Форма вины уголовный кодекс

Статья 24. Формы вины

Статья 24. Формы вины

См. комментарии к статье 24 УК РФ

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 25 июня 1998 г. N 92-ФЗ часть 2 статьи 24 изложена в новой редакции

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья 24 УК РФ. Формы вины

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарии к ст. 24 УК РФ

1. Комментируемая статья (вместе с другими нормами гл. 5 УК) образуют правовой механизм реализации принципа вины, провозглашенного в ст. 5 УК, в соответствии с которым уголовная ответственность за совершение общественно опасных деяний и за причинение вредных последствий возможна только при наличии вины, а объективное вменение не допускается.

2. Вина — это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его общественно опасным последствиям.

Элементами вины являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины: умысел и неосторожность, описанные в ст. ст. 25 и 26 УК, по отношению к которым вина является родовым понятием.

Признать лицо виновным — значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера совершенного преступления — это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем объективным обстоятельствам совершенного преступления.

3. Сознание и воля — элементы психической деятельности человека. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу; всякая интеллектуальная деятельность включает и волевые элементы, а волевая, в свою очередь, включает интеллектуальные элементы. Вместе с тем между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конституцией состава данного преступления.

Интеллектуальный элемент вины носит отражательно-познавательный характер. Он включает представление об объекте посягательства и осознание характера совершенного деяния, а также дополнительных объективных признаков (место, время, обстановка и т.п.), если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий.

Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности на достижение поставленной цели, а при неосторожных — в неосмотрительности, нерадивости, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению вредных последствий. Сущность волевого процесса в неосторожных преступлениях состоит в неосмотрительности, беспечности; в том, что лицо не напрягает своих психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет возможность сделать это.

4. Различия в содержании, интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежат в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы — на виды.

Форма вины — это установленное уголовным законом определенное соотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины: умысел и неосторожность. Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может. Формы вины наряду с мотивами преступления подлежат доказыванию по каждому уголовному делу (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса, либо может подразумеваться или устанавливаться путем толкования нормы.

Если характер действий явно указывает на то, что данное преступление совершается только с умыслом, то форма вины может и не указываться в диспозиции уголовно-правовой нормы. К таким преступлениям относятся, например, кража, разбой, изнасилование, клевета, терроризм, получение и дача взятки. Форма вины может быть не указана и в тех случаях, когда об умышленном характере преступления свидетельствует тот или иной способ законодательного описания деяния, т.е. используются специальные приемы законодательной техники. К таковым относятся, например, указание на заведомую незаконность действий (ст. 299 УК — привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности), на злостный характер действий или бездействия (ст. 157 УК — злостное уклонение от оплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей). Об умышленном характере преступления может свидетельствовать указание в диспозиции статьи Особенной части УК на специальный мотив или специальную цель деяния.

5. Юридическое значение формы вины многообразно.

Во-первых, форма вины служит границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в случаях, когда уголовная ответственность установлена законом только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, ст. 115 УК).

Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если в законе ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, дифференцирована в зависимости от формы вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст. 105 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК), причинения тяжкого вреда здоровью (ст. ст. 111 и 118 УК), уничтожения или повреждения имущества (ст. ст. 167 и 168 УК), уничтожение или повреждение лесных насаждений (ч. ч. 1 и 2 ст. 261 УК).

В-третьих, форма вины определяет степень общественной опасности преступления, наказуемого при любой форме вины (заражения венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией и т.д.).

В-четвертых, вид умысла или неосторожности, не влияя на квалификацию преступления, может служить важным критерием индивидуализации наказания. Преступление, по общему правилу, более опасно, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвенным, а преступное легкомыслие обычно опаснее небрежности.

В-пятых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступления.

В-шестых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно ст. 58 УК лица, осужденные к этому виду наказания за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают наказания в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные преступления, — в исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

6. Некоторые правовые последствия совершения преступления обусловлены исключительно умышленной формой вины (например, установление рецидива преступлений), другие различаются в зависимости от формы вины (например, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания либо замена назначенного наказания более мягким видом связаны с категориями преступлений, находящимися в зависимости от формы вины).

Смотрите еще:  Примеры речи адвоката в суде

7. В ч. 2 ст. 24 впервые закреплено положение о том, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь при условии, что это специально предусмотрено конкретной уголовно-правовой нормой Особенной части УК, т.е. когда в этой норме прямо указано на неосторожную форму вины. Например, нарушение ветеринарных правил является преступлением при условии, что оно повлекло по неосторожности распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия (ст. 249 УК).

Уголовный кодекс предусматривает ответственность за некоторые преступления, которые могут совершаться как с умышленной формой вины, так и по неосторожности (например, ст. 252 УК — загрязнение морской среды, ст. 283 УК — разглашение государственной тайны).

Понятие и формы вины

Среди признаков, характеризующих субъективную сторону преступления, центральное место принадлежит вине. Вина — субъективная предпосылка уголовной ответственности. Согласно ст. 5 УК лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Вина — понятие уголовно-правовое, в нем выражается психическое (интеллектуальное и волевое) отношение лица к совершаемому им общественно опасному действию (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям. Вина как социальное понятие характеризует отношение лица к сложившимся в обществе социальным правилам и обычаям, предъявляемым к нему требованиям. Отрицательное отношение лица к социальным требованиям, правилам и обычаям, проявившееся в совершении им преступления, и определяет социальную сущность вины.

При раскрытии содержания вины и ее социальной сущности наука уголовного права России опирается на материалистическое понимание сознания и поступка, свободы и ответственности. В соответствии с этим вина рассматривается как реально существующее явление объективной действительности. Отечественные криминалисты отвергают оценочное понимание вины, при котором она рассматривается как упрек, адресуемый лицу, совершившему преступление (Н.В. Лясс).

Хотя вина и другие признаки конкретного состава преступления подлежат оценке со стороны органов расследования и суда, однако от этого вина не становится оценочным понятием, а является фактом объективной действительности и познается ими наряду с другими обстоятельствами дела в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

Согласно ч. 1 ст. 24 УК виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Отграничение этих форм вины осуществляется по содержанию интеллектуальных моментов, нашедших свое проявление в совершенном общественно опасном деянии.

В статьях Особенной части УК не всегда содержатся прямые указания на форму вины того или иного преступления. В таких случаях определение формы вины производится на основе характера преступного деяния, способа его совершения, других субъективных признаков (мотива, цели). Так, в ст. 129 УК клевета характеризуется как распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, при этом в этой норме не указывается на форму вины. Однако наличие в диспозиции статьи указания на заведомо ложный характер измышлений дает основание считать, что клевета — умышленное преступление.

Для признания лица виновным недостаточно установить, что это лицо совершило инкриминируемое ему деяние. Осуждение без установления вины будет объективным вменением, т. е. привлечением к уголовной ответственности лишь на основании установления факта связи между деянием и данным лицом. В действительности может оказаться, что вины лица в совершении деяния и наступивших последствиях нет (например, лицо могут привлечь к уголовной ответственности за изнасилование по оговору «потерпевшей», хотя фактически половой акт был совершен по обоюдному согласию, т. е. имеются все объективные признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 131 УК, при отсутствии вины лица в совершенном деянии).

Вопросы вины регламентируются в гл. 5 УК. В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Из данного определения следует, что вина является родовым понятием для умысла и неосторожности, однако понятия вины закон не дает.

В теории уголовного права в настоящее время наиболее распространено понятие вины как психического отношения субъекта к совершаемому им общественно опасному действию (бездействию) и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.

Психологическое понимание вины не сразу стало господствующим в доктрине, законе и практике.

Первоначально под виной понималась объективная связь лица с причиненным вредом, а осуждение лица происходило лишь на основании последствий — объективное вменение. Затем вина толковалась как совокупность признаков, характеризующих личность субъекта преступления, а также обстоятельств совершенного им деяния.

Только в 50-х гг. XX в. в нашей стране была отвергнута так называемая оценочная теория вины, в соответствии с которой вина рассматривалась как оценка следствием и судом личности субъекта, а также всех обстоятельств содеянного им, но фактически без учета его субъективного отношения. Правоприменитель словно бы говорил субъекту: «Моя оценка твоего поведения и есть твоя вина».

В сущности, «оценочная» теория вины служила и служит теоретическим обоснованием незаконных репрессий. Однако попытки ее «реабилитации» в доктрине уголовного права имеются и поныне. И, к сожалению, следует признать, что до сих пор в правоприменительной практике встречаются случаи объективного вменения, а «оценочное» понимание вины среди правоприменителей распространено. Однако надо ли доказывать, что отступление от психологического понимания вины, данного в законе, недопустимо?

В ч. 1 ст. 24 УК называются две формы вины — умысел и неосторожность. Исходя из философского понимания соотношения формы и содержания логично сделать вывод, что форма вины выражает ее содержание. Содержание вины составляет психическое отношение лица к совершенному им деянию. Психические процессы подразделяются на интеллектуальные, волевые и эмоциональные. При конструировании умышленной и неосторожной формы вины законодатель использовал только два элемента психики — интеллектуальный и волевой. Различное сочетание интеллектуального и волевого элементов психики образует умышленную и неосторожную формы вины.

Содержанием умышленной формы вины закон в ч. 1 ст. 25 УК признает прямой и косвенный умысел. Содержанием неосторожной формы вины закон в ч. 1 ст. 26 УК называет легкомыслие и небрежность.

Следовательно, чтобы раскрыть содержание умышленной и неосторожной форм вины, необходимо проанализировать виды умысла и неосторожности. Иначе говоря, необходимо уяснить особенности интеллектуального и волевого элементов психики, а также их соотношение во всех четырех названных в законе случаях: при прямом и косвенном умысле, при легкомыслии и небрежности.

Однако, прежде чем мы приступим к анализу содержания данных понятий, следует обратить внимание на ч. 2 ст. 24 УК, в которой сказано следующее: «Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

На первый взгляд в этой части статьи речь идет только о неосторожной форме вины. Фактически же в ч. 2 ст. 24 УК содержится правило, в соответствии с которым определяются формы вины применительно к конкретным составам преступлений, предусмотренным в статьях Особенной части УК РФ. Такого правила не было в УК РСФСР 1960 г., что на практике приводило к многочисленным проблемам.

Так, в одном из магазинов в продажу поступили мясные консервы с истекшим сроком реализации. Многие из покупателей отравились. В некоторых случаях отравление привело к смерти. Возник вопрос: какова вина в смерти покупателей заведующего магазином,

Смотрите еще:  Как оформить новогоднюю коробку

давшего указание о реализации товара, опасного для жизни (т. е. вина по отношению к последствиям)?

На момент совершения данного общественно опасного деяния оно подпадало под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 157 УК РСФСР, в соответствии с которой ответственность наступала за выпуск в продажу заведомо недоброкачественных товаров. Исходя из анализа диспозиции статьи, можно было сделать вывод о том, что по отношению к выпуску недоброкачественных товаров вина предусматривалась в виде прямого умысла, поскольку речь шла о заведомо недоброкачественных товарах. А какова вина по отношению к последствиям, которые с точки зрения конструкции состава преступления находились за его пределами? Умысел или неосторожность? К сожалению, закон не давал ясного ответа на данные вопросы.

Поэтому желание законодателя дать точные критерии умышленной и неосторожной форм вины применительно к конкретным составам преступлений в УК РФ 1996 г. вполне обоснованно. Так, в ст. 238 УК, предусматривающей ответственность за сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности для жизни или здоровья потребителей, указывается на неосторожную вину по отношению к последствиям в виде смерти потерпевших. Это означает, что при наличии умысла к смерти потребителей виновный должен отвечать за убийство, а не за преступление, предусмотренное ст. 238 УК.

Проблема действующей редакции ч. 2 ст. 24 УК заключается в том, что се содержание неоднозначно толкуется на практике и в теории уголовного права.

Первоначально редакция ч. 2 ст. 24 УК была иной. Действующая редакция появилась в июне 1998 г., т. е. через полтора года после принятия и соответственно применения УК РФ 1996 г. В первоначальной редакции ч. 2 ст. 24 УК устанавливалось: «Деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». В соответствии с данной редакцией ст. 24 УК однозначно можно было сделать вывод о том, что ответственность за неосторожное преступление наступала только в том случае, когда это прямо было предусмотрено Уголовным кодексом. Однако законодатель по неизвестным причинам не указал на неосторожную форму вины во многих составах преступлений, в том числе и тогда, когда такая форма вины могла быть единственной, например при халатности (ст. 293 УК). Вместо того чтобы исправить допущенные ошибки в статьях Особенной части УК, законодатель изменил ч. 2 ст. 24 УК, указав, что деяние признается совершенным только по неосторожности, если это специально указано в законе. А если неосторожная форма вины не указана?

В науке уголовного права имеются две трактовки действующей редакции ч. 2 ст. 24 УК.

1. Если в статье Особенной части УК не указывается на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершенно только умышленно.

2. Если в статье Особенной части УК не указывается на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершенно как умышленно, так и по неосторожности в зависимости от конструкции и особенностей состава преступления.

Правилен, на наш взгляд, второй подход, поскольку в законе содержится формулировка, исключающая возможность иного толкования. Представляется, что если в статье Особенной части УК имеется специальное указание на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершено только по неосторожности, потому что в этом случае неосторожность «вытесняет» умысел. При отсутствии прямого указания только на неосторожность преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Действующий закон в ч. 2 ст. 24 УК проблему определения формы вины применительно к конкретным составам преступлений не разрешил. Он и юридически и фактически оставил ее на усмотрение правоприменителя, исключив лишь умысел при наличии неосторожности.

Учитывая, что установление вины и других признаков субъективной стороны преступления вызывает значительные сложности, поскольку связано с проникновением в мысли, желания и чувства лица, совершившего преступление, теоретическая разработка вопросов субъективной стороны приобретает неоценимое практическое значение.

В УК нет указаний на совершение преступления при наличии взаимной вины причинителя вреда и потерпевшего. Данное понятие обычно используется в гражданском праве. Однако следственно- судебная практика встречается со случаями, когда в содеянном усматривается не только вина субъекта преступления, но и вина потерпевшего. В таких случаях в уголовном праве пишут о вине потерпевшего (Н.Ф. Кузнецова и др.) и влиянии этого обстоятельства на пределы уголовной ответственности причинителя вреда.

Однако наиболее адекватно специфика субъективного отношения участников криминального события к случившемуся отражается при характеристике содеянного как совершенного при наличии взаимной вины.

Под взаимной виной следует понимать такое субъективное отношение участников криминального события к случившемуся, при котором они совершают преступные действия умышленно либо по неосторожности. Например, взаимная вина в форме прямого неопределенного умысла имеет место у находившихся в состоянии опьянения участников обоюдной драки, в ходе которой они причинили друг другу тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК), средней тяжести вред здоровью (ст. 112 УК), нанесли друг другу оскорбление (ст. 130 УК) и т.п.

Понятие взаимной вины целесообразно ввести в УК и на законодательном уровне определить ее содержание и то, как сказывается на пределах уголовной ответственности участников криминального события ее наличие.

Статья 24 УК РФ. Формы вины

Новая редакция Ст. 24 УК РФ

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 24 УК РФ

1. Как указывалось в коммент. к ст. 5, лицо подлежит УО только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Данное положение закреплено уголовным законом в качестве принципа УО. Объективное вменение, т.е. УО за невиновное причинение вреда, по уголовному праву РФ не допускается. На виновное совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, указывается также в законодательном определении понятия преступления (ч. 1 ст. 14).

2. Под виной в уголовном праве понимается отрицательно оцениваемое уголовным законом психическое отношение лица к совершаемому им запрещенному законом действию (или бездействию) и возможному общественно опасному последствию в форме умысла или неосторожности. Лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние при наличии вины, признается судом виновным в совершении этого деяния. Согласно ст. 49 Конституции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

3. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. В статьях Особенной части УК РФ при описании признаков конкретных составов преступлений иногда прямо указывается на совершение преступления умышленно (ст. 105, 111 — 115 и др.). Нередко указаний на форму вины не дается (ст. 110, 116, 130, 131, 145 и др.). При этом в некоторых случаях речь может идти как об умышленных, так и о неосторожных преступлениях. Основание для такого подхода к трактовке данного вопроса содержится в ч. 2 коммент. статьи. Однако деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ст. 109, 118, 143, 168 и др.).

Смотрите еще:  Страховка авто актобе

4. Если в статье Особенной части УК РФ при описании объективных и субъективных признаков конкретного состава преступления нет указания на возможность совершения определенного деяния по неосторожности, а фактически оно было совершено при неосторожной форме вины, содеянное не содержит состава преступления, а лицо не подлежит УО.

5. Невиновным признается совершение запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния при отсутствии у лица как умысла, так и неосторожности на совершение этого деяния.

Другой комментарий к Ст. 24 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 закреплены две формы вины, известные уголовному праву, — умысел и неосторожность. Их содержание раскрывается соответственно в ст. ст. 25 и 26 УК РФ.

2. Положение ч. 2 необходимо понимать следующим образом. В случае указания в статье Особенной части УК РФ на неосторожность как форму вины соответствующее преступление совершается только по неосторожности (например, ст. ст. 118, 167 УК РФ). Напротив, умолчание законодателя о форме вины допускает совершение соответствующего преступления как умышленно, так и по неосторожности (например, ст. ст. 251, 283 УК РФ), если только вывод об умышленном совершении преступления не следует из смысла уголовного закона (например, ст. ст. 120, 285 УК РФ).

3. В ряде случаев юридическое значение приобретают мотив и цель совершения преступления.

Мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.

Цель преступления связана с будущим и представляет собой мысленную модель результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель, имеющие уголовно-правовое значение, могут иметь место только в умышленных преступлениях и выполнять одну из трех функций.

Во-первых, мотив и цель могут являться криминообразующим признаком, введенным законодателем в состав преступления с целью отграничить преступное деяние от непреступного (например, ст. ст. 153, 154, 285 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут являться квалифицирующими признаками соответствующего состава преступления (например, п. п. «з» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель могут разграничивать смежные составы преступлений (например, террористический акт (ст. 205 УК РФ) отличается от диверсии (ст. 281 УК РФ) по целям действий виновного).

4. В ряде случаев уголовно-правовое значение приобретает ошибка лица, т.е. его заблуждение относительно юридической или фактической стороны совершаемого деяния (юридическая и фактическая ошибки соответственно).

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической характеристике или юридических последствиях совершаемого деяния. Такие неправильные заблуждения (например, незнание о преступности действий, ошибка в представлении о возможном наказании, неверное отнесение деяния к числу преступных, хотя оно таковым не является) не влияют на уголовную ответственность и наказание субъекта.

Фактическая ошибка предполагает неправильное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Иметь уголовно-правовое значение может лишь ошибка, связанная с признаками состава преступления; заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, не относящихся к последним, юридического значения не имеет.

Можно выделить две разновидности фактической ошибки: ошибка-незнание и ошибка-заблуждение.

При ошибке-незнании лицу неизвестно юридически значимое обстоятельство, оказывающее влияние на квалификацию (например, беременность потерпевшей при убийстве, характер похищаемого предмета как наркотического средства). В таком случае содеянное либо вовсе не образует состава преступления (если неизвестное обстоятельство является конструктивным признаком основного состава преступления), либо квалифицируется без вменения лицу соответствующего признака (т.е., например, не по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, а по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Однако в случае, если неизвестный факт должен был и мог быть известен лицу и уголовный закон устанавливает ответственность за то же деяние, совершенное по неосторожности, лицо может понести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности (например, при мнимой обороне или за причинение по неосторожности смерти человеку, ошибочно принятому в темноте за животное).

При ошибке-заблуждении лицо ошибочно полагает о существовании юридически значимого обстоятельства, оказывающего влияние на квалификацию (например, полагает о малолетнем возрасте потерпевшей при изнасиловании, об исправности похищаемого оружия). В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на преступление с соответствующим признаком, т.е. как покушение на преступление, которое было бы совершено, будь факты таковы, как лицо их предполагает существующими (например, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК, ч. 3 ст. 30 и ст. 226 УК РФ).

Статья 24 УК РФ. Формы вины (действующая редакция)

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 24 УК РФ

1. Законодатель, как следует это из названия и текста комментируемой статьи, называет две формы вины:

Признаки умышленной и неосторожной вины раскрываются в последующих статьях.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случаях, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК. Это уточнение законодателя направлено на отграничение составов преступлений с умышленной или двумя формами вины от составов, предусматривающих исключительно неосторожную форму вины. В законодательстве указано, что в составе преступления, предусматривающем исключительно неосторожную вину, должно быть прямое указание на это, т.е. преступление должно характеризоваться именно как неосторожное. В уголовно-правовых нормах, в которых отсутствует прямое указание о неосторожной вине, имеется в виду как умысел, так и неосторожность, если сам характер описания не исключает неосторожности.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Статья 24. Формы вины

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ)

Телефонная консультация 8 800 505-92-65

Похожие статьи:

  • Федеральный закон от 20 февраля 1995 г Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ"Об информации, информатизации и защите […]
  • 365 приказ росстандарта Приказ Росстандарта от 05.05.2017 N 365-ст "О введении в действие межгосударственного стандарта" МИНИСТЕРСТВО ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ТОРГОВЛИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО […]
  • У кого повысится пенсия с 1 апреля 2019 года 1 апреля 2019 года в России состоится официальная индексация пенсий: кому и на сколько Будет ли индексация пенсий с 1 апреля 2019 года? Или ничего ждать пенсионерам уже не стоит? […]
  • Налог енвд статья налогового кодекса Глава 26.3. Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (ст.ст. 346.26 - 346.33) Согласно Федеральному закону от 29 июня 2012 г. N […]
  • Кбк штраф за несвоевременную сдачу бухгалтерской отчетности Опоздали сдать отчетность в ФСС, какой штраф ? ШТРАФ ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННУЮ СДАЧУ РАСЧЕТА 4-ФСС Как известно, с 2017 г. форма 4-ФСС объединяет отчетность по взносам «на травматизм». Если […]
  • Приказ мо 700 2019 Приказ Министра обороны РФ от 08.11.2018 N 595 "О внесении изменений в приказы Министра обороны Российской Федерации по вопросам организации правовой работы в Вооруженных Силах Российской […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.