна с древних времен. Создается впечатление, что в настоящее время она стала очень популярной. Появилось много частнопрактикующих адвокатов, адвокатских контор и бюро. В обществе изменилось отношение к адвокатам. Как вы думаете, почему это происходит и в чем это заметнее всего проявляется?

Поминова Ольга Евгеньевна: Востребованность профессии юриста и, в частности, адвоката связана, в первую очередь, с изменениями в законодательном регулировании экономических и социально-политических отношений в государстве. В сфере экономики были легализованы частно-правовые отношения, на смену централизованно регулируемой экономике пришел рынок, появилась конкуренция в экономической среде. На фоне либерализации экономики возникла потребность как в правильном применении закона и правовом регулировании хозяйственных отношений, так и в защите интересов бизнес-структур и частных лиц. В итоге появилась потребность в адвокате, который владеет и юридическими знаниями, и приемами защиты интересов клиента в процессуальной сфере.

КонсультантПлюс: Пожалуйста, охарактеризуйте профессию адвоката: каково ее главное предназначение?

Поминова Ольга Евгеньевна: Профессия адвоката очень схожа с профессией врача. Главный лозунг адвоката — не навреди! Ценность адвоката состоит в умении в разных обстоятельствах применять разные способы лечения той или иной правовой проблемы, желательно терапевтическими средствами и с наибольшей выгодой для лица, обратившегося к нему за защитой.

КонсультантПлюс: Как давно вы занимаетесь адвокатской деятельностью? Как пришли в эту профессию? В какой отрасли права ведете дела?

Поминова Ольга Евгеньевна: Адвокатской деятельностью я занимаюсь с 2006 г. Началось все с большого количества родственников-юристов, рассказы которых и пробудили интерес к профессии. Основная часть дел, которыми я занимаюсь, относится к гражданско-правовой сфере. Много времени уделяю правовому сопровождению деятельности компаний, занимающихся, в частности, строительством, покупкой, продажей жилой/нежилой недвижимости, арендным бизнесом, предоставлением консалтинговых, медицинских услуг.

КонсультантПлюс: Сколько на вашем счету дел? Опишите, пожалуйста, один день из вашей адвокатской практики.

Поминова Ольга Евгеньевна: Никогда не пыталась считать количество дел, в которых принимала участие. Это моя работа, которой мне всегда интересно заниматься. Наверное, начинаешь считать дела, дни, часы и т.д., когда становится неинтересно и устаешь от всего этого.

Как правило, день адвоката начинается с ожидания возле зала суда. Но всегда есть возможность потратить это время с пользой! Например, читая на захваченном с собой ноутбуке специальные выпуски правовых новостей в системе КонсультантПлюс. Всегда интересно и очень познавательно! Потом начинается судебный процесс, на котором ты должна быть собранна, ответственна, убедительна и т.д. После процесса наверняка надо бежать на переговоры или просто необходимо срочно составить юридическое заключение, а может быть, что-нибудь еще, но тоже очень срочно. Приблизительно так мы и живем.

КонсультантПлюс: Интерес к профессии со стороны молодого поколения очень высок, и многие нынешние студенты хотели бы заниматься адвокатской деятельностью. Но для них это пока теория. Разъясните, пожалуйста, кем, по сути, является адвокат, какие на него возлагаются обязанности, чем регламентируется его деятельность? Могут ли граждане самостоятельно вести свои дела, без помощи адвоката?

Поминова Ольга Евгеньевна: Позволю себе проиллюстрировать ответ следующим примером. Как правило, штатный юрист компании отвечает за какую-то определенную часть юридической работы, например, сотрудник договорного отдела — за подготовку формы договора и его заключение. В случае возникновения спора, связанного с данным договором, интересы компании в суде представляет другой юрист из того же юридического подразделения, но который специализируется на судебно-правовой работе. Специфика работы адвоката такова, что он должен владеть знаниями в различных областях права, уметь их применить надлежащим образом и обеспечить положительный результат порученного ему дела, поскольку несет персональную правовую и моральную ответственность за итоговый результат поручения. Таким образом, адвокат — это универсальный юрист, владеющий в совершенстве юридической материей и процессуальными средствами ее применения. В свете сказанного представляется сомнительным, чтобы обычный гражданин смог бы самостоятельно, без помощи адвоката эффективно защитить свои права в суде, государственном органе при возникновении спорной ситуации.

КонсультантПлюс: Расскажите, как становятся адвокатами? Все ли специалисты, имеющие юридическое образование, могут стать адвокатами? Каковы перспективы карьерного роста адвоката?

Поминова Ольга Евгеньевна: Да, помимо требования о наличии диплома о высшем юридическом образовании и стажа работы по специальности в течение 2-х лет, для получения статуса адвоката кандидату следует сдать квалификационный экзамен, проводимый адвокатской палатой субъекта РФ. Квалификационный экзамен состоит из двух частей — письменных ответов на вопросы из различных областей права, либо тестирования и устного собеседования. Форму проведения первой части экзамена выбирает квалификационная комиссия в зависимости от числа претендентов и других обстоятельств. Устное собеседование проводится по экзаменационным билетам, в каждый из которых включается не менее четырех вопросов из перечня, утвержденного советом Федеральной палаты адвокатов. Экзаменационные билеты обновляются ежегодно. В случае успешной сдачи претендентом квалификационного экзамена, квалификационная комиссия в трехмесячный срок со дня подачи претендентом заявления о присвоении ему статуса адвоката принимает решение о присвоении, либо об отказе в присвоении претенденту статуса адвоката. Решение квалификационной комиссии о присвоении претенденту статуса адвоката вступает в силу со дня принятия претендентом присяги адвоката.

Карьерный рост адвоката напрямую зависит в первую очередь от его профессиональных качеств. Логика адвокатской карьеры состоит в повышении уровня профессионализма. Начинающим адвокатам необходима стажировка в адвокатских бюро с известной репутацией или под руководством опытного адвоката.

КонсультантПлюс: Какими личностными и профессиональными качествами должен обладать адвокат, чтобы стать успешным? Не кажется ли вам, что сегодня статус успешности адвоката приобрел двоякий смысл?

Поминова Ольга Евгеньевна: Успешность, в моем понимании, означает степень востребованности адвоката в современных условиях. Чтобы стать успешным, адвокат должен думать в первую очередь об интересах клиента, а не о своих собственных. Точнее, думать об интересах клиента, как о своих собственных. Рассматривая решение правовой задачи в таком ракурсе, адвокат будет нацелен и внутренне мотивирован на достижение положительного результата наиболее эффективными с правовой точки зрения способами. Это будет содействовать формированию конструктивных отношений между адвокатом и его доверителем. В конечном итоге выстроенная адвокатом система взаимоотношений с клиентом позволит ему рассчитывать на повторное обращение за оказанием правовой помощи и переход клиента в разряд постоянных. Чем больше у адвоката будет постоянных клиентов, тем больше будет его вес в юридическом мире.

Мне не импонирует востребованность адвоката, основанная на его готовности решать правовую проблему способами, не всегда совместимыми с правовыми. Такая успешность, в моем понимании, является, мягко говоря, зыбкой. В конечном счете это может дорого обойтись как адвокату, так и его доверителю.

КонсультантПлюс: В чем, по вашему мнению, заключаются достоинства и недостатки профессии адвоката? Позволяете ли вы себе эмоционально вовлекаться в дело?

Поминова Ольга Евгеньевна: Достоинств у профессии адвоката, на мой взгляд, великое множество. Это очень интересная и, как правило, востребованная профессия. Имеется возможность выбора дел, которые познавательны и привлекательны именно для тебя. Одним из самых важных достоинств профессии адвоката для меня является возможность самостоятельно принимать решение относительно своего рабочего времени и распорядка дня, что позволяет уделять время семье.

С другой стороны, работа адвоката связана с существенными психологическими нагрузками. Ведь подчас в судебных заседаниях возникают стрессовые ситуации, провоцирующие на проявление эмоций, порой негативного характера, но ты просто обязан сохранять хладнокровие и спокойный, работоспособный ум. Для меня это очень сложно, так как я человек эмоциональный. В моей работе я не могу использовать только разум, я отдаю ей часть своей души. Именно из-за психологических трудностей я, например, не занимаюсь уголовными делами.

КонсультантПлюс: Как вы находите клиентов и выстраиваете с ними отношения? Какой для вас клиент был бы идеальным? Сталкивались ли вы в своей практике с какими-то трудностями в общении с клиентами?

Поминова Ольга Евгеньевна: Как правило, новые клиенты у меня появляются по рекомендации моих предыдущих клиентов. Идеальный клиент, в моем понимании, это человек, который пытается разобраться в проблеме, прислушивается к моим рекомендациям и адекватно оценивает сложившуюся ситуацию. Конфликтных ситуаций с клиентами у меня никогда не возникало, как и трудностей в общении с ними, поскольку, как правило, достаточно одной встречи, чтобы оценить степень адекватности человека. С беспричинно конфликтными, неадекватными людьми я стараюсь не работать.

КонсультантПлюс: Обязан ли адвокат сообщить клиенту, что его дело бесперспективно. Существует ли некий адвокатский кодекс этики, который регламентирует подобные случаи?

Поминова Ольга Евгеньевна: Ст. 7 Кодекса профессиональной этики адвоката как раз говорит о том, что адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Я всегда довожу до своих клиентов максимально объективную информацию о перспективах дела, поскольку считаю для себя неприемлемым вводить кого-либо в заблуждение. Однако в гражданско-правовых делах, которыми я занимаюсь, полная бесперспективность бывает в исключительных случаях. Квалифицированные адвокаты практически всегда могут найти тот или иной путь, позволяющий максимально полно защитить интересы их клиентов.

КонсультантПлюс: Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из вашей практики, за который вы испытываете особую гордость?

Поминова Ольга Евгеньевна: Для меня интересными являются сложные, неоднозначные дела, требующие максимальной концентрации умственных способностей и знаний. Таких дел в практике было довольно много. В частности, недавно я участвовала в интересном судебном процессе по иску о признании недействительными договоров купли-продажи железнодорожных вагонов, признании права собственности на вагоны, а также по встречному иску о признании недействительным иного договора купли-продажи вагонов. У нашей стороны возникли сомнения в достоверности представленных истцом документов, в связи с чем по делу была проведена техническая экспертиза (в целях решения вопроса о давности исполнения подписи и оттиска печати на них).

Смотрите еще:  Приказ ростехнадзора 533 121113

КонсультантПлюс: Что бы вы могли посоветовать нашим читателям — студентам юридических факультетов, интересующимся профессией адвоката: чему им уделять особое внимание в период обучения?

Поминова Ольга Евгеньевна: Ответ простой — учите матчасть! Право — это, в первую очередь, наука, имеющая свои законы и аксиомы. В основе любой правовой нормы лежат незыблемые юридические постулаты. Нарушение правовых законов приводит к нарушению правовой нормы. Например, известная римская цивилистическая формула гласит, что никто не может передать прав больше, чем он имеет сам. Соответственно, арендатор вещи может распоряжаться вещью в своем интересе, только если это будет позволено собственником вещи. Неправомерное распоряжение вещью означает нарушение не только соответствующей цивилистической нормы, но и лежащего в ее основе закона. Поэтому я рекомендую изучать базовые труды российской цивилистической школы, в частности, таких авторов, как С.А. Муромцев, К.П. Победоносцев, Г.Ф. Шершеневич, О.С. Иоффе, С.Н. Братусь, Е.А. Флейшиц. Ну и, конечно, не забывать про наших современников Е.А. Суханова, В.В. Витрянского, В.Ф. Яковлева и многих других.

КонсультантПлюс: Как вы относитесь к использованию справочных правовых систем в работе юристов вообще и адвокатов в частности? Полезно ли использовать СПС студентам во время обучения в вузе? Назовите 3 причины, почему лично вы пользуетесь СПС.

Поминова Ольга Евгеньевна: Я убеждена, что юристы, в том числе адвокаты, не в состоянии качественно и профессионально оказывать юридические услуги, если они не используют в своей работе справочные правовые системы. Практически каждый квалифицированный ответ на какой-либо неоднозначный вопрос требует изучения правовой базы, ознакомления с судебной практикой по этому вопросу. Очень полезно просмотреть путеводители по судебной практике, по договорной работе, по сделкам и иные разделы системы КонсультантПлюс. Точно так же и студентам во время обучения в вузе, на мой взгляд, не просто полезно, а необходимо пользоваться СПС.

Почему я использую СПС? Во-первых, чтобы получить максимально полную информацию о возможности разрешения той или иной юридической проблемы. Во-вторых, чтобы получить эту информацию в максимально короткий срок. В третьих, в системе КонсультантПлюс собраны и систематизированы совершенно уникальные материалы, которые достаточно трудно или невозможно найти в иных источниках.

Преимущества правовой поддержки в коллегии адвокатов

Обращаясь к нам, вы можете быть уверены, что получите правовую поддержку и помощь у профессионалов с многолетним опытом работы. Большое число выигранных процессов и судебных тяжб являются результатом высокой квалификации и постоянного профессионального роста наших юристов. При этом в нашей коллегии адвокатов работают как многопрофильные правоведы, так и юристы, специализирующиеся на семейном, уголовном, налоговом, медицинском и трудовом праве.

Независимо от того, к какому специалисту Московской городской коллегии адвокатов вы обратитесь, все юристы нашего бюро придерживаются следующих принципов работы:

Все сказанное вами частному адвокату не выйдет за рамки ваших личных бесед, консультаций и переговоров. Ведь доверие клиента для нас является самым важным параметром плодотворного сотрудничества.

Законность и прозрачность ведения дела.

Все документы, составленные юристом, полностью соответствуют последним изменениям в законодательстве, а принимаемые решения направлены не просто на защиту интересов клиента, но и на получение им максимальной выгоды в рамках закона.

Ответственность за результат

Успешное завершение дела в пользу клиента – это главная мотивация наших сотрудников и ключевой показатель нашей деловой репутации!

Адвокатская практика

© 2008-2017 Все права защищены.

Коллегия адвокатов Грибаков, Поляк и партнеры

Я адвокат и главный партнер

— Согласно ведущему юридическому рейтингу Право-300 Адвокатское бюро «ЗКС» входит в число лучших юридических фирм страны. При этом в бюро работают всего семь адвокатов. Сложно ли держать планку и конкурировать с такими акулами рынка, как например «Падва и партнеры»?

— Спасибо, что вы поставили нас на одну ступень с очевидными лидерами рынка. Но никакой сложности я не вижу, поскольку мне очень повезло с партнерами. Наши старшие партнеры – адвокаты Алексей Касаткин и Андрей Гривцов, и остальные партнеры бюро – это прекрасные профессионалы. Еще задолго до присоединения к бюро они прошли серьезную юридическую школу. Это люди с правильными жизненными ценностями. Мне очень комфортно работать с ними в команде.
Что касается конкуренции: я, как управляющий партнер, конечно, слежу за успехами всех наших коллег, и безусловно, ориентируюсь на лидеров рынка – беру при общении все лучшее. Если это и можно назвать конкуренцией, то она основана не на зависти, а на желании стать мудрее, сильнее и успешнее. Но я достигаю этого не в ущерб другим коллегам, а за счет позитивного движения вперед. А с «адвокатами-конкурентами» мы тепло и тесно общаемся и взаимодействуем по общим уголовным делам. Часто это бывают дела экономической и должностной направленности, потому что они являются приоритетными для нашего бюро.

— Все адвокаты бюро имеют за плечами опыт работы в правоохранительных органах и знают о системе не понаслышке. В чем преимущества таких защитников?

— Они лежат на поверхности: получить опыт и знания, работая в уголовной системе, можно гораздо быстрее — государство всегда обеспечивает следователей, прокуроров и судей работой, пожаловаться на ее недостаток они не могут.

Но я ни в коем случае не хочу сказать, что адвокаты, не имеющие опыта работы на государство, например, менее компетентны. Или что мы принципиально принимаем в бюро только выходцев из правоохранительной системы. Это не так.

Просто сейчас, к моему глубокому сожалению как гражданина, но к большой радости как управляющего партнера адвокатского бюро, правоохранительная система исторгает из себя порядочных людей, которые имеют свое мнение и могут его отстаивать. А мы таких людей с удовольствием к себе принимаем.

— АБ «ЗКС» специализируется на юридической помощи в рамках уголовных дел. Ни для кого не секрет, что количество оправдательных приговоров в стране стремится к нулю. Поэтому, когда вы и ваши адвокаты приступают к защите, в чем вы видите главную цель? Какой результат сейчас считается удовлетворительным?

— Работа уголовного адвоката сходна с работой врача, это известная аксиома. Врач тоже далеко не всегда может излечить человека полностью, хоть и должен к этому стремиться. И если в нашем случае «болезнь» в принципе неизлечима, задача адвоката заключается как раз в том, чтобы минимизировать ее последствия.
Поэтому задачи, которые мы ставим перед собой, зависят от конкретной ситуации, от позиции доверителя, от обстоятельств расследования, от допущенных или не допущенных нашими процессуальными оппонентами ошибок.

Иногда мы вместе с доверителем решаем «бороться до последнего патрона». Но такая борьба, к сожалению, часто бывает безрезультатной. Поэтому в каких-то делах мы, наоборот, ищем компромиссные варианты – например, добиться прекращения дела пусть и по нереабилитирующим основаниям.

— Ваши адвокаты часто участвуют в громких делах. Расскажите, насколько отличается построение защиты по таким публичным делам, когда и к клиенту, и к самому защитнику приковано все внимание СМИ и общества? Должен ли адвокат быть актером или борцом?

— Безусловно, тут есть определенные сложности. Повышенное внимание общества, активное освещение обстоятельств дела, в том числе юридической позиции адвоката – все это вынуждает еще более внимательно выверять каждые шаг и слово. Потому что при современных технологиях уже через несколько часов любое слово может появиться на страницах СМИ и сказаться на доверителе.
Что касается вопроса об актере или борце, то адвокат не может быть только одним из них. Секрет успеха, если так можно сказать, в сочетании разных функций и применении самых разных приемов. Адвокат должен быть и актером, и борцом, и мыслителем, и оратором, и аналитиком, и писателем, а иногда, если это будет нужно его доверителю, и глухонемым.

— Вообще СМИ – репортажи из залов судов и интервью – это на ваш взгляд, чаще помогает делу и адвокатам или скорее мешает?

— Универсального ответа на этот вопрос нет. Все зависит от конкретного дела. Давая интервью, освещая обстоятельства дела в СМИ, адвокат должен думать не о повышении своей собственной узнаваемости, а об интересах доверителя. Если доверителю нужно громогласное освещение процесса, адвокату необходимо этим заниматься. Но иногда ситуация требует молчания и забвения, и в таком случае адвокат должен быть нем, как рыба, и сосредотачивать свои усилия исключительно на юридической работе.

— Говоря о команде АБ «ЗКС», можно ли выделить принципы — девизы, которые подошли бы всем адвокатам, такую корпоративную философию? Посещает ли бюро курсы повышения квалификации для адвокатов или тренинги?

— Не знаю, насколько это можно назвать девизом, но в нашей деятельности мы с партнерами стремимся к таким естественным качествам, как профессионализм, порядочность, ответственность, сочувствие каждому нашему доверителю, высокий уровень клиентского сервиса. Насколько мы в этом преуспели, конечно, судить доверителям.
Мы действительно регулярно проводим различные внутренние обучающие мероприятия. Учиться мы любим. Особенно любим учиться у наших умудренных сединами мэтров адвокатуры, и они, кстати, охотно делятся с нами опытом.

— Известно, что адвокатские гонорары в принципе очень высоки. Чем это обосновывается? Ведь нередко клиенты, заключая соглашения с адвокатами, требуют от защитников гарантии положительного исхода дела.

— Адвокат по уголовным делам, идет ли речь об экономических или иных преступлениях, тяжелая профессия. Она связана с бесчисленными рисками, противостоянием с государственной машиной, колоссальными стрессами, 24-часовой вовлеченностью в дело.
Никаких гарантий, особенно обещаний определенного результата, ни один порядочный адвокат не дает и давать не может. Потому что не в его компетенции находится принятие процессуального решения по уголовному делу.

Но зато можно говорить о гарантиях ответственной и честной работы, направленной на результат, или о гарантиях адвокатской тайны и полной конфиденциальности. Вот такие гарантии мы даем. Но конкретный результат обещать не можем, и это сразу объясняем потенциальному доверителю.

— Сейчас в обществе сложился стереотип, что адвокат – это такой человек- «решальщик» с чемоданом. С чем это связано и как бороться с этим стереотипом?

— Это связано, к сожалению, с существующим в нашей системе уголовного преследования обвинительным или, как говорит мой партнер Андрей Гривцов, согласительным с обвинением уклоном.
Люди изначально настраивают себя на то, что система не играет по честным правилам, и пытаются искать пути решения проблем с черными схемами. Конечно же, находятся и так называемые «решальщики», которые предлагают этим людям свои услуги. Бороться с этой практикой можно лишь повышением уровня оказываемых юридических услуг, ответственностью и порядочностью юристов, работающих на рынке, и пропагандой честных методов защиты. Именно этим мы и занимаемся. Мы принципиально объявляем каждому доверителю, что не участвуем в так называемом «решении вопросов». И когда число адвокатов, играющих по правилам, вырастет, это позволит рынку уголовно-правовой помощи совершить качественный рывок, а честным профессионалам зарабатывать больше. Я оптимист и уверен, что такое время рано или поздно настанет.

Смотрите еще:  Недвижимость под материнский капитал томск

— Расскажите, год назад бюро покинули два партнера — Александр Забейда и Дарья Константинова. С чем это было связано? Сказались ли эти изменения на работе бюро? Как к этой новости отнеслись клиенты «ЗКС»?

— Это было связано с разными взглядами на развитие бюро. Но мы по-прежнему остаемся с Александром и Дарьей хорошими друзьями, поддерживаем теплые отношения и радуемся их успехам.
Безусловно, их уход отразился на работе бюро, поскольку любая юридическая фирма обладает теми качествами, которыми обладают ее лидеры. С Александром и Дарьей мы были немного другими. Я не имею в виду хуже или лучше, а просто чуть другими. Но потеря сильных партнеров позволила бюро измениться, приобрести или нарастить лидерские качества другим партнерам. И как результат, на мой взгляд, мы сплотились и стали сильнее именно как бюро. Уверен, что Александр с Дарьей могут сказать о своей юридической фирме то же самое, и еще раз хочу отметить, что радуюсь каждой их новой победе.

Что касается доверителей, то ключевым вопросом для нас было именно то, чтобы они не ощутили на себе данный «развод» и их интересы не пострадали. Мне кажется, это получилось. Во всяком случае, ни одного негативного отклика по поводу происшедшего от наших доверителей я не слышал.

— Время от времени в интернете появляется негативная информация об адвокатах, в том числе и о бюро «ЗКС» – как вы можете это объяснить? Происки врагов или попытки скомпрометировать вас со стороны следственных органов?

— Работа уголовного адвоката часто связана с участием в острых конфликтах и противостояниях как с государством, так и с процессуальными оппонентами. Поэтому публичный негатив в какой-то момент становится привычен, и ты перестаешь обращать на него внимание. Мы давно в профессии, и потому неоднократно сталкивались с подобными некрасивыми проявлениями внепроцессуальной борьбы со стороны противников наших доверителей. Но думаю, что на репутации бюро это не отразилось.
Юридический мир невелик, и все, в том числе потенциальные доверители, не понаслышке знают, что с профессиональной и человеческой стороны представляет собой конкретный юрист или юридическая фирма. Надеюсь, что наше бюро воспринимается именно с точки зрения соответствия тем высоким стандартам, о которых я говорил выше, и никакие неправдивые публикации на эту оценку не повлияют.

— И такой вопрос – какой у вас план развития бюро на будущее?

— Мы с партнерами планируем и дальше развивать наше бюро как «бутиковую» юридическую фирму со специализацией на уголовных делах в сфере экономических и должностных преступлений. А жизнь, в лице наших доверителей, ставит перед нами все более сложные задачи, потому мы никогда не прекращаем развиваться.
Уверен, что с такими по-хорошему амбициозными партнерами, которые меня окружают, это развитие не должно остановиться никогда.

Юрист крупной международной фирмы — о том, стоит ли 6-значная зарплата работы по 14 часов в сутки

Выпускающий редактор Rusbase

Авторы Телеграм-канала о карьере в международных корпорациях YourCareer берут откровенные интервью у своих знакомых из различных профессиональных сфер: от консалтинга и инвестбанкинга до венчурной индустрии и нефтяных компаний. Герой одного из выпусков — юрист из топовой международной фирмы, который на условиях анонимности рассказал, стоит ли шестизначная зарплата того, чтобы работать по 14 часов в сутки.

Больше рассказов — в рубрике «Карьеристы».

Итак, ты уже несколько лет делаешь карьеру в юридическом консалтинге. Большинство наших читателей представляют себе твой обычный рабочий день как серию «Форс-мажоров» (американский сериал Suits о юристах). Скажи, насколько это соответствует истине?

Отчасти соответствует, отчасти нет. Когда у нас параллельно идут несколько крупных проектов с жёсткими дедлайнами (то есть почти всегда), стажёры ночуют в офисе, юристы не вылезают со встреч и конференц-звонков, а партнёр может позвонить тебе в два часа ночи и попросить подготовить какой-нибудь документ до семи утра.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Правда, я не ношу костюмы за несколько тысяч долларов, часы у меня простые, и «Мустанга» тоже пока нет. Но клиенты и проекты очень крутые: мы работаем на правительства многих стран, крупнейшие банки России и мира и половину компаний из списка Fortune 500. Офис в самом центре Москвы. Частые командировки, дорогие отели, оплата такси, ужинов на работе и обедов с клиентами и так далее.

И во всех юрфирмах такой ритм работы?

Всё очень зависит от фирмы и практики (отдела/направления). Знаю людей, которые в будни уезжают из офиса до семи вечера и не работают на выходных. Но это, скорее, исключение и показатель того, что у этого конкретного человека или у всей команды не очень хорошие перспективы – чтобы побеждать на этом конкурентном рынке, нужно «биллить» очень много часов, всегда быть на связи и быть готовым работать из дома в выходные и даже из отпуска.

Расскажи про биллинг подробнее.

В договоре с клиентом может быть установлен так называемый fee cap – предельный размер вознаграждения за юридические услуги. Но всё равно все нормальные юрфирмы выставляют клиентам счета на основании почасовых ставок. У меня (достаточно молодого юриста) ставка больше 400 долларов в час, у партнёра – почти 1000, у стажёров – около 150. Каждый день ты записываешь в специальную систему данные о том, сколько часов работал по каждому из своих дел или проектов. Если биллишь мало – ты и твоя команда не выполняете ежегодные «таргеты» (с англ. target — «цель» — прим. ред.), и в фирме ты не задержишься. Похожая система, насколько я знаю, в консалтинговых компаниях типа McKinsey.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Насколько вообще схож юридический консалтинг со стратегическим консалтингом?

Принцип работы похожий: многочасовой рабочий день, примерно одинаковая зарплата (если сравнивать топовые фирмы), крутые клиенты, интересные проекты, высокоинтеллектуальный характер деятельности, пафос и престиж, высокая корпоративная культура. Просто консультанты из «Большой тройки» (McKinsey, Bain и BCG — прим. ред.) рассказывают клиенту о том, почему ему нужно реализовать конкретный проект, а мы уже объясняем, как это сделать с юридической точки зрения с минимальными рисками. Иногда в рамках одного и того же проекта эта работа ведётся параллельно.

А на инвестбанкинг твоя работа похожа?

У меня много знакомых из IB, и все они ещё более несчастны, чем я. В инвестбанкинге зарплаты ещё выше, чем в юридическом консалтинге (пожалуй, у банкиров самая высокооплачиваемая работа из всех яппи). Но и рабочий день такой, что люди умирают на работе (и это не метафора, а печальный факт). Да и работа более механическая и скучная – в юриспруденции при структурировании сложных сделок нужно много креатива, и это поинтереснее, чем просто клепать финансовые модели. Хотя я не стал бы своему ребёнку советовать идти ни в юридический консалтинг, ни в IB – это слишком бесчеловечная работа. Зачастую у тебя не остаётся ни времени, ни сил, ни фантазии тратить свою высокую зарплату. Гробишь здоровье и нервы и после тридцати уходишь на какую-нибудь должность поспокойнее, но молодость уже ушла.

Но ты всё-таки не увольняешься.

У меня есть определённые финансовые цели, которые я должен достичь в ближайшие годы. После этого можно будет уже уйти на покой и заниматься тем, что больше нравится, а не тем, что приносит больше денег. Но знаю людей, которые перегорают и увольняются: уходят работать юристами в госорганах или частных компаниях («инхаус»). Там платят меньше, зато есть стабильность и нормальный рабочий день.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Сколько ты сейчас получаешь?

Сейчас – около 40000 долларов в год до налогов (200-250 тыс. рублей в месяц — прим. ред). Я работаю в московском офисе американской фирмы – за рубежом получал бы больше. Партнёры получают в 7-10 раз больше, стажёры – в 3-4 раза меньше. В нескольких ещё более элитарных американских фирмах зарплата повыше, но там ещё сложнее работать, и туда уже давно почти не набирают юристов в условиях кризиса. В европейских фирмах (кроме топовых британских фирм, которые называют Magic Circle) зарплата немного меньше, чем в американских. А в российских юрфирмах (так называемых «рульфах» — аббревиатура от Russian Law Firm — прим. ред.) юристы обычно получают ещё меньше, хотя работают так же интенсивно. Особенно стажёры.

Бедные стажёры. При этом их ещё не всегда повышают до юристов, так?

Вот именно. Знаю много таких примеров. Люди вкалывали годами параллельно с учёбой на старших курсах или в магистратуре, и им обещали повышение после выпуска из вуза. А потом санкции, кризис, и повышение отложилось до лучших времён. Много судеб из-за этого было сломано, к сожалению. Рынок высококонкурентный: фирмы яростно соперничают друг с другом, кандидаты на повышение и на бонусы – между собой. Мне повезло, что я стал юристом (Associate) достаточно быстро.

Бонусы в нынешний кризис платят?

Всё зависит от фирмы и практики. Мне за прошлый год заплатили [бонус], но не очень большой – прибыль московского офиса оказалась чуть меньше, чем ожидалось. Но в более тучные годы мои коллеги получали на счёт приличные суммы, сопоставимые с зарплатой за несколько месяцев.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Смотрите еще:  П 41 федеральный закон

Какие бывают фирмы и практики? Куда стоит податься выпускнику юрфака?

Есть два вида юрфирм: «ильфы» (International Law Firms) и рульфы (Russian Law Firms). Во вторые обычно проще попасть, но и платят там меньше. При этом, если вы не из топового столичного или зарубежного вуза и не знаете английский в совершенстве, шансы попасть в «ильф» невелики: 90 процентов новых сотрудников приходят туда из МГУ, МГИМО, Московской юридической академии и Высшей школы экономики.

Все топовые фирмы сосредоточены в Москве, но у некоторых есть офисы в Питере. В зарубежные офисы можно попасть, только если у вас есть степень зарубежного вуза и квалификация по, например, английскому праву. Теоретически за рубеж могут отправить и эксперта по российскому праву, если нужно вести какой-то российский проект из-за рубежа, но это, скорее, исключения.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Практики бывают самые разные: от судебных и арбитражных разбирательств до банковского и земельного права. Можно зайти на сайты legal500.com и chambersandpartners.com и посмотреть там списки практик и даже рейтинг московских практик топовых юрфирм. Если вы амбициозны и талантливы, подавайтесь в те фирмы и практики, которые помечены как Tier 1 (первый уровень). Но попасть туда будет очень непросто. Отбор состоит как из письменных заданий (чаще всего очный тест и заочный кейс/эссе) и нескольких раундов собеседований с HR, юристами и партнёрами.

И последний вопрос: как нынешним студентам готовиться к отбору в юрфирмы и как получить конкурентное преимущество при отборе?

Есть несколько важных моментов. Во-первых, вы должны выделяться своим резюме. Если вы ещё учитесь в университете, обязательно постарайтесь попасть на зарубежную стажировку в Европу или США.

Не рекомендую ехать в зарубежную магистратуру: лучше устроиться стажёром в какой-нибудь «ильф» и работать параллельно с учёбой в магистратуре московского вуза. Когда ваш однокурсник, который выбрал зарубежную магистратуру, вернётся в Россию, вас уже, возможно, сделают младшим юристом, а ему придётся начинать всё с нуля без опыта работы. И если ехать, то лучше на топовую британскую или американскую LLM-программу. Аспирантура тем более не нужна, даже не думайте о ней.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Участвуйте в различных конференциях, моделях судов (moot courts). Выберите сферу, про которую вам интересно читать, и узнайте о ней как можно больше. Учите английский, и особенно – юридический английский. Уверенно ориентируйтесь в положениях ГК РФ и других законов из той отрасли, которой вы хотите заниматься. Пишите курсовые и диплом в этой сфере.

Срочно нарабатывайте реальный опыт. Начните стажироваться как можно раньше. На первых двух курсах вас не возьмут в «ильф», но попробуйте попасть в любой «рульф» или хотя бы поработать помощником юриста. Можно бесплатно – неважно. Любой опыт выгодно вас выделит.

Не забывайте про социальную активность: сделайте какой-нибудь классный проект в рамках студенческого союза, участвуйте во всевозможных тусовках, заведите как можно больше товарищеских связей с однокурсниками и старшекурсниками, чтобы узнавать от них новости рынка. Ходите на дни карьеры в вашем вузе и слушайте выступления приглашённых представителей юрфирм: они сами всегда рассказывают, кого хотят у себя увидеть и в какие практики открыт набор.

Кадр из сериала «Форс-мажоры», HBO

Отшлифуйте резюме, сделав акцент на достижениях и конкурентных преимуществах. Мотивационное письмо юрфирмы обычно не требуют, но лучше научитесь писать и их тоже.

Подавайте резюме в десятки юрфирм и не надейтесь, что с первого раза попадёте туда, куда хотите.

Совершенствуйте свои soft skills, чтобы произвести хорошее впечатление на собеседовании. Регулярно читайте мастриды про прохождение собеседований. Наденьте на интервью лучший костюм или блузку. И не забудьте про галстук.

Но вообще лучше даже не начинайте. Выберите жизнь.

От юристов и про юристов: первоапрельские анекдоты

«Почему всегда существуют проблемы с шутками у юристов? Юрист не думает, что они странные, а другие не понимают, что это шутки». Так звучит один из самых популярных юридических анекдотов. К 1 апреля ведущие российские юристы делятся своими любимыми профессиональными шутками с читателями «Право.ru».

Вадим Клювгант, адвокат:

Анекдот грустный, но жизненный. На вопрос «Как дела?» адвокат отвечает коллеге: «Как в апелляции – без изменения и без удовлетворения».

Анатолий Кучерена, адвокат

Выслушав речь адвоката, судья несколько смущенно произносит:
– Если я правильно Вас понял, мне остается только причислить подсудимого к лику святых.

Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев Групп»

Анекдот на тему потребительского экстремизма:
Мужчина сдает елочную гирлянду, купленную вчера.
Продавец: – Она не включается?
Мужчина: – Включается.
– Может, она не мигает?
– Мигает.
– А почему сдаете?
– Не радует.

Андрей Яковлев, управляющий партнёр ЮГ «Яковлев и Партнеры»

Перед заседанием к судье заходит помощник.
И интересуется: «Одна сторона принесла 150 000 долларов, а другая – 100 000. Что делать будем?»
Судья: «Верни лишний полтинник, будем судить по справедливости».

Андрей Юков, управляющий партнер КА «Юков и партнёры»

Молодой адвокат прибегает к своему отцу – старому адвокату и радостно говорит:
– Отец! Я выиграл дело, которое ты вел 20 лет!
Отец ему отвечает:
– Дурак ты, сынок! Благодаря этому делу я вас 20 лет кормил.

Оксана Балаян, управляющий партнер Hogan Lovells в России:

«У юристов теперь все, как в автосервисе:
почасовая ставка увеличивается на 50%, если клиент смотрит, как мы работаем,
на 100%, если смотрит и комментирует,
и на 150%, если смотрит, комментирует и помогает».

Руслан Коблев, управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры»

Эта старая английская шутка:
«Спорить с адвокатом – это все равно что поливать свинью грязью.
Через некоторое время начинаешь понимать, что свинье это в самом деле доставляет удовольствие».

Андрей Корельский, управляющий партнёр КИАП:

В университете на юридическом факультете профессор спрашивает студента:
– Если вы хотите угостить кого-то апельсином, как вы это сделаете?
– Я скажу: «Пожалуйста, угощайтесь!» – ответил студент.
– Нет-нет! – закричал профессор. – Думайте как юрист!
– Хорошо, – ответил студент. – Я скажу: «Настоящим я передаю вам все принадлежащие мне права, требования, преимущества и другие интересы на собственность, именуемую апельсином, совместно со всей его кожурой, мякотью, соком и семечками, с правом выжимать, разрезать, замораживать и иначе употреблять, используя для этого любого рода приспособления, как существующие в настоящее время, так и изобретенные позднее, или без использования упомянутых приспособлений, а также передавать ранее именованную собственность третьим лицам с кожурой, мякотью, соком и семечками или без оных. «

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры»:

Два юриста зашли в дорогой ресторан, сели, открыли портфели, каждый достал бутерброд и принялся за него. Подходит официант:
– Господа, у нас не принято есть свои бутерброды.
Юристы посмотрели на официанта, друг на друга, обменялись бутербродами и продолжили есть.

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»:

– Если с крыши небоскреба спрыгнут адвокат по уголовным делам и адвокат по гражданским,
то кто из них разобьётся быстрее?
– Какая разница?

Наталья Шатихина, управляющий партнёр CLC

– Все ли пассажиры на своих местах и пристегнули ремни? – спросил у стюардессы
командир самолета перед аварийной посадкой.
– Все, кроме одного юриста, он и сейчас раздает свои визитки!

Александр Боломатов, партнёр «ЮСТ»

Советское время. Неизвестный гражданин разбрасывает на Красной площади чистые листки бумаги. Его ловят и ведут в ГКБ.
– Ты что, сволочь, делаешь?!
– Как что? Листовки разбрасываю.
– Какие же это листовки? Ведь на них ничего не написано.
– А чего писать?! И так все ясно!

Денис Качкин, управляющий партнёр «Качкин и партнёры»

На пешеходном переходе автомобиль сбил пешехода.
Выскакивает водитель, наклоняется к потерпевшему и говорит:
– Вам повезло, я врач. Тот поднимает голову и отвечает:
– А вам нет, я адвокат!

Умер один блестящий адвокат и попал в ад. Естественно он недоволен этим обстоятельством и спрашивает охранника:
– Почему же я попал в ад? Я всю жизнь помогал людям, работал, не нарушал заповедей.
Охранник: – Понимаете, все это так, но ваша профессия адвоката не позволила нам определить вас в рай.
Адвокат продолжает возмущаться: – Но как же, вон мой коллега, другой адвокат, преспокойно наслаждается жизнью в раю.
Охранник посмотрел на него и говорит: – Да какой он адвокат, так, одно название.

Владимир Ефремов, автор блога CaseLaw.today

– Я знаю, что вы очень дорогостоящий юрист! Но, может быть, вы согласитесь ответить на два моих вопроса за $500?
– Конечно! О чем будет ваш второй вопрос?

И напоследок анекдот от Бориса Болтянского, главного редактора «Право.ru»

Британские ученые решили проводить научные опыты вместо мышей на юристах.
Во-первых, юристов больше.
Во-вторых, мышей жалко.
И в-третьих, есть вещи, которые мыши отказываются делать!

Похожие статьи:

  • Как оформить кадастровый паспорт дома Кадастровый паспорт на дом, как выглядит и как его заказать Кадастровый паспорт на дом – это официальный документ, выдаваемый государственной кадастровой палатой, который подтверждает […]
  • Пособие по присмотру за детьми Компенсации за детсад — экономия семейного бюджета В наше время быть продвинутым родителем просто. Тем не менее, читая различные форумы для пап и мам, понимаешь, что пробелов в их знаниях […]
  • Сколько стоит штраф за утерю прав Штраф за утерю водительского удостоверения в 2019 году Никто из нас не застрахован от ситуации, когда водительское удостоверение внезапно теряется. Причем чаще всего пропажа обнаруживается […]
  • Субсидия за коммунальные услуги 2019 Как можно бесплатно получить квартиру от государства в 2019 году Российские граждане, доход которых ниже прожиточного минимума в конкретном регионе, наделены конституционным правом […]
  • Как рассчитать отпускное пособие Как самому рассчитать отпускные в 2018 году в различных ситуациях Каждый, кто работает, прекрасно знает о всех прелестях отпуска. Период отдыха довольно важный этап в году, который каждый […]
  • Расписка работника при увольнении образец Что такое расписка в получении трудовой книжки на руки при увольнении? Образец документа Трудовая книжка является главным подтверждением стажа работы сотрудника и наличия опыта в […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.