Ходатайство об изменении процессуального статуса

Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве

Юдин А., доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права ГОУ ВПО «Самарский государственный университет», кандидат юридических наук.

Представленная статья посвящена рассмотрению проблем, возникающих в гражданском процессе в ситуации, когда лица, участвующее в деле, по тем или иным причинам изменяют свой процессуальный статус или лишаются его. Зачастую изменение или лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, представляет собой вполне «традиционные» ситуации (например, замена ненадлежащего ответчика). Однако на практике встречаются не урегулированные законом ситуации, вызывающие существенные сложности в правоприменении. В статье автор обращается к анализу таких случаев, как перевод соистца в разряд третьих лиц, и наоборот; исключение соответчика из числа лиц, участвующих в деле, или приобретение им статуса третьего лица без самостоятельных требований; привлечение третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика в качестве соответчика; исключение из числа лиц, участвующих в деле, третьего лица, ошибочно привлеченного судом, и т.п. Автор оценивает допустимость тех или иных вариантов изменения или лишения процессуального статуса участвующих в деле лиц. Негативную оценку в статье получают такие совершаемые отдельными судьями процессуальные действия, как «исключение» или «освобождение» ответчиков от участия в деле и т.п. Автор статьи приходит к выводу, что ГПК РФ моделирует возникновение процессуального статуса у лиц, участвующих в деле, как правило, с самого начала процесса, но не в результате изменения процессуального положения лиц, уже обладающих неким процессуальным статусом, что порождает известные сложности.

Субъекты гражданского процессуального права приобретают тот или иной процессуальный статус в зависимости от выполняемой ими в процессе функции. Так, например, очевидно, что свидетель призван сообщить суду известные ему обстоятельства дела; эксперт обязывается к производству порученной ему судом экспертизы и т.д. Если детализировать выделенный нами функциональный критерий применительно к процессуальному положению лиц, участвующих в деле, то можно прийти к выводу, что их процессуальное положение предопределяется отношением к заявленному исковому требованию. Ответчик обязывается к «ответу» по предъявленному иску; третье лицо с самостоятельными требованиями на предмет спора стремится к опровержению исковых требований истца за счет утверждения самостоятельных требований; третьи лица без самостоятельных требований «поддерживают» в суде ту или иную сторону и т.д. Таким образом, «расстановка процессуальных фигур» целиком зависит от первоначального искового требования. Впоследствии в связи с реализацией распорядительных прав сторонами процесса возможно прекращение процессуального статуса отдельных лиц, участвующих в деле. Например, отказ истца от иска по отношению к одному из соответчиков может привести к прекращению производства по делу в части требований к такому лицу. Прекращение процессуального статуса возможно и в связи с другими обстоятельствами. Например, при санкционированной истцом замене ненадлежащего ответчика статус последнего прекращается, и он выбывает из процесса; при замене истца правопреемником последний не дает согласия на вступление в дело и не поддерживает требование правопредшественника, в этом случае производство по делу прекращается.

Все перечисленные варианты «выбытия» участников процесса представляют собой «традиционные» способы прекращения процессуального статуса лиц. Однако на практике встречаются не урегулированные законом ситуации, когда возникает необходимость изменения или прекращения процессуального статуса участника дела. К отдельным проблемам изменения или прекращения процессуального статуса лиц, участвующих в деле, впервые обратился И.А. Приходько, озаглавив соответствующий раздел своей монографии как «Спорные вопросы судебной практики, связанные с изменением процессуального положения лица, участвующего в деле, и устранением его из процесса». На основе ряда примеров из судебно-арбитражной практики ученый пришел к выводу, что такие примеры «сигнализируют» о наличии ситуаций, «которые не подпадают ни под замену ненадлежащей стороны, ни под процессуальное правопреемство» .

Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та; Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 359, 366 — 367.

Действительно, ситуации изменения или прекращения процессуального статуса лиц, участвующих в деле, более многообразны. К числу «нетрадиционных» способов модификации процессуального статуса лиц, участвующих в деле, можно отнести следующие:

  1. Соистец по тем или иным причинам не поддерживает заявленное требование, однако решение по делу может отразиться на его правах и обязанностях по отношению к другим соистцам, в связи с чем он становится третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора на стороне истца. Как известно, иск может быть предъявлен совместно несколькими лицами — соистцами (ст. 40 ГПК РФ). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» допустил возможность привлечения к участию в деле соистцов в случае, когда они дали согласие на вступление в дело (абз. 2 п. 23 Постановления). При этом не исключено, что вступивший в дело соистец откажется поддерживать заявленные требования, тем не менее сохранит заинтересованность в отношении исхода процесса. В этом случае возникает вопрос о том, каким образом он может приобрести статус третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца. Может ли он «выйти» из состава соистцов, не отказываясь от исковых требований?

Российская газета. 2008. 2 июля. С. 19.

Полагаем, что изменение процессуального статуса соистца возможно только путем совершения последним распорядительного действия в виде отказа от исковых требований. Иное означало бы неопределенность «судьбы» заявленного им искового требования. Изменение соистцом своего процессуального статуса не лишало бы его права повторно «переквалифицироваться» в соистца и повторно заявить исковое требование, так и оставшееся неразрешенным. После отказа от иска и частичного прекращения производства по делу в этой части бывший соистец привлекается к участию в деле как третье лицо без самостоятельных требований на стороне истца.

  1. Соответчик, по отношению к которому истец (соистцы) по тем или иным причинам не поддерживает заявленное требование, однако в связи с тем, что решение по делу может отразиться на его правах и обязанностях по отношению к другим соответчикам, становится третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика. Такая ситуация достаточно часто возникает в случае, когда истец ошибочно определил статус заинтересованного в исходе дела лица в качестве соответчика, и в ходе рассмотрения дела выясняется, что такое лицо не должно непосредственно отвечать по иску, тем не менее решение по делу может отразиться на его правах. «Переход» соответчика в разряд третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика законом прямо не установлен, поскольку ГПК РФ моделирует возникновение процессуального статуса у лиц, участвующих в деле, как правило, с самого начала процесса, но не в результате изменения их процессуального положения.

Зачастую «перевод» соответчика в разряд третьего лица рассматриваемого вида происходит на основании определения суда, которое мотивируется тем, что истец не поддерживает исковые требования по отношению к одному из соответчиков и просит привлечь его как третье лицо без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика. Бесспорно, такое решение с точки зрения практического удобства и оперативности процесса вполне оправданно, однако с точки зрения соответствия данной процедуры требованиям ГПК РФ его вряд ли можно признать убедительным. Помимо того что закон не предусматривает возможности совершения подобных действий, можно привести и следующее возражение: в результате изменения процессуального статуса соответчика становится неясным, сохраняет ли истец возможность повторного предъявления исковых требований к такому соответчику в этом же или в ином процессе; будет ли означать повторное обращение истца с иском к переведенному в разряд третьего лица ответчику, заявление тождественных требований и др. В целом изменение процессуального статуса лица описанным способом создает неопределенность процессуального положения субъектов.

Полагаем, что единственным легальным путем «перевода» лица из соответчиков в третьи лица без самостоятельных требований является отказ истца от иска по отношению к соответчику, влекущий частичное прекращение производства по делу в части заявленных требований, и привлечение «бывшего» соответчика в качестве третьего лица рассматриваемого вида. Поскольку закон не содержит ограничений в отношении приобретения «выбывшими» из процесса лицами нового процессуального статуса, то такой алгоритм действий следует признать единственно верным.

Соответственно если истец не желает «отпускать» соответчика из процесса и настаивает на сохранении последним статуса ответчика, то «выбыть» из процесса по инициативе суда, а тем более по своей инициативе ответчик не может.

  1. Исключение соответчика из числа лиц, участвующих в деле в связи с тем, что истец не поддерживает к нему свои исковые требования. В практике получила распространение такая форма лишения соответчика процессуального статуса, как исключение его из состава соответчиков, причем такое исключение производится как по инициативе суда, так и по инициативе истца. Иногда аналогичные процессуальные действия оформляются как «освобождение» ответчика от участия в деле.

В системе судов общей юрисдикции такие действия, как правило, расцениваются в качестве нарушения закона. Подобная позиция приведена, в частности, в постановлениях судов Самарской области по ряду гражданских дел: «для замены ответчика требуется безусловное согласие истца»; «суд, обсуждая ходатайство о замене ответчика, не получил на это безусловное согласие истца»; «истец не заявлял ходатайства о замене ненадлежащего ответчика надлежащим, свое согласие на замену не давал, просил привлечь Б. только в качестве соответчика»; «законом не предусмотрена возможность освобождения ответчика от участия в деле»; «определение об освобождении ответчика ООО «Р» от участия в деле не основано на законе и не может быть признано правильным» .

Судебная практика. N 1(16). Самара, 2005. Апрель. С. 31, 35, 37.

В системе арбитражных судов исключение соответчиков встречается достаточно часто. Так, например, в описательной части Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 августа 2002 г. N 12305/01 указывается на то, что по делу по иску ООО «Жилпромстрой» к ЗАО «Инженерно-строительная фирма «Промстройиндустрия» и ЖСК «Юбилейный-92» о взыскании стоимости подрядных работ в сумме 2167734 рублей 67 копеек и процентов за пользование чужими денежными средствами в судебном заседании истец заявил ходатайство об исключении из числа ответчиков кооператива. Участники процесса согласились с этим ходатайством, и оно было удовлетворено судом .

Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. N 12.

В целом необходимо признать, что совершение подобных действий в обход института отказа истца от иска законом не предусмотрено. Если истец «ошибся», персонифицировав в качестве нарушителя своего права лицо, в действительности не являющееся таковым, то ничто не мешает ему потребовать замены ответчика либо отказаться от иска к ошибочно привлеченному в дело ответчику. Заявляя ходатайство об исключении (освобождении) ряда лиц из числа соответчиков, истец как бы резервирует за собой возможность повторного предъявления требования к таким лицам в этом же или другом процессе. Такая ситуация не может быть признана допустимой.

Отдельные авторы идут еще дальше и отказывают в праве на существование возможности суда прекратить производство по делу в связи с отказом истца от иска по отношению к части ответчиков. Так, по мнению И.А. Приходько, прекращение производства по делу в отношении лишь некоторых лиц, участвующих в деле, в частности в связи с отказом истца от иска к отдельным ответчикам или в связи с их ликвидацией, не может осуществляться в силу того, что суд, исключая отдельных лиц из процесса, тем не менее «вынужден подвергать оценке доводы и доказательства, представленные этим лицом, делать выводы о характере его правоотношений с другими лицами, участвующими в деле, давать им юридическую квалификацию». Кроме того, лицо, исключенное из процесса, лишается возможности пользоваться в полной мере всеми процессуальными правами, в т.ч. лишается возможности обжаловать финальный судебный акт. По мнению ученого, также остается неясным вопрос о преюдициальном значении обстоятельств, установленных в процессе, из которого лицо было исключено . Однако, несмотря на то что приводимые автором примеры весьма иллюстративны, по нашему мнению, прекращение производства по делу в отношении ряда ответчиков в связи с отказом истца от исковых требований следует признать допустимым. Права исключенного лица оказываются защищены надлежащим образом, поскольку определение о частичном прекращении производства по делу не обладает преюдициальной силой для других дел; отказ истца от искового требования к отдельному ответчику лишит его права инициировать повторный процесс по тождественному делу; кроме того, «исключенное» лицо может претендовать на обжалование судебного акта, позиционируя себя в качестве лица, чьи права затронуты вынесенным судебным постановлением.

Смотрите еще:  Земельный налог процентная ставка 2019 год

Приходько И.А. Указ. соч. С. 363 — 365.

Однако необходимо отметить, что институт исключения соответчиков содержит в себе определенные позитивные возможности, позволяющие использовать его (при условии соответствующих изменений законодательства) для противодействия манипулированию подсудностью дела. Так, в судебной практике нередко встречаются ситуации, когда истец для приобретения «нужной» территориальной подсудности включает в состав соответчиков лиц, которые заведомо не должны отвечать по предъявленному иску, но которые проживают или находятся на территории юрисдикции «нужного» суда. Если бы в таких случаях суд наделялся правом исключения соответчиков из числа лиц, участвующих в деле, то это вело бы к передаче дела по подсудности и одновременно не лишало бы истца права предъявить исковые требования к исключенным соответчикам в общем порядке.

  1. Третье лицо без самостоятельных требований на предмет спора на стороне истца или ответчика, в связи с ошибочным привлечением к участию в деле либо в связи с утратой интереса к исходу дела, исключается из состава лиц, участвующих в деле. Третьи лица могут вступить в дело на стороне истца или ответчика, а также могут быть привлечены к участию в деле по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда (ч. 1 ст. 43 ГПК). Не исключена ситуация, когда третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика может утратить интерес в участии в процессе, поскольку решение суда уже никак не повлияет на его права и обязанности. Может ли в этом случае суд, удостоверившийся в том, что решение суда никоим образом не может повлиять на права и обязанности третьего лица, исключить его из числа лиц, участвующих в деле («освободить» от участия в процессе)?

В.М. Шерстюк, обсуждая возможность арбитражного суда заменить или освободить организацию или гражданина от участия в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, если суд придет к выводу, что это лицо было ошибочно привлечено к участию в деле, пришел к выводу, что при установлении факта ошибочного привлечения или допуска третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, к участию в деле, суд вправе вынести определение об освобождении их от участия в деле . И.В. Решетникова, напротив, исходит из того, что АПК РФ «не знает такого института, как освобождение от участия в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора»; если судья придет к выводу об ошибочном привлечении к делу третьего лица, то он должен сделать вывод об этом в мотивировочной части судебного акта» . В гражданском процессе судебная практика исходит из допустимости такого исключения (освобождения) лиц. Так, например, третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика — администрация Промышленного района г.о. Самары по делу по иску Л. к Х. о признании права пользования жилым помещением, рассмотренного Промышленным районным судом г.о. Самары, заявило ходатайство об исключении его из числа третьих лиц в связи с тем, что оно не является органом, уполномоченным на распоряжение жилищным фондом, соответственно, решение по делу никак не может отразиться на ее правах. Данное ходатайство судом было удовлетворено .

Шерстюк В.М. Арбитражный процесс (в вопросах и ответах): Комментарии, рекомендации, предложения по применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 3-е изд., испр. и доп. М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2004. С. 67.
Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ / Под ред. председателя Арбитражного суда Свердловской области, д.ю.н., проф. И.В. Решетниковой. М.: Норма, 2006. С. 83.
Архив Промышленного районного суда г.о. Самара.

Полагаем, что исключение третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора является допустимым несмотря на то, что закон прямо не предусматривает подобной процессуальной операции. Допустимость данного процессуального действия диктуется следующими соображениями:

  • исключение третьего лица подразумевает положение, когда в деле участвует лицо, привлеченное ошибочно, и не имеющее подлинной заинтересованности в исходе дела;
  • исключение третьего лица позволит оптимизировать процесс рассмотрения дела, избежать совершения «лишних» процессуальных действий (в виде извещения такого лица, разрешения исходящих от него ходатайств и др.);
  • исключение третьего лица позволит ему использовать самостоятельные, в т.ч. превентивные, способы защиты своих субъективных прав, при этом он будет «избавлен» от преюдиции решения, которое было бы постановлено с его участием.
  1. Третье лицо без самостоятельных требований на предмет спора на стороне истца заявляет исковое требование к ответчику и становится соистцом. В уже упоминавшемся выше Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященном подготовке дела к судебному разбирательству, был сделан вывод о допустимости вступления в дело соистцов, высказавших желание поддерживать первоначальные исковые требования истца (соистцов). В обязанность суду было вменено извещение таких лиц. Никаких ограничений в отношении статуса потенциальных соистцов ни закон, ни Пленум не содержат: соистец может быть как участником процесса, так и лицом, не имеющим на момент его вступления никакого процессуального статуса. В связи с этим возможность перехода третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца в разряд соистца следует признать допустимой.
  2. В ходе рассмотрения дела возникает необходимость привлечения в качестве соответчика третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора. Ученые-процессуалисты обращают внимание на то, что законом не предусмотрена возможность «преобразования» (И.В. Решетникова) или «перевода» (И.А. Приходько) третьего лица из разряда третьего лица без самостоятельных требований в соответчика . Судебно-арбитражная практика исходит из возможности подобного изменения статуса третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика. Так, государственное унитарное предприятие «Энгельсское автотранспортное предприятие» обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к государственному унитарному предприятию (дочернему) «Энгельсское пассажирское автотранспортное предприятие», главному управлению Федеральной регистрационной службы по Саратовской области, с привлечением в качестве третьих лиц Комитета по управлению имуществом Саратовской области, областного государственного учреждения «Управление автомобильного транспорта Саратовской области» о признании недействительной государственной регистрации права хозяйственного ведения на объекты недвижимости и обязании службы произвести перерегистрацию права хозяйственного ведения на объекты недвижимости. Определением от 13.09.2005 к участию в деле в качестве третьих лиц привлечены ООО «Энгельсский Сервис-Центр «Газ», ООО «Берег-2001», ООО «Кварц-Т». Впоследствии определением по делу от 2 декабря 2005 г. ООО «Энгельсский Сервис-Центр «Газ», ООО «Берег-2001», ООО «Кварц-Т» привлечены в качестве соответчиков с исключением из числа третьих лиц . И.В. Решетникова, применительно к арбитражному процессу, вполне допускает возможность привлечения третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика в качестве соответчика в ситуации обязательного процессуального соучастия .

Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Указ. соч. С. 83; Приходько И.А. Указ. соч. С. 366 — 367.
Документ доступен в информационно-справочной системе «КонсультантПлюс».
Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А. Указ. соч. С. 83 — 84.

Аналогичным образом в гражданском процессе в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК РФ в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе. Закон не содержит ограничений в отношении статуса привлекаемого в качестве соответчика лица; им, в частности, может быть лицо, первоначально привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика. Первоначально неточное определение процессуального статуса третьего лица может быть связано с ошибкой или с получением в ходе рассмотрения дела дополнительных сведений о характере материально-правовой связи истца и третьего лица на стороне ответчика. Полагаем, что при обнаружении ситуации обязательного процессуального соучастия третье лицо на стороне ответчика может быть привлечено к участию в деле в качестве соответчика, утратив, соответственно, свой прежний процессуальный статус.

Проведенный анализ затронул наиболее часто встречающиеся на практике случаи изменения или прекращения процессуального статуса, однако сходные вопросы, относящиеся к статусу отдельных субъектов процесса, еще остаются открытыми.

Исследование процессов изменения и прекращения процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве позволило сделать следующие выводы:

  • ГПК РФ моделирует возникновение процессуального статуса у лиц, участвующих в деле, как правило, с самого начала процесса, но не в результате изменения процессуального положения лиц, уже обладающих неким процессуальным статусом;
  • стороны процесса могут утратить процессуальный статус сторон только в результате совершения распорядительных действий (отказ от иска, заключение мирового соглашения) или в результате предусмотренных законом ситуаций (замена ненадлежащего ответчика);
  • переход сторон в статус третьих лиц на стороне истца или ответчика возможен только в результате совершения распорядительного действия (отказа от иска), но не в результате исключения или освобождения сторон судом от их процессуального статуса;
  • третье лицо на стороне истца или ответчика может быть исключено судом из состава лиц, участвующих в деле, в случае, если будет установлено, что решение по делу не повлияет на его права или обязанности;
  • третьи лица на стороне истца или ответчика могут приобрести статус соответственно соистца или соответчика в случае предъявления ими или к ним искового требования.

Ходатайство об изменении процессуального статуса

В гражданском процессе возможны случаи, когда лицо, участвующее в деле, изменяет или утрачивает свой процессуальный статус. Например, третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, станет третьим лицом, заявляющим таковые, если требования относительно предмета спора, отличные от требований сторон, будут им заявлены в процессе. Другим примером является часть 1 статьи 44 ГПК РФ, которая гласит, что сторона может выбыть из процесса, в числе прочего, при уступке требования, переводе долга и других случаях перемены лиц в обязательствах. Кроме того, лица, участвующие в деле, могут выбывать из процесса и в других случаях: истец в случае отказа от иска (ст. 39 ГПК РФ), ответчик в случае его замены как ненадлежащего (ст. 41 ГПК РФ) и т.д.

Смотрите еще:  Льготы по подоходному налогу на детей для физических лиц в 2019 году

Поскольку третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, являются лицами, участвующими в деле, то возникает вопрос о возможности изменения процессуального статуса с их участием, а также вопрос о возможности утраты третьим лицом своего статуса.

В отношении возможности изменения процессуального статуса с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, следует установить существование двух видов такого изменения:

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, становится иным лицом, участвующим в деле;

лицо, участвующее в деле и не являющееся третьим лицом, становится таковым.

Таким образом, следует установить случаи, при которых возможны изменение и утрата процессуального статуса с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Об их существовании говорится в науке гражданского процессуального права[1]. Отдельные случаи, при которых третье лицо меняет свой процессуальный статус или исключается из числа участников процесса, перечислены А.В. Юдиным в работе «Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве»:

соистец, не поддерживающий заявленное требование, может стать третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований;

соответчик, к которому истец (соистцы) не поддерживает заявленное требование, может стать третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований;

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, в связи с ошибочным привлечением к делу или в связи с утратой интереса к исходу дела, может быть исключено из состава лиц, участвующих в деле;

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, может

заявить исковые требования и стать соистцом;

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, может

привлекаться в качестве соответчика[2].

Перечисленные случаи, по нашему мнению, не учитывают все возможные случаи изменения процессуального статуса третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования. Следуя логике А.В. Юдина, если такие третьи лица могут становиться соистцами или соответчиками, то они при наличии правовых оснований способны становиться и иными лицами, участвующими в деле. Третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, при возникновении у него самостоятельных требований, может вступить в процесс не только в качестве истца и ответчика, но также и в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, или в порядке статьи 46 ГПК РФ. И, наоборот, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, или лицо, вступающее в процесс в порядке статьи 46 ГПК РФ, способно стать третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, если принимает решение отказаться от заявленных требований, но при этом сохраняет интерес к делу.

Применительно к нормам арбитражного процессуального права о возможности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, менять и утрачивать свой процессуальный статус говорит Д.В. Маклаев. По его мнению, следует предусмотреть в АПК РФ возможность выбытия третьего лица из процесса и возможность изменения его процессуального статуса[3]. Следует, однако, отметить, что Д.В. Маклаев не рассматривает в своем диссертационном исследовании ситуацию, при которой лицо, участвующее в деле и не являющееся третьим лицом, становится таковым.

Следовательно, для исследования механизма участия в гражданском процессе третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, требуется установить исчерпывающий перечень случаев, при которых происходит изменение и утрата процессуального статуса с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования. Иными словами, необходимо классифицировать такие случаи. Основанием для такой классификации, на наш взгляд, является способ изменения лицом своего процессуального статуса. Полагаем, что по указанному основанию можно выделить три таких случая:

Приобретение лицом, уже участвующим в деле, процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Указанный способ подразумевает под собой, что лицо, участвующее в деле, утрачивает своей процессуальный статус и одновременно пользуется своим правом стать третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований. Указанное право характеризуется А.В. Юдиным как принадлежащее соистцу и соответчику[4]. На наш взгляд, указанным правом также должны обладать третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, так как они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. Кроме того, по нашему мнению, указанное право следует предоставить лицам, участвующим в деле на основании статьи 46 ГПК РФ, поскольку они пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.

В качестве примера приобретения лицом, участвующим в деле, процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, следует привести Решение Кировского районного суда города Ростова-на-Дону от 06 июня 2011 года по делу № 2-2484/2011. В указанном Решении судом установлено следующее.

К.Н.Ю. обратилась с исковым заявлением к Муниципальному учреждению «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Кировского района города Ростова-на-Дону».

В рамках досудебной подготовки в качестве соистцов по делу привлечены К.В.Н. и несовершеннолетняя К.Т.В. (ее интересы представляла К.Н.Ю.).

Также в процессе подготовки дела к судебному разбирательству в качестве надлежащего ответчика была привлечена Администрация Кировского района города Ростова-на-Дону. Одновременно с этим Муниципальное учреждение «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Кировского района города Ростова-на-Дону» было исключено из числа ответчиков и привлечено в

качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования[5].

Суд по указанному делу закрепил за ответчиком, признанным ненадлежащим, статус третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Иными словами, лицо, участвующее в деле и не являющееся третьим лицом, стало таковым, утратив свой первоначальный процессуальный статус.

Рассмотрим на приведенном нами примере, какие условия должны соблюдаться для приобретения лицом, участвующим в деле, процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Переход лица, участвующего в деле, в число третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, должен происходить при одновременном исполнении следующих условий.

Во-первых, у лица, участвующего в деле, должно возникнуть основание для утраты своего процессуального статуса. Например, для соистца, третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора, а также для лица, участвующего в деле на основании статьи 46 ГПК РФ, таким основанием является отказ от заявленных исковых требований, для соответчика — признание его ненадлежащим ответчиком или отказ истца от предъявленных к нему исковых требований.

В рассматриваемом нами случае ответчик (Муниципальное учреждение «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Кировского района города Ростова-на-Дону») был признан судом ненадлежащим, в связи с чем заменен на другого. Следовательно, у ответчика возникло правовое основание для утраты своего процессуально-правового статуса.

Во-вторых, у лица, участвующего в деле, должны быть основания для приобретения статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

В приведенном нами примере суд усмотрел наличие оснований для участия в процессе Муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Кировского района города Ростова-на-Дону» в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

В-третьих, воля лица, участвующего в деле, направленная на приобретение процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, должна быть закреплена в его ходатайстве перед судом. Суд с учетом обстоятельств дела и характера связи лица со сторонами и предметом спора должен разрешить вопрос об изменении его процессуально-правового статуса на третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований. Суд при этом должен одновременно решить два вопроса: об утрате лицом своего предыдущего процессуального статуса (в результате отказа от иска, признания ответчика ненадлежащим и т.д.) и о привлечении его в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. В приведенном нами примере суд действовал именно так.

На основании изложенного считаем, что нормы ГПК РФ не препятствуют лицу, участвующему в деле, одновременно с утратой своего процессуальноправового статуса стать третьим лицом, не заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора. При этом у него должны быть основания для прекращения своего процессуального статуса и для приобретения процессуального статуса третьего лица.

Полагаем, что приобретение лицом, участвующим в деле, процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, должно происходить по тем же правилам, какие предложены в настоящем диссертационном исследования для приобретения процессуального статуса третьего лица таким лицом, которое до этого не было участником дела. А именно, если лицо одновременно с утратой иного процессуального статуса становится третьим лицом, то оно может стать таковым только по собственной инициативе.

Утрата третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, своего процессуального статуса с одновременным приобретением иного процессуального статуса (истец, ответчик, третье лицо, заявляющее

самостоятельные требования относительно предмета спора, лицо, участвующее в деле на основании статьи 46 ГПК РФ).

Такая возможность подтверждается в практике арбитражных судов. Показательным в данном случае является Постановление Федерального Арбитражного суда Уральского округа от 5 октября 2005 года по делу № Ф09- 3262/05-С4 по иску Открытого акционерного общества «Среднеуральский медеплавильный завод» к Унитарному муниципальному предприятию «Горэнерго», муниципальному образованию «Ревдинский район». В данном постановлении указано, что суд первой инстанции (Арбитражный суд Свердловской области) своим определением удовлетворил ходатайство истца об изменении процессуального статуса администрации муниципального образования «Ревдинский район» с третьего лица на ответчика в порядке, предусмотренном статьей 47 АПК РФ (замена ненадлежащего ответчика)[6].

Другим примером является Постановление Федерального Арбитражного суда Центрального округа от 15 января 2010 года по делу № А35-5557/08-С3, в котором указано, что Общество с ограниченной ответственностью «Мальвина» изначально было привлечено судом первой инстанции к участию в деле как третье лицо, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Впоследствии по ходатайству истца ООО «Мальвина» было привлечено в качестве второго ответчика по делу[7]. Является очевидным, что в данном случае приобретение статуса ответчика сопровождалось утратой статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

По нашему мнению, механизм утраты третьим лицом своего процессуального статуса с одновременным приобретением иного

процессуального статуса применим в судах общей юрисдикции. Суд в таком случае должен одновременно решить два вопроса: об утрате третьим лицом своего процессуального статуса (например, в результате предъявления к нему иска) и о вступлении такого лица в процесс в качестве истца (ответчика, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, лица, участвующего в деле на основании статьи 46 ГПК РФ).

В приведенных нами примерах суд закрепил своим определением предъявление исковых требований к новому ответчику. Утрата процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, является в таком случае вторичной относительно приобретения статуса ответчика. Она происходит лишь потому, что лицо не может одновременно совмещать процессуальные статусы стороны и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, поскольку в отношении первых судебное постановление устанавливает права и обязанности, а для вторых — нет.

Полагаем, что изменение процессуального статуса третьего лица на процессуальный статус иного лица, участвующего в деле, должно происходить при одновременном исполнении следующих условий.

Во-первых, у третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, должно возникнуть основание для приобретения иного процессуального статуса. Если сторона заявит к третьему лицу материально-правовые требования, то появятся основания для приобретения им процессуального статуса соответчика по делу. Если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, заявит материально-правовые требования к стороне (сторонам), то появятся основания для приобретения им процессуального статуса соистца или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. Если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, заявит таковые в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, то возникнет основание для его участия в процессуальном статусе, предусмотренном данной статьей.

Смотрите еще:  Как оформить отчет по книге

При этом важно отметить, что при соблюдении лицом, подающим исковое заявление, условий для его принятия судом, последний обязан его принять[8].

Во-вторых, приобретение третьим лицом нового процессуального статуса должно быть закреплено соответствующими процессуальными действиями (предъявление иска третьим лицом к стороне или стороной к третьему лицу).

Для изменения процессуального статуса третьего лица на процессуальный статус иного лица, участвующего в деле, не требуется возникновение оснований для утраты предыдущего процессуального статуса. Сторона обладает большим объемом процессуальных прав, чем третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований. Поэтому переход из числа третьих лиц в число сторон не ограничивает возможности по защите прав и законных интересов.

Важно отметить, что содержание интереса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, не влияет на возможность изменения им своего процессуального статуса, так как статус третьего лица утрачивается.

На основании изложенного изменение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, является допустимым и успешно применяемым на практике процессуально-правовым механизмом. Такое изменение не противоречит действующему законодательству, поскольку в ГПК РФ не содержится норм, прямо его запрещающих.

Утрата третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, своего процессуального статуса с прекращением участия в гражданском процессе. Указанная возможность является дискуссионной в науке процессуального права. Применительно к нормам АПК РФ, И.В. Решетникова не признает такой возможности[9]. В свою очередь, В.М. Шерстюк утверждает, что суд вправе вынести определение об освобождении третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, от участия в деле[10]. С ним соглашается

Нам представляется, что для третьего лица существует возможность утраты своего процессуального статуса. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, включаются в процесс, если судебное постановление может повлиять на их права или обязанности в отношении стороны. Следовательно, если в ходе рассмотрения дела третье лицо придет к выводу, что постановление по делу не может повлиять на его права и обязанности, то логичным является его желание выйти из процесса. Тем более что правовой механизм исключения третьих лиц из процесса успешно применяется в зарубежных странах. Статья 330 Гражданского процессуального кодекса Франции гласит, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, вступившее в дело, вправе в одностороннем порядке отказаться от участия в нем[11] [12].

Под утратой третьим лицом своего процессуального статуса, по нашему мнению, следует понимать прекращение его участия в деле (не только фактическое, но и формальное, то есть закрепленное определением суда). Лицо в таком случае прекращает быть субъектом гражданского процесса.

Если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, вправе прекращать свое участие в гражданском процессе, утрачивая свой

процессуальный статус, то возникает вопрос о механизме такого прекращения. По нашему мнению, право инициировать утрату процессуального статуса третьего лица должно принадлежать только ему самому. Поскольку приобретение процессуального статуса третьих лиц должно осуществляться исключительно по их собственной инициативе, то и его утрата должна происходить только по их собственной воле, закрепленной определением суда.

Изменение процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, как и его утрата, подразумевает, что такое лицо утрачивает свой первоначальный процессуальный статус. Поэтому необходимо определить, каким образом следует отграничивать случаи утраты третьим лицом

своего процессуального статуса от случаев его изменения.

На первый взгляд, если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, утрачивает свой статус и приобретает иной процессуальный статус, то такое лицо может рассматриваться как прекращающее свое участие в деле и сразу же вступающее (привлекаемое) в него снова, но уже в другом статусе. В таком случае речь должна идти не об изменении процессуального статуса, а о двух самостоятельных и последовательных процессуальных действиях: прекращении участия третьего лица в деле и его появлении в том же процессе в новой процессуальной роли. В пользу указанного подхода говорит то, что утрата третьим лицом своего процессуального статуса и его вступление (привлечение) в иной процессуальной роли могут оформляться отдельными процессуальными документами. Например, суд своим определением исключает третье лицо из числа участников процесса, а затем другим определением привлекает (допускает) такое лицо в процесс в новом статусе.

Возможны также ситуации, когда лицо не сразу меняет свой процессуальный статус, а прекращает участие в процессе, но по прошествии определенного времени вновь начинает участвовать в нем в ином процессуальном статусе. В таком случае утрата статуса третьего лица и вступление (привлечение) в дело в новом процессуальном статусе представляют собой два самостоятельных процессуальных действия.

Однако возможны случаи, когда третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, исключается из процесса в момент, когда привлекается (допускается) в процесс в качестве иного лица, участвующего в деле. Если третье лицо предъявляет иск к стороне, то оно автоматически становится стороной и не может больше рассматриваться как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований. В таком случае утрата одного процессуального статуса (третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований) и приобретение другого (соистец, соответчик, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, лицо, участвующее в деле в порядке статьи 46 ГПК РФ) происходят одновременно.

Исходя из вышесказанного, изменение третьим лицом своего процессуального статуса отличается от утраты статуса третьего лица с последующим приобретением иного процессуального статуса. Отличие заключается в моменте приобретения нового процессуального статуса. Если лицо приобретает его одновременно с утратой статуса третьего лица, то происходит изменение процессуального статуса. Если приобретение нового статуса происходит не одновременно с утратой статуса третьего лица, то сначала происходит утрата третьим лицом своего процессуально статуса.

Полагаем, что изменение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, а также прекращение участия третьих лиц в процессе должны происходить до принятия судом первой инстанции постановления, разрешающего дело по существу.

На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что существующее правовое регулирование участия третьих лиц в гражданском процессе не исключает возможность изменения их процессуального статуса. Третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования, способно становиться иным лицом, участвующим в деле (истцом, ответчиком, третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования, лицом, участвующим в порядке статьи 46 ГПК РФ). И, наоборот, лицо, участвующее в деле и не являющееся третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований (истец, ответчик, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, лицо, участвующее в порядке статьи 46 ГПК РФ), может стать таким третьим лицом. Также, по нашему мнению, допустимо исключение из процесса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, по его собственной инициативе.

Следовательно, изменение процессуально-правового статуса, связанное с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, а также утрата процессуального статуса третьего лица являются допустимыми. Они обусловлены переоценкой содержания его интереса к участию в деле, а также наличием или отсутствием самостоятельных требований относительно предмета спора.

На основании изложенного полагаем, что подходы, предложенные в настоящем диссертационном исследовании, могут быть использованы судами общей юрисдикции при решении следующих вопросов:

вопрос о приобретении процессуального статуса третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в гражданском процессе;

вопрос об изменении процессуального статуса, которое связано с участием в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований;

вопрос об исключении третьего лица, не заявляющего

самостоятельных требований, из гражданского процесса.

[1] См.: Фомина О.Ю. Преобразование процессуального положения лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2016. С. 11.

[2]См.: Юдин А.В. Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №1. С. 11-14.

[3]См.: Маклаев Д.В. Третьи лица в арбитражном процессе. Дис. . канд. юрид. наук. Ульяновск, 2010. С. 205-206.

[4]См.: Юдин А.В. Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 1. С. 11.

См.: Решение Кировского районного суда города Ростова-на-Дону от 06 июня 2011 г. по делу № 2-2484/2011. Документ опубликован не был. URL:

[6]См.: Постановление Федерального Арбитражного суда Уральского округа от 05 октября 2005г. по делу № Ф09-3262/05-С4. Документ опубликован не был. Доступ из справочнопоисковой системы «Гарант».

[7]См.: Постановление Федерального Арбитражного суда Центрального округа от 15 января 2010 г. по делу № А35-5557/08-С3. Документ опубликован не был. Доступ из справочнопоисковой системы «КонсультантПлюс».

[8] См.: Исаенкова О.В. Иск и его характерные черты. Автореф. дис, . канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 18.

[9]См.: Комментарий судебных ошибок в практике применения АПК РФ (Решетникова И.В., Семенова А.В., Царегородцева Е.А.) (под ред. И.В. Решетниковой). Москва: НОРМА, 2006.С. 83.

[10]См.: Шерстюк В.М. Арбитражный процесс (в вопросах и ответах): Комментарии, рекомендации, предложения по применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 3-е изд., испр., и доп. Москва: Городец, 2004. С. 67.

[11]См.: Юдин А.В. Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №1. С. 13.

[12]См.: Новый Гражданский процессуальный кодекс Франции. Киев: Истина, 2004. С. 95.

Похожие статьи:

Перспектива. 2019. Все права защищены.