Договор цессии закон о защите прав потребителей

Можно ли расторгнуть договор цессии, если банк подал по нему долг не кредитной организации?

Можно ли расторгнуть договор цессии, если банк подал по нему долг не кредитной организации?

В кредитном договоре с банком есть пункт :

Банк вправе уступить свои требования по Договору иной кредитной организации или иному юридическому лицу

Ответы юристов (1)

Здравствуйте, Светлана. Если в договоре такой пункт у вас присутствует, то такие действия правомерны, оснований для оспаривания, исходя из конкретной ситуации, нет. Так, здесь уместны разъяснения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»:

51. Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Подпадает ли договор цессии под закон о защите прав потребителей?

Здравствуйте! суть вопроса такова, купил долг, право требования у страховой по ДТП, человеку вовремя не заплатил деньги которые были прописаны в договоре цессии, он подал на меня в суд о взыскании суммы большей чем указано в договоре сессии, той которую мне перевела страховая компания, еще с требованием оплаты неустойки и штрафа 50%, я договор цессии заключал как ип, судья взыскала все как убытки и все в решении прописала под закон о защите прав потребителей, договор не расторгли и не признали недействительным, у меня вопрос подпадает ли уступка прав требования под закон о защите прав потребителей что я якобы оказал услугу, и почему взыскана сумма больше, если договор не признал суд недействительным и там указано 100 тыс в договоре? права ли судья, надо ли обжаловать

Ответы юристов (1)

​Добрый вечер, Александр.

Однозначно ответить на Ваш вопрос не представляется возможным без изучения договора и судебного решения. По общему правилу цессия не попадает под действие закона о защите прав потребителей:

«Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав».​

«исполнитель — организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору»

Но у Вас ведь цессия, и Вы стали, по сути, новым кредитором, купив право требования. Я не вижу оснований для применения положений закона о защите прав потребителей. Суду, по моему мнению, надлежало взыскать денежные средства во исполнение обязательства, возможно, штрафные санкции, предусмотренные договором за несвоевременную оплату… Думаю, надо обжаловать решение.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Кассация подготовила толкование спорных вопросов по договору цессии

Арбитражный суд Московского округа представил вопросы, вынесенные на обсуждение на ноябрьском заседании Научно-консультативного совета при АС МО. Они были предложены судьями кассации и Девятого арбитражного апелляционного суда.

Всего в представленных материалах приведены семь вопросов. Они связаны, в частности, с назначением судебно-технической экспертизы, взысканием госпошлины, передачей юрлицу права требования о взыскании со страховщика штрафа, подведомственности ряда дел, наложения штрафа на службу судебных приставов за неисполнение решения суда.

Так, будет проанализирован вопрос судьи АС МО Натальи Калининой о том, может ли потерпевший – физическое лицо передать юридическому лицу право требования о взыскании со страховщика штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 закона «О защите прав потребителей», аналогичного по своей правовой природе штрафу, предусмотренному п. 3 ст.и 16.1 закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», до момента вынесения судом решения о его взыскании в отношении страхового случая, наступившего до 1 сентября 2014 года.

Судья отмечает, что постановлением по делу А41-66655/14 Десятый арбитражный апелляционный суд отменил решение Арбитражного суда Московской области в части отказа цессионарию – юридическому лицу во взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего в связи с ДТП, произошедшим 16.07.2014 и удовлетворил данные требования в полном объеме, применив к спорным правоотношениям положения пункта 6 статьи 13 закона о защите прав потребителей.

При этом, по словам Калининой, в правоприменительной практике существует и противоположный подход. Например, решением Арбитражного суда Красноярского края по делу А33-26391/14, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда, отказано в удовлетворении искового заявления о взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего в связи с произошедшим ДТП, поскольку право требования взыскания со страховщика штрафа, предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 закона об ОСАГО, не может быть передано юридическому лицу до момента вынесения судом решения о его взыскании.

С материалами для обсуждения на заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа, которое состоится 20 ноября, можно ознакомиться здесь.

Правомерно ли решение суда по договору цессии, необходимо ли подать на апелляцию данное решение?

1. При заключении кредитного договора в 2010 г, в договоре не было прописано пункта о том что банк имеет право переуступить право требование долга ООО не имеющей банковской лицензии. Банк продал долг коллекторам. Подал в суд иск о признании договора цессии недействительным. Суд отказал, ссылаясь на то что в законодательстве нет ограничений по продаже долга для банка, а также то что в договоре также не прописаны эти запретные ограничения,т.е. подразумевается что по умолчанию я согласен,кроме того указал что продается не банковская тайна, а задолженность, но для ее взыскания банк предоставляет доступ к банковской тайне организации не имеющей лицензии банковской. Кроме того суд ссылается на то что я не обосновал, что личность кредитора имеет для меня принципиальное значение, поставив знак равенства между кредитной организацией имеющей дорогостоящую банковскую лицензию, действующую под надзор ЦБ РФ, действующую в рамках иных законов и ООО, созданную бомжом или парочкой, с уставным капиталом в 10 тыс рублей. Так же суд неправильно по моему мнению интерпретировал постановление 51 пленума верховного суда, запрещающее продавать долги банками коллекторам, если нет письменного согласия заемщика.

Вопрос. Правомерны ли выводы суда? Необходимо ли обжаловать данное решение в аппеляции, на что делать упор.

2. При заключении креддоговора в 2010 г я указал о том что не даю согласия на передачу данных в БКИ, однако коллектора передали данные, суд при рассмотрении этого вопроса сослался на закон от 189 в редакции от 2014 г, вступивший в силу в марте 2015 г который обязывает предоставлять данные без согласия заемщика. По моему мнению данный закон относится ко всем договорам заключенным после вступления этой редакции. В моем случае должны были соблюдаться условия ранее заключенные договоренности.

Законны ли здесь выводы суда и решение?

Ответы юристов (3)

1. Да, правомерны. Судебная практика по этому вопросу устоялась.

2. Если ничего лишнего, кроме информации, необходимой для обращения в суд, коллектору не передано, все законно.

Уточнение клиента

А как быть вот с этим?

В соответствии с п.1 ст.819 ГК РФ стороной по кредитному договору может быть только банк или иная кредитная организация.

Согласно ст.1 ФЗ «О банках и банковской деятельности» кредитной организацией является юридическое лицо, осуществляющее банковские операции на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации.

В соответствии со ст.13 ФЗ «О банках и банковской деятельности» осуществление банковских операций производится только на основании лицензии, выдаваемой Банком России.

Согласно п.1 ст.382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).

В соответствии со ст.388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Смотрите еще:  Материнский капитал ребенку 5 лет

В силу п.2 ст.857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом.

Из преамбулы Закона РФ «О защите прав потребителей» следует: настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов.

По смыслу указанных норм, кредитором по кредитному договору может выступать только банк или иная кредитная организация, обладающая специальной правоспособностью, статус которых установлен ФЗ РФ «О банках и банковской деятельности», то есть, организация, имеющая лицензию на право осуществления банковской деятельности.

Вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение.

Следовательно, уступка банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п.2 ст.388 ГК РФ, допускается только с согласия должника. А учитывая, что должников не спрашивают об уступке права требования, такие договоры являются незаконными.

На нарушение действующего законодательства при уступке прав требования указывал и Верховный суд РФ. Согласно разъяснениям, изложенным в п.51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом РФ «О защите прав потребителей» не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Позицию Верховного суда поддержал и Конституционный суд, который в определении от 24.09.2012г. № 1822-О указал, что положения статьи 384 ГК Российской Федерации, определяющей объем прав, переходящих по соглашению об их уступке от первоначального кредитора к новому, и пункта 2 статьи 385 данного Кодекса, согласно которому кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования, в системной взаимосвязи с законодательными гарантиями банковской тайны (статья 857 ГК Российской Федерации, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-I «О банках и банковской деятельности»), а также с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации о невозможности уступки банком, иной кредитной организацией права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при заключении договора (пункт 51 постановления от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»), не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) в своем письме указала, что в отношениях потребителя с банком личность кредитора имеет существенное значение для должника, а кредитные организации в силу прямого указания законодательства обязаны хранить банковскую тайну своих клиентов; что если в кредитном договоре и содержится согласие должника-потребителя на передачу банком своих прав требований коллекторам, судам следует достоверно устанавливать факты действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в договор таких условий.

Согласитесь, приведенные нормы законов и позиции высших судов не дают усомниться в том, что продажа банком долга по потребительскому кредиту коллекторам без согласия заемщика незаконна.

Очевидно, что она незаконна.

Но при всей этой очевидности суды продолжают удовлетворять иски коллекторов к заемщикам.

Суд первой инстанции не замечает очевидного и удовлетворяет иск коллектора по договору уступки права требования.

Апелляция очень редко замечает очевидное и отменяет решения судов первой инстанции, отказывая в иске.

Однако если дело доходит до кассации, там с очевидным не спорят. Жалобу удовлетворяют, решение первой инстанции отменяют и в иске отказывают.

05 Марта 2017, 17:55

Есть вопрос к юристу?

Оснований для обжалования в апелляционном порядке решения суда из содержания Вашего вопроса я не вижу. Ниже привожу Вам содержание ст. 382 ГК РФ, согласно которой действительно для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Изменения в эту норму внесены в 2013 году добавлением п. 4. В остальной части норма не изменена с момента принятия ГК Ф (ноябрь 1994 г.).

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по
уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае,
когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об
указанном запрете. Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно
обязаны возместить должнику — физическому лицу необходимые расходы, вызванные
переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была
совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть
предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Уточнение клиента

А как же п.51 Постановления пленума верховного суда от 26.06.2012 который ссылается на Закон о защите прав потребителей, где прямо запрещается банку продавать долги организациям не имеющим банковской лицензии, если иное не оговорено договором, т.е. не прописан отдельный пункт в договоре разрешающий продавать.

А как же часть 1 статьи 388 ГК РФ?

Кроме того как же часть 2 ст 388ГК РФ? Как быть с тем что «личность» кредитора имеет значение, т.е. имеет значение для меня, что кредитор должен быть именно банк, а не какое то ООО, т.к. банк это не простое широко распространенное юрлицо, а специально лицензируемый субъект, который контролируется другими органами (ЦБ РФ) и действует в рамках законов отличных нежели обычное ООО..

05 Марта 2017, 17:33

Как бы то ни было, в последний год суды встают на сторону коллекторов. Для них 4 года, что прошли с момента утверждения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 года N 17, являются большим сроком. На практике позиция судов за полгода может меняться на 180 градусов.

Например, по закладной есть более свежее разъяснение.

Определение N 56-КГПР13-8
Споры, возникающие из договорных правоотношений
3. Передача банком прав, удостоверенных закладной, без согласия
должника-залогодателя лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, не противоречит законодательству о защите прав потребителей, поскольку Федеральным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)» предусмотрены специальные правила оборота закладной как ценной бумаги.

(«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2013 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.06.2014)

Вам же ничего не мешает повторить доводы иска в апелляционной жалобе. Попытка — не пытка.

Уточнение клиента

По вашему примеру вступает в работу уже другой Закон-Закон об ипотеке,там другие ньююансы. Насчет момента утверждения Постановления, то суды ссылаются еще на законы 90х г, и по моему это даже есть в моем решении. Как я понимаю, раз с того момента нового постановления не вышло, то текущее не имеет срока давности. Раз нового не вышло, то Верховный суд считает,что понятно объяснил и новых объяснений не требуется на сегодняшний день для применения на практике. Такое мое обывательское мнение.

Собственно,я и хотел изначально понять о попытке не пытке..ваш ответ и еще одного человека заставил меня покопаться поглубже в этом вопросе самостоятельно, т.к. были большие сомнения в правоте суда, и ваших доводах. Ответы я нашел на свои вопросы, что нужно двигаться в направлении-апеляции, которая скорей всего окажется безуспешной-кассации, вот тут уже есть большие шансы в моей правоте. Как я понял наша судебная система устроена так,чтобы на первом же этапе максимально отбить желание судиться и быть убежденным в правоте, даже если ты прав.

Смотрите еще:  Приказ о сопровождении детей на экскурсию из доу

В любом случае спасибо вам,что уделили мне время и свое внимание. Успехов вам.

05 Марта 2017, 18:30

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

ВС РФ: настойчивость должника в оспаривании неустойки и «потребительского» штрафа может свидетельствовать о его недобросовестности

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что просрочивший застройщик, который неоднократно указывал суду на недействительность цессии, предметом которой были законная неустойка и «потребительский» штраф, сам ведет себя недобросовестно и преследует цель освободиться от уплаты штрафных санкций. Интересно, что фатальная передача дела на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ произошла по инициативе самого застройщика – именно доводы его кассационной жалобы о неправомерности взыскания штрафа показались судье ВС РФ заслуживающими внимания (определение ВС РФ от 28 мая 2018 г. № 306-ЭС17-12245).

В первой инстанции дело выглядело рядовым взысканием законной неустойки за нарушение срока передачи потребителю объекта долевого строительства; при этом потребитель — после написания претензии к застройщику – уступил цессионарию право требования неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства и штрафа за неудовлетворение требования о выплате неустойки, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей). Договор цессии даже пытались зарегистрировать в Росреестре, но получили отказ, законность которого подтвердил и районный суд.

Можно ли предусмотреть в договоре неустойку за допускаемый законом односторонний отказ от договора? Узнайте ответ из материала «Неустойка» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Арбитражный суд первой инстанции посчитал договор цессии законным, взыскал и неустойку, и штраф, но снизил их размер в порядке ст. 333 Гражданского кодекса.

Апелляционная инстанция отменила решение в части взыскания потребительского штрафа полагая, что цессионарий не мог приобрести право требования штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требования о выплате неустойки, начисленной за нарушение обязательства по передаче объекта участнику долевого строительства, поскольку не являлся потребителем по смыслу Закона о защите прав потребителей. Решение в части неустойки было оставлено в силе.

Арбитражный суд округа посчитал, что право требования уплаты потребительского штрафа в рассматриваемом случае может быть предметом цессии, и оставил в силе решение суда первой инстанции.

После этого застройщик направил в ВС РФ жалобу со следующими доводами:

  • при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от присужденной потребителю суммы. Этот штраф является судебной неустойкой, присуждаемой только по результатам рассмотрения спора о защите прав потребителей. Судебного акта об удовлетворении требований потребителя (дольщика) и о взыскании в его пользу этого штрафа, к счастью, не имеется. Цессионарий, не являясь потребителем по смыслу Закона о защите прав потребителя, сам по себе не мог приобрести право требования штрафа за невыплату в добровольном порядке неустойки за нарушение обязательства по передаче помещения дольщику. Следовательно – в отсутствие «просуженного» штрафа – передать таковой по цессии нельзя;
  • спорный договор цессии противоречит цели законодателя, заложенной в п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителя, а именно цели, направленной на дополнительную защиту экономической слабой стороны в договоре. Если признать, что этот штраф, переданный по цессии, взыскан с застройщика правомерно, то это приведет к обогащению одного субъекта предпринимательской деятельности за счет другого субъекта без предусмотренных законом оснований, а уступка такого штрафа превращается в инструмент извлечения прибыли без законных на то оснований;
  • обжалуемые решения нарушают единообразие в применении и толковании судами норм права, возникшим в рамках аналогичных правоотношений и с аналогичным субъектным составом, что противоречит принципу равенства участников гражданских правоотношений.

Напомним, что именно эти доводы были обозначены ВС РФ как заслуживающие внимания, а дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. Очевидно, юристы застройщика ожидали пересмотра судебных актов в свою пользу. Однако, как говорится, реальность превзошла все ожидания.

В итоговом определении по делу ВС РФ пришел к следующим выводам:

  • согласно правовой позиции ВАС РФ, должник, заявляя о недействительности договора цессии, должен доказать, каким образом оспариваемое соглашение об уступке права нарушает его права и обязанности. В настоящем деле договор цессии не был зарегистрирован в том же порядке, что и договор, по которому, права по которому были уступлены. Однако несоблюдение цедентом и цессионарием указанного требования, а равно и формы уступки не влечет негативных последствий для должника, предоставившего исполнение цессионарию на основании полученного от цедента надлежащего письменного уведомления о соответствующей уступке;
  • кроме того, недействительность уступки требования не влияет на правовое положение должника, который при отсутствии спора между цедентом и цессионарием не вправе отказать в исполнении лицу, которое указал ему кредитор, на основании ст. 312 ГК РФ;
  • поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, и если оно будет установлено, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны. А сделанное в любой форме заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо само действует недобросовестно;
  • между тем суды, оценивая доводы о недействительности спорного договора, оставили данные обстоятельства без внимания, поведение должника – без правовой оценки.

Отметим, что, отдельной позиции по вопросу цессии штрафа в размере 50% от присужденной потребителю суммы (в случае если нет судебного акта о взыскании такого штрафа) в определении не сформулировано.

Итог: все судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, а к застройщику могут применить правило «эстоппель» и заново рассмотреть вопрос о возможности применения по ходатайству ответчика положений ст. 333 ГК РФ к взыскиваемой неустойке.

ГРАЖДАНИН УСТУПИЛ ПРАВО (ТРЕБОВАНИЕ) ЮРИДИЧЕСКОМУ ЛИЦУ ПО ДОГОВОРУ ОСАГО. КАК ДЕЙСТВУЕТ ЗАКОН О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ?

На подведомственность спора арбитражному суду влияет как характер правоотношений сторон, так и статус лиц, участвующих в деле. В силу ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. В рассматриваемых случаях из обстоятельств дела следовало, что предметом споров являлись перешедшие к истцам на основании договоров цессии права требования суммы неустойки к должникам.

Ключевые слова: договор ОСАГО, страхование, защита прав потребителей.

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ1 в параграф 1 гл. 24 Гражданского кодекса РФ2 внесены серьезные изменения в институт перехода прав кредитора к другому лицу. Уточнены основания и порядок перехода прав, установлены особенности перехода прав на основании закона и соглашения об уступке требования (цессии). Так, если право (требование) принадлежит кредитору на основании обязательства, то он может передать это право (требование) другому лицу либо на основании сделки, либо на основании закона.

Переход прав кредитора по обязательству на основании закона (согласно п. 1 ст. 387 ГК РФ) возможен, если права кредитора переходят в результате универсального правопреемства, если есть решение суда о переводе прав кредитора на другое лицо, и возможность такого перехода должна быть предусмотрена законом, если обязательство должника исполнено его поручителем или залогодателем, который не является должником по этому обязательству, если права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, переходят к страховщику при суброгации. Перечень этих обстоятельств не является исчерпывающим, иные случаи могут быть предусмотрены законом. Для уступки требования (цессии) Гражданский кодекс РФ предусматривает несколько другие условия: уступаемое требование не должно являться будущим требованием, то есть должно существовать в момент уступки и не должно ранее быть уступлено цедентом другому лицу. Кроме того, у цедента должно быть правомочие на совершение уступки требования, и он обязан не совершать в настоящем и будущем никаких действий, которые могут послужить основанием для возражений должника против уступленного требования (п. 2 ст. 390 ГК РФ). Иные требования, предъявляемые к уступке требования,
также могут быть предусмотрены законом или договором.

Так, например, в связи с несвоевременными выплатами страховых возмещений по дорожно- транспортным происшествиям граждане стали заключать со специализированными компаниями договоры уступки права требования, по которым граждане выступали в качестве цедентов, а юридические лица — цессионариев. В исковых заявлениях цессионарии требовали начислить неустойку на сумму страховой премии по договору имущественного страхования в соответствии с положениями ст. 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).

Следует отметить, что рассмотрение споров по искам юридических лиц, к которым перешли права (требования) по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, к страховой организации в силу ч. 3 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса РФ , ч. 2 ст. 27, ст. 28 Арбитражного процессуального кодекса РФ относится к компетенции арбитражных судов. Это же положение подтверждено в письме заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации О. М. Свириденко от 22 июля 2015 г. № 7-ВС-4568/2015.

Смотрите еще:  Закончился срок действия социальной карты москвича

Начиная с 2012 — 2013 гг. в Арбитражном суде Челябинской области увеличилось количество исковых заявлений, содержащих требования, в обоснование которых истец (юридическое лицо), ссылаясь на состоявшуюся уступку права (требования) и нормы Закона о защите прав потребителей, требует взыскания неустойки на основании п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей за ненадлежащее исполнение страховщиком обязательства по выплате страхового возмещения потерпевшему (физическому лицу), с которым истец заключил договор цессии.

Пунктом 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей предусмотрена ответственность за нарушение сроков оказания услуги потребителю в виде уплаты неустойки, начисляемой за каждый день просрочки в размере 3 % цены оказания услуги, а если такая цена договором об оказании услуг не определена — общей цены заказа.

Сложившаяся судебная практика судов общей юрисдикции свидетельствует о том, что в случаях, когда страхователь по договору добровольного имущественного страхования заявляет требование о взыскании неустойки, предусмотренной ст. 28 Закона о защите прав потребителей, такое требование подлежит удовлетворению, а неустойка — исчислению в зависимости от цены оказания услуги, то есть от размера страховой премии, например: постановление Президиума Архангельского областного суда от 8 июля 2015 г. № 44г-0020/2015 , постановление Президиума Самарского областного суда от 2 июля 2015 г. № 44г-25/20 1 5 .
Суды общей юрисдикции исходят из того, что положения гл. III Закона о защите прав потребителей, регламентирующей защиту прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг), распространяются на правоотношения, связанные с добровольным страхованием имущества граждан.

В преамбуле Закона о защите прав потребителей указано, что этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Кроме того, в Законе о защите прав потребителей даны понятия субъектов отношений, возникающих в сфере защиты прав потребителей. В частности, к потребителю закон относит гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»1 дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу п. 1 ст. 11 ГК РФ, ст. 17 Закона о защите прав потребителей, ст. 5, п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции.

Субъектами обращения в суд по делам о защите прав потребителей являются: граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства; прокурор; федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, и его территориальные органы, а также иные органы в случаях, установленных законом (далее — уполномоченные органы); органы местного самоуправления; общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), имеющие статус юридического лица (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17).

В судебной практике существует мнение, согласно которому применение Закона о защите прав потребителей к юридическому лицу — новому кредитору в правоотношениях по договору обязательного (добровольного) страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в результате состоявшейся уступки права (требования) невозможно, так как в этом случае в момент передачи такого права (требования) происходит утрата потребительского характера отношений.

Такой вывод подтверждается п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» , согласно которому на отношения, вытекающие из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, Закон о защите прав потребителей распространяется в случаях, когда страхование осуществляется исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, и п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» , согласно которому Закон о защите прав потребителей распространяется на договоры добровольного страхования имущества граждан лишь в случаях, когда страхование осуществляется исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Более того, право на взыскание неустойки по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств на основании Закона о защите прав потребителей отсутствует в силу прямого указания п. 7 ст. 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО), согласно которому со страховщика не могут быть взысканы не предусмотренные Законом об ОСАГО и связанные с заключением, изменением, исполнением и (или) прекращением договоров обязательного страхования неустойка (пеня), сумма фиксированной санкции, штраф. Однако при добровольном имущественном страховании эта норма не действует, так как статьей 28 Закона о защите прав потребителей в договоре может быть предусмотрена неустойка, что уже отмечено авторами.

Таким образом, представляется, что требование юридического лица, которому переданы права (требования) по договору обязательного (добровольного) страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, основанные на нормах Закона о защите прав потребителей, удовлетворению не подлежат.

Но в судебной практике существует и иной подход. Так, 18-й Апелляционный арбитражный суд в своих постановлениях № 18АП-5661/2015 от 25 мая 2015 года по делу № А76-3012/2015 и № 18АП-7158/2015 от 26 июня 2015 г. по делу № А76-7326/2015 установил: иск о взыскании неустойки, право требования которой возникло у первоначального кредитора на основании ст. 28 Закона о защите прав потребителей, было уступлено истцу по заключенному договору уступки прав требования (цессии). Соответственно, обращаясь с иском к ответчику, истец-цессионарий рассчитывал получить экономическую выгоду, поскольку долг покупался с дисконтом, а невыплата оставшейся части неустоек является экономическим спором в соответствии со ст. 28 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации. Согласно этой статье арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, — другими организациями и гражданами.

Таким образом, на подведомственность спора арбитражному суду влияет как характер правоотношений сторон, так и статус лиц, участвующих в деле. В силу ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Из обстоятельств дела в обоих случаях следовало, что предметом споров являлись перешедшие к истцам на основании договоров цессии права требования суммы неустойки к должникам.

В соответствии с заключенными договорами цессии истцы каждый в своем случае на возмездной основе приобретали право требования к ответчику неустойки за просрочку выплаты ответчиками суммы страхового возмещения цедентам за повреждение их транспортных средств.

Оценив указанные обстоятельства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что эти споры связаны с осуществлением истцами предпринимательской деятельности, направленной на получение дохода от заключения указанного договора цессии в результате реализации полученных по нему прав.

Библиографическое описание: Зенина, О. Г. Гражданин уступил право (требование) юридическому лицу по договору ОСАГО. Как действует Закон о защите прав потребителей? / О. Г. Зенина, И. А. Кузнецова // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2016. — Т. 1, вып. 1. — С. 45 — 49.

Похожие статьи:

  • Арбитражный суд 70 Арбитражный суд Тамбовской области Председатели российских судов подведут итоги 2018 года С 12 по 13 февраля 2019 года состоится общероссийское совещание-семинар председателей верховных […]
  • Медико социальная экспертиза иркутской области "ГБ МСЭ по Иркутской Области" Минтруда России, ФКУ "ГБ МСЭ по Иркутской Области" Минтруда России, ФКУ зарегистрирована по адресу г.Иркутск, ул.Байкальская, д.206, эт.3, 664075. […]
  • Заволжский мировой суд г Ульяновск Мировой Суд Заволжского района г. Ульяновска 432010, г. Ульяновск, проезд Менделеева, д. 5 ФИО Участок Телефон Калимуллина Зульфия Минниахметовна Кузнецов Игорь Валерьевич Зинин […]
  • Адвокат мурманск на егорова МУРМАНСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ Время работы: Пн-Пт 10:00-18:00 При обращении в компанию « МУРМАНСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ », пожалуйста, скажите, что нашли информацию […]
  • Судебные приставы г первоуральска свердловской области Судебные приставы (Управление федеральной службы судебных приставов по Свердловской области) © 2009 – 2019 GorodBerezniki.ru Информация предоставлена компанией «Справочная […]
  • Нотариус вурста инна николаевна Нотариус вурста инна николаевна 1 Прием клиентов и консультации осуществляются по приглашению в порядке общей очереди. 2 В целях Вашей безопасности в нотариальной конторе ведётся […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.