37 ук рф судебная практика

Статья 37. Необходимая оборона

Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 37. Необходимая оборона

Президиум Амурского областного суда, придя к выводу о неправильном применении уголовного закона судами первой и апелляционной инстанций, переквалифицировал действия осужденного на ч. 1 ст. 108 УК РФ, сославшись на требования ч. ч. 2, 3 ст. 37 УК РФ, указав, что действия П., пытавшегося вопреки воле собственника завести его автомобиль, а затем открыто завладевшего ключами от него и нанесшего собственнику автомобиля (Кулиничу) удар кулаком в лицо с целью их удержания, обладали признаками общественной опасности и порождали у Кулинича право на защиту от них. При этом нижестоящими судами не было учтено то, что противоправное посягательство П. до момента причинения ему смерти прекращено не было, а также не было принято во внимание время и место посягательства (вечернее время, чужой для Кулинича населенный пункт), его последствия для Кулинича (невозможность возвращения домой с использованием своего транспортного средства, вероятность продолжения посягательства), возможность шестидесятипятилетнего Кулинича по отражению посягательства П.

ВС признал необходимой самообороной полсотни ножевых ударов, от которых скончались двое обидчиков

Верховный суд РФ не посчитал превышением пределов необходимой обороны более 50 ножевых ударов жертвы двум ее обидчикам, от которых они скончались на месте, говорится в кассационном определении суда.

Ранее в ВС с кассационной жалобой обратился осужденный из Алтайского края. Согласно материалам его дела, мужчина вместе с двумя приятелями употреблял спиртное в арендуемой одним из них квартире. В ходе вечера возник конфликт, который перерос в драку – знакомые начали избивать гостя. Так, один из них бил его кулаками по голове и телу, а другой схватил нож. Жертве удалось перехватить нож и начать отбиваться. В результате, он нанес одному из нападавших не менее 23 ударов, а второму не менее 29. Оба скончались на месте. После этого в квартире произошло возгорание – обгорели тела, половики и мебель.

В августе прошлого года Алтайский краевой суд признал мужчину виновным по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) с назначением года ограничения свободы и по ч. З ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ (попытка умышленного уничтожения или повреждения имущества) с назначением года и трех месяцев колонии-поселения. По совокупности преступлений мужчине был назначен год и четыре месяца колонии-поселения.

ВС, рассмотрев материалы дела и изучив приговор, отменил его в части осуждения по ст. 108 УК РФ с правом на реабилитацию для осужденного, а во второй части отправил на пересмотр.

Верховный суд, указал, что вывод суда первой инстанции о том, что переход ножа от нападавших к обороняющемуся может свидетельствовать об окончании посягательства и отсутствию угрозы для последнего, не верен и противоречит установленному судом способу и интенсивности нападения. А поскольку имело место посягательство, предусмотренное частью первой, а не второй статьи 37 УК РФ, обороняющийся, причиняя вред нападавшим, не вышел за пределы необходимой обороны, заключил ВС.

Отправляя на пересмотр материалы дела о поджоге квартиры, ВС указал, что судом первой инстанции не дано оценки тем обстоятельствам, что возгорание могло произойти от непотушенных окурков, а не из-за сознательных действий подсудимого.

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

Статья 37 УК РФ. Необходимая оборона (действующая редакция)

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Смотрите еще:  Приказ о создании ресурсного центра

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 37 УК РФ

1. Сущность необходимой обороны заключается в защите права путем причинения вреда посягающему, активном противодействии посягательству, контратаке.

2. Под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью УК.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств»).

3. Всякое посягательство имеет определенные границы (начало и конец), что принято называть наличностью посягательства. Посягательство начинается тогда, когда создается непосредственная угроза охраняемым законом правам и интересам. Поэтому его начало обычно совпадает с теми действиями, которые применительно к преступлению рассматриваются как покушение (замах в целях нанесения удара, попытка произвести выстрел в целях лишения жизни и т.п.). Не может быть основанием для причинения вреда в оборонительных целях информация о намерении осуществить посягательство, поскольку оно еще не началось.

По смыслу закона, в определении момента начала и окончания посягательства следует учитывать наличие его объективных признаков с учетом субъективного восприятия ситуации обороняющимся. Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях.

4. Оборона допустима только против действительного посягательства, т.е. посягательства, существующего в реальности, а не в воображении обороняющегося. Причинение вреда при кажущемся, но реально не существующем посягательстве либо причинение вреда лицу, не участвующему в посягательстве, а ошибочно принятому за нападающего (мнимая оборона), является неправомерным и наказуемо в зависимости от вины.

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

5. Необходимая оборона должна соответствовать характеру и степени опасности посягательства. Качество опасности посягательства и причиняемого вреда определяется главным образом объектом посягательства, т.е. теми ценностями (благами), которые подвергаются воздействию. Так, если лицу, посягавшему на имущественные блага, причинен имущественный вред, то характер посягательства и защиты следует признать соответствующим.

Учитывая бесценность человеческой жизни, законодатель рассматривает ее как особый объект защиты. Причинение любого вреда посягающему на жизнь человека либо применяющему насилие, которое создает непосредственную угрозу жизни человека, является правомерным.

6. На степень опасности посягательства оказывают влияние многие обстоятельства. Для оценки соответствия защиты характеру и степени посягательства надо учитывать, в частности, способы причинения вреда, применяемые орудия и средства, место, время причинения вреда, возраст, физическое состояние нападавшего и оборонявшегося, количество нападавших и количество оборонявшихся.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

7. Несоответствие защиты характеру и опасности посягательства может иметь место только при явном, очевидном их различии. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный, и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

8. Наличие объективной возможности избежать посягательства способом, не связанным с причинением вреда посягающему, например спастись бегством, обратиться за помощью к другим лицам, не устраняет права на оборону. Не ограничивается оборона и в зависимости от специальной подготовки или профессиональной принадлежности обороняющегося.

9. Вред при необходимой обороне должен причиняться посягающему, а не какому-либо другому лицу, в противном случае ответственность наступает на общих основаниях в соответствии с виной.

10. Следует также иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося, если вследствие неожиданности посягательства он не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

11. Превышение пределов необходимой обороны выходит за ее границы и само становится общественно опасным посягательством, наказуемым в случае лишения жизни человека, причинения тяжкого вреда или вреда средней тяжести, против которого также могут применяться меры обороны.

Необходимая оборона: судебная практика

Действующее Российское законодательство исходит из принципов защиты прав и интересов граждан. В некоторых ситуациях гражданин вынужден переступить требования закона, чтобы пресечь более тяжелые последствия в результате противоправных действий других лиц. Данные действия именуются – «необходимая оборона». Статья 37 Уголовного Кодекса РФ определяет, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Таким образом, закон закрепляет право на оказание активного сопротивления каждому гражданину, при этом исключается его ответственность в случае причинения вреда злоумышленнику. Однако судебная практика по необходимой обороне носит не такой однозначный характер и зачастую суды трактуют действия обороняющегося в схожих ситуациях совершенно противоположно.

Вопросы квалификации

Особенности рассмотрения дел по необходимой обороне разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №19 от 27.09.2012 г. Согласно данному документу, а также УК РФ, необходимая оборона допустима в том случае, если в отношении обороняющегося или иного лица совершается деяние, создающее реальную угрозу жизни, либо нападающий высказывает угрозу совершения подобных действий. В Постановлении указывается, что такими действиями могут быть:

  • Причинение вреда здоровью вне зависимости от степени тяжести;
  • Применение оружия или предметов используемых в качестве оружия;
  • Высказывание угрозы обороняющемуся или другому лицу, при этом нападающий в состоянии её воплотить в реальность;
  • Демонстрация оружия или предметов, используемых в качестве оружия, сопряженная с угрозой и возможностью его применения.

Верховный Суд уточнил, что указанные действия должны быть в реальности, то есть действия третьих лиц должны носить явную направленность на совершение указанных противоправных деяний в отношении обороняющегося или других лиц. К примеру, суд города Т. признал виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ гражданина Б, нанесшего многочисленные рубленные раны гражданину В., в результате которых у В. была ампутирована рука. Из материалов дела следовало, что Б. поздно вечером возвращался домой с рыбалки. Подходя к подъезду, увидел двух молодых людей, пьющих пиво. Когда Б. зашел в подъезд услышал, что молодые люди зашли вслед за ним. Как пояснил Б., это показалось ему подозрительным, и он достал из рюкзака туристический топорик. Поднявшись на свой этаж, мужчина остановился, через минуту на площадки показались молодые люди, в руках одного из них была недопитая бутылка пива. Б. показалось, что держащий бутылку стал замахиваться, и поэтому бросился на него и стал на носить удары топором по руке, в которой была зажата бутылка. Следствие установило, что молодые люди являлись соседями Б., и они поднимались к себе домой, в их действиях не было направленности на причинение вреда Б. Учитывая все обстоятельства по делу, суд отказался признать действия Б. необходимой обороной и привлек его к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью.

В Постановлении Пленума ВС РФ указывается, что суд при оценке реальности угрозы должен учитывать степень неожиданности в действиях посягавшего для обороняющегося. В частности в судебном заседании устанавливаются все обстоятельства сложившейся ситуации: место происшествия, окружающая обстановка, время суток, способ посягательства, эмоциональное и психическое состояние обороняющегося. К примеру, гражданин Г. в результате нескольких ударов палкой по голове гражданина М. причинил его здоровью вред средней степени тяжести. Удары были нанесены при следующих обстоятельствах: Г. в темное время суток проходил через арку во двор, уже на выходе из арки к нему подскочил М., угрожая ножом, закричал: «Бабки быстро!». Г., оценив обстановку, бросился в сторону и, видя, что М. преследует его, выхватил из мусорного контейнера палку и несколько раз ударил нападавшего по голове. Суд расценил действия М. как совершенные в состоянии необходимой обороны, исключающем его виновность.

В похожей ситуации гражданин Р. Был признан виновным по ст. 116 УК РФ – «Побои». По материалам дела, Р. в дневное время проходил через арку и на выходе из неё заметил мужчину – гражданин П. Когда Р. с ним поравнялся, мужчина неожиданно подбежал к нему и закричал: «Денег дай!». Р. отбежал в сторону, увидел лежащий на земле сломанный черенок от метелки, схватил его, вернулся к арке и стал наносить удары П. В результате ударов П. были нанесены повреждения, не причинивших вреда здоровью. Суд не согласился с доводами Р., что он действовал в рамках необходимой обороны, так как он мог осознавать реальную степень опасности действий со стороны П., и тем самым принять меры по равноценной обороне, в том числе и вовсе исключить возможность нападения, так как Р. был соседом П. и знал особенности его поведения.

Совет: в ситуациях, когда можно исключить нападение, например, пройти по другой дороге, обойти агрессивно настроенного гражданина и т.д., лучше воспользоваться наиболее безопасным вариантом, так как не исключено, что в дальнейшем при рассмотрении дела о необходимой обороне суд сочтет действия обороняющегося как провоцирующие на нападение, потому что он мог избежать его.

Кстати, своевременность действий обороняющегося также является необходимым обстоятельством, подлежащим доказыванию в суде. В Постановлении говорится, что право на необходимую оборону возникает с момента появления угрозы совершения противоправного деяния в отношении обороняющегося и прекращается с момента, когда нападающий не сможет далее совершать противоправное деяние. Отметим, что момент прекращения возможности самообороны может возникнуть как от действий обороняющегося, так и от иных обстоятельств, которые препятствуют нападающему совершать преступные действия. К примеру, суд города В. признал виновной гражданку К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ – «убийство». По материалам дела: К. шла по улице, и из одного из подъездов к ней выскочил молодой человек – гражданин П.. П. схватил девушку и попытался затащить в подъезд. К. громко закричала, и в этот момент в одной из квартир подъезда хлопнула дверь. П. отпустил девушку и бросился бежать по улице, но, споткнувшись, упал. К., видя, что молодой человек лежит на земле и не может встать, подошла к нему и стала кидать в него обломки кирпичей из кучи строительного мусора. Как было установлено в ходе судебно-медицинской экспертизы, в результате падения К. сломал ногу, поэтому не мог встать, а в результате многочисленных попаданий обломков кирпичей, брошенных К., им получено несколько травм, несовместимых с жизнью. К. в своих показаниях указывала, что свои действия совершала в качестве необходимой обороны. Однако суд не согласился с её доводами, указав, что в момент нанесения вреда П. уже не мог совершить в отношении К. противоправные деяния, и она это осознавала, но совершила действия, направленные на лишение жизни гражданина П.

Определение пределов обороны

С вопросами правильной квалификации действий обороняющегося, совершенных в состоянии необходимой обороны, тесно связано понятие её пределов. Согласно действующему законодательству, нападающему может быть причинен вред в размере, не превышающем степень опасности его действий. Сложившаяся судебная практика по делам о необходимой обороне показывает, что суд, помимо всех обстоятельств, рассмотренных выше, учитывает уровень подготовки обороняющегося, его психологические и физические особенности, а также характер угрозы его жизни, в том числе и возможность её избежать. К примеру, гражданина В. признали виновным в причинении средней степени вреда здоровью двум лицам. Судом было установлено, что В. шел на работу и видел, что у одного из торговых киосков стоят двое мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, и настроены они агрессивно. Когда В. поравнялся с ними, мужчины попытались остановить его, в этот момент В. выхватил нож и нанес каждому из нападавших несколько ранений. Суд определил действия В. как превышающие пределы необходимой обороны. В качестве обоснования своего решения суд указал на следующие обстоятельства: В. мог избежать нападения, так как мог пройти по другой дороге; характер действий нападавших не требовал активного применения холодного оружия для самообороны; В. владеет навыками ножевого боя, поэтому мог избрать методы защиты менее травмирующие.

Использование оружия для самообороны составляет большую долю судебных дел по необходимой обороне. Действующее законодательство предусматривает право граждан приобретать средства самообороны различных видов. При этом ни одним нормативно-правовым актом не регламентируется порядок и случаи применения. В связи с этим правоприменительную практику по правомерности использования оружия самообороны в различных ситуациях формируют судебные решения. Опыт показывает, что суды ориентируются на мнения коллег и выносят аналогичные решения по делам о необходимой обороне по схожим ситуациям. Например, гражданин С. использовал травматический пистолет, принадлежащий ему на законных основаниях, против наркомана, напавшего на него. В результате нападавший получил несколько ранений, причинивших его здоровью вред средней степени тяжести. Суд посчитал действия С. превышающими пределы необходимой обороны, так как всё происходило в дневное время на улице при большом скоплении людей, тем самым С. создавал угрозу для большого числа людей. В обзорах судебной практики можно найти множество аналогичных решений по схожим делам.

Несколько неоднозначный подход у судебных органов сложился к рассмотрению дел, когда гражданин причинил вред лицу, совершившему противоправное деяние в отношении имущества обороняющегося. Например, гражданин Д. прострелил ногу гражданину К., попытавшемуся похитить мотоцикл Д. Суд посчитал действия Д. выходящими за пределы необходимой обороны, так как своими действиями К. не создавал угрозу жизни Д.: он зашел во двор, подошел к мотоциклу и стал выводить его на улицу. Д. увидел действия К. в окно и, схватив ружье, выстрелил в него, предварительно не сделав предупреждающий выстрел или окрик.

В данной ситуации противоправность действия обороняющегося очевидна, но далеко не всегда ситуация так однозначна. Так, сторож гаражного кооператива заметил неизвестного, который вскрывал гараж. Подойдя ближе, сторож окрикнул взломщика, тот, обернувшись, замахнулся на сторожа монтировкой. Сторож уклонился от удара и выстрелил из травматического пистолета в грудь пострадавшего. Суд посчитал действия сторожа правомерными, так как в действиях злоумышленника была явная угроза жизни.

Таким образом, судебная практика по делам, связанным с использованием средств самообороны, показывает, что ситуации применения данных средств относятся к необходимой обороне только в том случае, если действия злоумышленника перешли от посягательства на имущество к посягательству на жизнь.

Совет: при использовании оружия для самообороны необходимо избегать принципа: «Достал – стреляй!», во многих ситуациях демонстрация нападающему оружия останавливает его, если же вид оружия не испугал злоумышленника, то необходимо произвести предупредительный выстрел, и только если и это не останавливает нападающего, можно открыть огонь на поражение, стараясь повредить не жизненно важные органы.

Важно отметить, что в большинстве случаев судебная практика по необходимой обороне тесно пересекается с правоприменительной практикой по другим категориям дел. Например, судебная практика по делам об убийстве содержит множество дел, вытекающих из совершения действий, расцениваемых лицами, их совершившими, как необходимая оборона.

Также примеры действий, расцениваемых как необходимая оборона, можно найти в делах об изнасиловании, о разбойных нападениях и т.д. Что делает объем правоприменительной практики по необходимой обороне довольно внушительным. В определенной степени это положительно сказывается на качестве правосудия, так как практика рассмотрения судами самых разнообразных дел позволяет детально проанализировать различные ситуации, и тем самым обеспечить максимальную законность и справедливость судебного решения.

Но, не смотря на разнообразие судебной практики по необходимой обороне, опыт показывает, что в большинстве случаев рассмотрение подобных дел носит затяжной характер, и далеко не всегда суд выносит очевидное решение.

37 ук рф судебная практика

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

понедельник — четверг
с 9-00 до 18-00 часов

Обеденный перерыв
с 13-00 до 13-45 часов

Выходные : суббота, воскресенье

СПРАВКА

по результатам изучения практики применения судами норм о необходимой обороне и иных обстоятельствах,

Иркутским областным судом проведено изучение практики применения судами Иркутской области в 2009 – первом полугодии 2011 года норм о необходимой обороне и иных обстоятельствах, исключающих преступность деяния (статьи 37 — 42 УК РФ).

Смотрите еще:  Как оформить банкет свадебный

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотрены главой 8 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная практика применения главы 8 УК РФ в Иркутской области незначительна. За указанный период судами постановлено всего 6 оправдательных приговоров за отсутствием состава преступления со ссылкой на статью 37 УК РФ «Необходимая оборона».

Право на необходимую оборону является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, жилища и имущества граждан. Это обязывает суды строго соблюдать законодательство о необходимой обороне при осуществлении правосудия.

Изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют законодательство о необходимой обороне, вместе с тем при разрешении конкретных уголовных дел возникали вопросы, требующие разъяснения Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

При рассмотрении судами уголовных дел необходимая оборона считалась правомерной, если не было допущено превышения ее пределов, то есть характер и интенсивность защиты были соразмерны характеру и интенсивности нападения.

Для правильного установления пределов необходимой обороны во внимание судами принимались следующие фактические обстоятельства:

· наличие реального посягательства;

· характер нападения с точки зрения его опасности для обороняющегося лица;

· обстоятельства, при которых возникло посягательство с точки зрения внезапности для обороняющегося лица;

· сила и возможности оборонявшегося по отражению нападения;

· причины и условия, способствовавшие совершению общественно опасных посягательств;

· соответствие или несоответствие средств защиты и нападения;

· соотношение числа нападавших и обороняющихся;

· применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия при посягательстве;

· противоправное поведение самого потерпевшего, личность нападающего и обороняющегося.

К примеру, приговором мирового судьи судебного участка № г. Иркутска от 06.05.2011г. И., обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, оправдана на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Для правильного установления пределов необходимой обороны брались во внимание следующие обстоятельства уголовного дела: И. при нападении на нее Г. была вынуждена, чтобы не потерять равновесие, хвататься за него, зажимая руками в области предплечья; возраст и физическое состояние подсудимой (60 лет и начавшийся приступ астмы) и потерпевшего (мужчина крупного телосложения 43 года, агрессивно настроенный по отношению к ней).

Наибольшие затруднения связаны с установлением у лица субъективного восприятия опасности посягательства, то есть, возможность вследствие неожиданности посягательства объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Органом предварительного следствия Л. обвинялся в убийстве С. В судебном заседании государственный обвинитель, после исследованных по делу доказательств, на стадии судебных прений изменил предъявленное Л. обвинение в сторону смягчения, предложив квалифицировать действия подсудимого по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Приговором … городского суда от 16.03.2009г. Л. по ч. 1 ст. 108 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Поскольку государственный обвинитель посчитал факт противоправного посягательства со стороны С. установленным, суд, признавая позицию прокурора в данной части мотивированной и обоснованной, оценил действия Л. с точки зрения соразмерности избранного им способа защиты указанному посягательству.

Как следовало из собранных по делу доказательств, Л. подвергся внезапному и неспровоцированному им нападению со стороны С., зная со слов свидетелей, что нападавший на него человек является наркоманом и, будучи свидетелем агрессивного и неадекватного поведения потерпевшего, почувствовав боль от пореза, обоснованно предположил, что в руках у нападавшего имеется острый предмет, достаточно эффективный для лишения его жизни. При этом темное время суток, скоротечность возникшей ситуации, а равно ограниченность пространства и, как следствие, близость С., по мнению суда, создавали Л. препятствия в объективной оценке степени и характера опасности нападения. При этом суд указал на показательный факт того, что свои действия по защите от нападавшего Л. прекратил сразу же, как только С. сказал ему, что все понял, то есть фактически сообщил о прекращении своего противоправного посягательства.

Как известно, посягательство признается общественно опасным, если оно причиняет или создает угрозу немедленного причинения вреда охраняемым законом интересам. В этом смысле следует отметить, что не всякое общественно опасное деяние является противоправным, но любое противоправное деяние является общественно опасным. Для этого разграничения необходимо установить признак общественной опасности.

В соответствии с пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах ст. 13 Основ уголовного законодательства, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, не достижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Согласно изученным приговорам, под общественно опасным посягательством понимались действия, связанные:

— с непосредственной угрозой причинения вреда здоровью, когда применялись предметы, используемые в качестве оружия (например, ножи);

— с непосредственным применением насильственных действий к обороняющемуся, сопровождавшихся нанесением ударов по телу (предметами или кулаком), ограничением движений (прижал к полу, сев сверху, прижал к стене, сдавливая шею, грудь).

В практике судов Иркутской области не имелось случаев, когда общественно опасное посягательство выражалось не в нападении, а в иных действиях, не носящих характер нападения, как не имелось и случаев признания судом правомерным причинения вреда при посягательствах, имеющих длительный характер.

Приговором … районного суда г. Иркутска от 10.04.2009г. осуждена Б. по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Судом установлено, что фактическим обстоятельством уголовного дела явилось противоправное действие потерпевшего Д., который наносил удары руками по голове и телу с целью причинения физической боли Ю., являющейся знакомой осужденной. Б. с целью защиты прав подруги Ю. от посягательства на ее здоровье, вооружившись топором, нанесла два удара по голове Д., причинив ему телесные повреждения, от которых наступила смерть.

Уголовные дела, когда объектами защиты являлись интересы общества и государства, судами Иркутской области не рассматривались.

Фактическими обстоятельствами, исходя из которых суды приходили к выводу о том, что общественно опасное посягательство было или не было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося, являлись тяжесть причиненных обороняющемуся телесных повреждений, а также характер применения насилия – не являлось ли насилие по избранному способу опасным для жизни в момент его применения.

К примеру, приговором … городского суда от 10.11.2009г. Р. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Р. было установлено, что инициатором конфликта явился потерпевший, который склонял подсудимого к действиям сексуального характера, а когда тот отказал ему, стал его душить. После того, как Р. попытался уйти из квартиры потерпевшего, последний преследовал его, вновь стал душить, то есть продолжил нападение, опасное для жизни и здоровья оборонявшегося. Указанные обстоятельства по делу свидетельствовали об особой интенсивности нападения, в связи с чем суд пришел к выводу, что опасность для жизни Р. со стороны нападавшего М. была реальной.

По ряду уголовных дел, исходя из фактических обстоятельств, суд приходил к выводу, что общественно-опасное посягательство не было сопряжено с насилием, опасным для жизни оборонявшегося, при этом учитывались характер и способ посягательства.

К примеру, по уголовному делу в отношении Б. суд признал, что подсудимый находился в состоянии обороны, однако посягательство со стороны потерпевшего не было связано с опасностью для жизни подсудимого: В. схватил Б. за грудки, повалил на пол на спину, сел сверху и стал удерживать руками, угрожал расправой, сдавливал шею и грудь, прижимая к полу, причинив повреждения, относящиеся к категории не причинивших вреда здоровью. Б., защищаясь, взял со стола нож и нанес им несколько ударов В. в верхнюю часть тела. Судом было признано, что действия В.. не были связаны с опасностью для жизни Б. и использование последним в целях защиты ножа, нанесение им ударов в область шеи В. свидетельствовали о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства.

Приговором … городского суда от 07.06.2011г. Б. осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

… городской суд при рассмотрении уголовного дела в отношении Б. и уголовного дела в отношении Н. признал, что общественно опасное посягательство не было сопряжено с насилием, опасным для жизни оборонявшегося на основании заключений судебно-медицинских экспертиз, согласно которым у подсудимых были обнаружены телесные повреждения, относящиеся к не причинившим вреда здоровью.

По ряду уголовных дел, исходя из фактических обстоятельств, суд приходил к выводу, что общественно опасное посягательство выражалось в непосредственной угрозе применения насилия, при этом также учитывались характер, способ посягательства, наличие предметов (орудия) у нападавшего.

К примеру, уголовное дело по обвинению Е.. Суд признал, что подсудимый нанес потерпевшему несколько ударов по голове рукояткой ножа, причинив тяжкий вред здоровью, находясь в состоянии обороны, поскольку защищался от противоправных действий потерпевшего, который, пытался нанести ножом удар Е.. При этом суд пришел к выводу, что выбранный способ защиты Е. явно не соответствовал характеру и степени посягательства потерпевшего, поскольку после того, как Е. выбил нож из руки потерпевшего, возможность применения насилия, опасного для жизни Е., была утрачена. В момент нанесения ударов рукояткой ножа по голове потерпевшего, последний не представлял опасность, и защита могла быть осуществлена менее опасными средствами. При этом судом было учтено физическое превосходство подсудимого перед потерпевшим (… городской суд).

По приговору …. районного суда г. Иркутска от 22.10. 2010 г. С. осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Судом установлено, что фактическим обстоятельством уголовного дела явилось противоправное действие потерпевшего, которое выразилось в угрозе жизни и здоровью подсудимого, так как потерпевший направил на него огнестрельное оружие, создавая реальную угрозу жизни и здоровью.

Приговором … районного суда г. Иркутска от 01.04. 2010 г. М. осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Судом установлено, что фактическим обстоятельством уголовного дела явилось противоправное действие потерпевшего П., который взял со стола кухонный нож и, высказывая угрозу убийством, пошел в сторону М., создавая для потерпевшего реальную угрозу для жизни и здоровья.

В качестве обстоятельств, принимаемых судами во внимание в случаях принятия решений о том, что умышленные действия оборонявшегося явно не соответствовали характеру и опасности посягательства по рассмотренным уголовным делам были: способ защиты и орудие защиты, избранные оборонявшимся, которые явно не соответствовали характеру и опасности посягательства, а также характер посягательства, свидетельствующий о том, что общественно опасное посягательство не было сопряжено с насилием, опасным для жизни.

Однако для констатации факта превышения пределов необходимой обороны в каждом конкретном случае проводился анализ и сопоставление посягательства и оборонительных действий по всем обстоятельствам, исследуемым в суде, устанавливаются личности нападавшего и обороняющегося, обстоятельства и мотивы противоправного деяния, обстановка, в которой это происходит. Учитывались в ряде случаев конкретная обстановка, время, место событий.

Так, например, по уголовному делу в отношении Ш., осужденной приговором … районного суда г. Иркутска от 22.12.2010г. по ч. 1 ст.108 УК РФ, установлено, что Ш., защищаясь от ударов Г., не соизмеряя характер действий нападавшего и своих защитных ответных мер, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства, поскольку потерпевший ничем вооружен не был, находился в сильной степени алкогольного опьянения, превысив пределы необходимой обороны, взяла кухонный нож и неоднократно нанесла им Г. удары в грудь, шею, живот. От полученных в результате телесных повреждений, смерть Г. последовала на месте происшествия.

Приговором … районного суда г. Иркутска от 03.05.2011г. Р. осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Суд пришел к выводу, что подсудимый Р., первоначально действуя в пределах необходимой обороны от неправомерных действий С., стал наносить ему удары кулаками по лицу и телу, отчего С. упал на спину. Тогда Р., явно превысив пределы необходимой обороны, воспользовавшись тем, что потерпевший лежит и не может оказывать должного сопротивления, когда характер защиты не соответствовал характеру и степени нападения, нанёс С. несколько ударов в область головы, а когда потерпевший встал, вновь нанёс ему удар в область головы, от которого тот упал и больше не смог подняться, так как был без сознания. В результате С. были причинены телесные повреждения, от которых наступила его смерть.

Существенное значение при оценке правомерности необходимой обороны имеют орудия и средства, применяемые посягающим или обороняющимся. Так, при рассмотрении уголовных дел применение огнестрельного или холодного оружия определяло и характер защиты. Применение огнестрельного оружия признавалось незаконным, если степень общественной опасности совершенного правонарушения не соответствовало действиям обороняющегося. Действия обороняющегося, причинившего вред посягавшему, не считались совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено, или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В таких случаях ответственность наступала на общих основаниях.

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, суды понимают действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

К предметам, используемым в качестве оружия, суды относили предметы хозяйственно-бытового назначения (кухонные ножи, топоры и т.п.), а также любые другие предметы, используемые для причинения физического вреда человеку (камень, палка и т.п.).

При оценке правомерности необходимой обороны судом, в том числе, учитывался факт вооруженности лица, совершившего общественно опасное посягательство.

К примеру, по уголовному делу в отношении Ш., осужденного приговором … районного суда г. Иркутска от 30.12.2009г. по ч. 1 ст.108 УК РФ, в судебном заседании установлено, что потерпевший С., взяв в руки металлическую бейсбольную биту, пришел в квартиру Ш., где в ходе возникшей между ними ссоры последний, переоценив угрозу жизни и здоровью со стороны С., вооружился кухонным ножом и нанес ему удар в область живота, явно превысив пределы необходимой обороны. От полученных в результате телесных повреждений в дальнейшем последовала смерть С. Таким образом, у Ш. не было необходимости в применении ножа, поскольку характер действий со стороны потерпевшего не требовал этого, и защита могла быть осуществлена менее опасными для нападавшего средствами.

При оценке правомерности необходимой обороны применение насилия нападавшим с использованием бытового предмета (табурета), было расценено как применение насилия не опасного для жизни обороняющегося. Поскольку конкретные обстоятельства уголовного дела – тяжесть причиненных телесных повреждений, интенсивность нападения позволили суду прийти к выводу о том, что насилие не было сопряжено с опасностью для жизни. Напротив, факт вооруженности оборонявшегося лица ножом, с дальнейшим его применением, расценивался как выход за пределы необходимой обороны, но только с учетом того, что посягательство не было сопряжено с насилием опасным для жизни (приговор … районного суда от 22.02.2011г. в отношении Б., осужденной по ч. 1 ст. 108 УК РФ).

В судебной практике н е установлено случаев, когда по рассматриваемому уголовному делу для защиты от предполагаемого общественно опасного посягательства лицо специально бы оставляло механизмы, которые могли в его отсутствие причинить вред лицам, посягнувшим на охраняемые объекты.

На обоснованную квалификацию действий лиц, превысивших пределы необходимой обороны в соответствии с законом, Пленум Верховного Суда в своем постановлении от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» указывает примерные признаки наличия или отсутствия самого превышения. Это соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, характер опасности, угрожающей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягающих и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). Все эти обстоятельства судами оценивались в совокупности. Вред, причиненный нападающему, может быть меньшим, равным или большим грозящего вреда, поэтому нельзя рассматривать действия обороняющегося, совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем предотвращенный, или, более того, защита закончилась причинением смерти нападавшему. Важно изучить обстановку, создавшуюся в момент осуществления необходимой обороны, учесть в совокупности все обстоятельства, говорящие за и против превышения, указать конкретно, в чем именно заключалось превышение пределов необходимой обороны, если оно было установлено в процессе расследования или судебного рассмотрения уголовного дела. Поэтому трудностей при квалификации действий у судей области не возникало.

По изученным уголовным делам во всех случаях судами не признавались находившимися в состоянии необходимой обороны лица, которые намеренно вызвали посягательство. Каких либо трудностей при рассмотрении подобных дел не возникало.

К примеру, приговором … районного суда от 23.12.2010 года Б. осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ. При рассмотрении уголовного дела суд установил, что подсудимый не находился в состоянии обороны, при превышении которой и причинил смерть потерпевшему. Мотивом его действий явилась ссора с потерпевшим, инициатором которой явился сам подсудимый.

В судебной практике случаев, когда вследствие неожиданности посягательства лицо не могло объективно оценить степень и характер его опасности, в связи с чем признавалось правомерно причинившим вред в состоянии необходимой обороны, не имелось.

Реальность (действительность) посягательства означает, что оно происходит в объективной действительности, а не в воображении человека. Реальность посягательства позволяет отграничить необходимую оборону от мнимой обороны, когда ситуация обороны отсутствует, а имеет место фактическая ошибка лица, которое, заблуждаясь, считает, что совершено общественно опасное посягательство.

Приговором … районного суда г. Иркутска от 10.11.2010г. С. осуждена по ч.1 ст. 108 УК РФ. Судом установлено, что фактическим обстоятельством уголовного дела явилось противоправное действие потерпевшей У., выразившееся в том, что потерпевшая стала наносить удары по лицу, высказывать слова угрозы убийством, данную угрозу С. воспринимала реально, кроме того, когда потерпевшая пошла в сторону подсудимой, у нее что-то блеснуло в руке. Для потерпевшей угроза жизни и здоровью была реальной. В данном случае суд признал действия подсудимой превышением пределов необходимой обороны и переквалифицировал действия С. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, мотивируя тем, что выбранный С. метод защиты от действий потерпевшей явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, так как ножа в руках у потерпевшей не было, а были ключи, которые не представляли опасности как оружие.

Смотрите еще:  Как подать заявление на налоговый вычет за квартиру

В части 3 ст. 37 УК предусмотрено, что положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Следовательно, к сотрудникам полиции, например, без каких-либо ограничений применимы все условия правомерности необходимой обороны. Вместе с тем необходимо учитывать, что для сотрудников полиции, военнослужащих внутренних войск, сотрудников органов федеральной службы безопасности и некоторых иных категорий лиц пресечение общественно опасных посягательств является не только правом, но и служебной обязанностью.

В судебной практике уголовных дел в отношении лиц, на которых возложены обязанности по защите прав других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасных посягательств, причинивших вред в состоянии необходимой обороны, не имеется.

Опасность приобретает общественно опасный характер, когда она нарушает или ставит под угрозу нарушения определенные, охраняемые правом интересы. При отсутствии этого условия нет опасности. Та сила, которая никому и ничему не угрожает, не может и вызывать состояния крайней необходимости. Целью действий при крайней необходимости является устранение опасности, угрожающей охраняемым интересам. При этом опасность может исходить из различных источников. Это могут быть стихийные бедствия и природные катаклизмы, физиологические экстремальные ситуации, в которых находится человек (болезнь, чувство голода, жажды и т.п.), поведение домашних, диких животных и т.д. Грозившая опасность должна быть наличной и действительной. Наличность означает, что опасность возникла и еще не миновала. Действительной считается такая опасность, которая существует в объективном мире реально, а не в воображении лица.

За указанный период при рассмотрении уголовных дел статья 40 УК РФ не применялась. Оправдательные приговоры за отсутствием состава преступления со ссылкой на статью 40 УК РФ по уголовным делам, рассмотренным за период с 2008 года по 1 полугодие 2011 года, судьями Иркутской области не выносились.

За указанный период при рассмотрении уголовных дел статья 41 УК РФ не применялась. Оправдательные приговоры за отсутствием состава преступления со ссылкой на статью 41 УК РФ по уголовным делам, рассмотренным за период с 2008 года по 1 полугодие 2011 года, судьями Иркутской области не выносились.

Исходя из анализа рассмотренных судами уголовных дел по рассматриваемой теме, каких-либо затруднений по толкованию норм главы 8 УК РФ (в частности, по применению ст. 37 УК РФ, учитывая, что иные нормы главы 8 УК РФ судом не применялись), — не имелось.

По общему мнению судей, круг обстоятельств, предусмотренный в главе 8 УК РФ, исключающих преступность деяния, является достаточным.

Под обстоятельствами, исключающими преступность деяния, понимаются условия (правила), при соблюдении которых внешне похожее на преступление деяние не является общественно опасным.

В Уголовном кодексе Российской Федерации выделены шесть таких обстоятельств, которые признаются социально полезными и целесообразными, несмотря на то, что определенными действиями причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам. К таким обстоятельствам законодатель относит: необходимую оборону (ст. 37) , причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38) , крайнюю необходимость (ст. 39) , физическое и психическое принуждение (ст. 40) , обоснованный риск (ст. 41) , исполнение приказа или распоряжения (ст. 42) .

Перечисленные в указанных нормах уголовного закона обстоятельства отграничены в главе 8 УК РФ, поэтому каких либо затруднений у судей области не вызывают.

Трудностей при решении вопроса о возмещении вреда, причиненного в условиях, предусмотренных главой 8 УК РФ, у судей области не возникало.

Качество предварительного расследования по уголовным делам рассматриваемой категории довольно низкое, о чем свидетельствует большое количество дел в отношении осужденных (почти 1/2 от изученных), действия которых были переквалифицированы судом, в том числе и с изменением государственным обвинителем в сторону смягчения обвинения, предъявленного подсудимым.

К примеру, по уголовному делу, в отношении Герасимовой О.В., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, действия подсудимой, с учетом исследованных доказательств, были судом квалифицированы по ч. 1 ст. 108 УК РФ (Усть-Илимский городской суд).

Только в практике … городского суда установлено по десяти уголовным делам, в отношении обвиняемых лиц, действия которых органами предварительного расследования были квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. ч. 1, 3, 4 ст. 111 УК РФ, государственный обвинитель, в соответствии с п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ, до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, изменял обвинение, предъявленное подсудимым, в сторону смягчения — переквалифицировал их деяния, соответственно, по составам преступлений, предусмотренным ч. 1 ст. 108 УК РФ, ч. 1 ст. 114 УК РФ. При этом каких-либо новых доказательств при рассмотрении дел в суде (за исключением одного), сторонами не представлялось, приговоры были постановлены, на основании доказательств, которые были собраны в ходе предварительного расследования.

К примеру, при рассмотрении уголовного дела в отношении Р. государственный обвинитель отказался от предъявленного обвинения с переквалификацией действий подсудимого. Органами предварительного следствия Р. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Р. с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, поскольку он нанес удары ножом потерпевшему, обороняясь от действий последнего, однако, превысил пределы необходимой обороны, таким образом, причинил М. телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, при превышении пределов необходимой обороны (приговор … городского суда от 10.11.2009г.).

По уголовному делу в отношении В. органами предварительного расследования подсудимому было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение в сторону смягчения и просил квалифицировать действия подсудимого по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Государственный обвинитель мотивировал изменение обвинения тем, что в судебном заседании было достоверно установлено, что В. после того, как потерпевший избил его и стал угрожать причинением телесных повреждений, с учетом сложившейся обстановки, угрозу воспринимал реально и полагал, что потерпевший может причинить ему вред. В., действуя умышленно, при превышении пределов необходимой обороны, с целью причинения смерти потерпевшему, осознавая, что, обороняясь, сам совершает противоправное деяние, поскольку его действия явно не соответствуют характеру и степени опасности посягательства со стороны нападающего, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, не желая, но сознательно допуская эти последствия, произвел выстрел в грудную клетку потерпевшего. Версия подсудимого о совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны не опровергнута, иных доказательств совершения В. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, следствием не представлено (приговор … городского суда от 16.06.2009г.).

Подсудимой П. органами предварительного расследования было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение в сторону смягчения и просил квалифицировать действия подсудимой по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Изменение обвинения государственный обвинитель мотивировал тем, что в судебном заседании было установлено, что в ходе ссоры потерпевший нанес несколько ударов матери подсудимой М., а затем стал избивать ее брата В., принес нож и вновь стал избивать В. Подсудимая, полагая, что потерпевший может причинить существенный вред ее брату, поскольку он и ранее неоднократно избивал его, действуя умышленно, с целью защиты своих родственников, при превышении пределов необходимой обороны, нанесла ему удар ножом в жизненно важную часть тела – живот, причинив телесное повреждение, повлекшее смерть. Доказательств совершения подсудимой преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, обвинением не представлено, версия подсудимой о превышении ею пределов необходимой обороны с целью защиты других лиц от общественно опасного посягательства, не опровергнута (приговор … городского суда от 18.05.2010г.).

Случаев полного отказа государственного обвинителя от предъявленного подсудимым обвинения, либо возвращения уголовных дел прокурору по рассматриваемой категории дел, не имелось.

По указанной категории дел, судом было вынесено одно частное постановление в адрес руководителя СУ при УВД г. … и прокурора межрайонной прокуратуры в связи с нарушением уголовно-процессуального закона при расследовании дела и утверждении обвинительного заключения.

Так, при рассмотрении дела судом, подсудимый, не признавая своей виновности в предъявленном ему обвинении по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ, выдвигая версию о самообороне, сообщил сведения о том, что в ходе предварительного расследования у него следователем изымался пуховик со следами его крови и порезов, в котором он был в ночь происшествия. Также сообщал, что после его задержания, под конвоем его возили в больницу, у него был перелом носа. Материалы уголовного дела не содержали сведений о наличии у подсудимого травмы носа, отсутствовали сведения об изъятии у него пуховика, постановления о приобщении его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. В ходе судебного разбирательства, при проверке доводов подсудимого, они подтвердились, сведения об изъятии пуховика у подсудимого были представлены, как были представлены и сведения о травме носа. Судом, в частном постановлении было указано, что обвиняемый еще в ходе предварительного расследования сообщал о самообороне, о применении к нему насилия со стороны потерпевших, однако его версия следственными органами не проверялась, тогда как в подтверждение доводов обвиняемого, следствие располагало информацией о травме, имеющейся у обвиняемого, полученной непосредственно после происшествия, у него же был изъят пуховик со следами крови и порезов.

С учетом исследования новых доказательств, полученных судом при проверке доводов подсудимого, его действия государственный обвинитель переквалифицировал по ч. 1 ст. 114 УК РФ, изменив обвинение в сторону смягчения.

Судами Иркутской области по делам указанной категории положения п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ при постановлении приговоров, а также по другим преступлениям, предусмотренным Особенной частью УК РФ, не применялись, в связи с чем проанализировать данную практику назначения наказания не представляется возможным.

Вместе с тем назначенное виновным наказание отвечало характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также принципу справедливости.

Анализ кассационной практики свидетельствует о том, что по делам указанной категории судами выносились законные и обоснованные приговоры. Как правило, приговоры судов при рассмотрении дел в кассационной инстанции оставались без изменения, кассационные жалобы и представления без удовлетворения.

За указанный период в кассационной инстанции рассмотрено 7 уголовных дел в отношении 7 лиц. 7 приговоров в отношении 7 лиц оставлены без изменения.

К примеру, … городским судом 16.03.2009г. постановлен оправдательный приговор по уголовному делу в отношении Л.

Органами предварительного следствия Л. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель на стадии судебных прений изменил предъявленное Л. обвинение в сторону смягчения, предложив квалифицировать действия подсудимого по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Свою позицию государственный обвинитель обосновал тем, что по делу доказан факт причинения Л. смерти потерпевшему в процессе пресечения противоправного посягательства со стороны последнего. Однако, по мнению государственного обвинителя, избранный подсудимым способ защиты явно не соответствовал степени опасности и интенсивности указанного посягательства.

Суд же, исходя из обстоятельств дела, пришел к твердому убеждению, что Л., подвергшись внезапному и не спровоцированному им нападению со стороны потерпевшего, зная со слов свидетелей, что напавший на него человек является наркоманом, и, будучи свидетелем агрессивного и неадекватного поведения потерпевшего, почувствовав боль от пореза, обоснованно предположил, что в руках у нападавшего имеется острый предмет, достаточно эффективный для лишения его жизни. При этом темное время суток, скоротечность возникшей ситуации, а равно ограниченность пространства и, как следствие, близость потерпевшего, создавали Л. препятствия в объективной оценке степени и характера опасности нападения. Как показательный, суд учел и тот факт, что свои действия по защите от нападавшего Л. прекратил сразу же, как только потерпевший сказал ему, что все понял, то есть фактически сообщил о прекращении своего противоправного посягательства.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что действия Л. были направлены на защиту от посягательства со стороны потерпевшего, которое он, с учетом сложившейся ситуации, обоснованно воспринимал как непосредственное и опасное для своей жизни, а избранный им способ защиты соответствовал интенсивности и степени опасности противоправного посягательства, что, по мнению суда, исключает уголовную наказуемость деяния подсудимого как совершенного в состоянии необходимой обороны и влечет оправдание Л. за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 15.06.2009г. оправдательный приговор … городского суда оставлен без изменения.

Органами предварительного следствия Р. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Р. с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ, поскольку он нанес удары ножом потерпевшему, обороняясь от действий последнего, однако, превысил пределы необходимой обороны, таким образом, причинил М. телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, при превышении пределов необходимой обороны.

Приговором … городского суда от 10.11.2009г. Р. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ.

На приговор в отношении Р. государственным обвинителем было внесено кассационное представление. Определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 13.05.2010г. приговор в отношении Р. оставлен без изменения, кассационное представление прокурора – без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 22.10.2009г. оставлен без изменения приговор … городского суда от 18.06.2009г. в отношении Л., осужденного по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Один приговор в отношении одного лица отменен.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 03.06.2009г. по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационной жалобе потерпевшей отменен приговор … районного суда г. Иркутска от 02.04.2009г. в отношении Ш. Уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Приговором суда Ш. была признана виновной в совершении убийства Л. при превышении пределов необходимой обороны.

Судебной коллегией указано, что в ходе предварительного и судебного следствия подсудимая Ш. неод­нократно меняла свои показания, признавая вину полностью, в части, либо настаивая на сво­ей непричастности. Судом в приговоре не оценены все показания Ш., не дан полный анализ совокупности всех доказательств, не сделаны мотивированные выводы о том, почему приняты за основу одни ее показания и отвергнуты другие.

Оценивая протокол проверки показаний Ш. на месте происшествия, суд так же признал изложенные в нем показания Ш. недостоверными в части, указав, что показания Ш. о том, что она выбежала в коридор, затем вер­нулась и нанесла Л. нескольку ударов ножом в область живота, противоречат пока­заниям свидетелей, при этом суд не указал, в чем именно заклю­чаются противоречия. Однако в остальной части суд признал указанные показания досто­верными и положил их в основу приговора. Таким образом, одни и те же показания Ш., данные в ходе предварительного расследования, получили различную оценку суда, что недопустимо.

Исследовав показания Н., данные им в ходе предварительного рассле­дования, и которому Ш. сразу после случившегося рассказала об обстоятельствах убийства, суд признал их недостоверными, указав, что они так же опровергаются показания­ми свидетелей, при этом так же не указал, почему и в какой части показания свидетелей опровергают показания Н., не дал надлежащей оценки противоречиям в показаниях, тем самым, безосновательно отверг доказательства стороны обвинения без приведения соответствующих мотивов принятого решения.

Вывод суда о наличии состояния необходимой обороны и превышении Ш. пределов необходимой обороны, при наличии указанных недостатков, судебная коллегия признала необоснованными.

Приговор суда отменен в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В одном случае приговор суда, постановленный в 1 полугодии 2011 года был изменен в августе 2011 года, в связи с чем не нашел отражение в таблице № 10.

Так, определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 16.08.2011г. изменен приговор … районного суда от 09.06.2011г. в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Наличие у осужденного ребенка 15 лет признанное судом в качестве смягчающего обстоятельства по п. «г» ч.1 ст. 61 УК РФ постановлено считать смягчающим обстоятельством по ч.2 ст. 61 УК РФ. Исключен из мотивировочной части приговора учет судом при назначении наказания наступление смерти потерпевшего. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорном порядке дела указанной категории не рассматривались.

Похожие статьи:

  • Приказ мз рф от 15022019 69н Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 31 января 2012 г. N 69н "Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослым больным при инфекционных […]
  • Продажа квартиры с прописанным несовершеннолетним ребенком не собственником Продажа квартиры где имеет долю и прописан несовершеннолетний ребенок Добрый день. Проконсультируйте пожалуйста, по следующему вопросу. Имеется квартира, в ней прописаны мать и дочь […]
  • Штраф стоянка города Машины нарушителей парковки в Челябинске повезут на новую штрафстоянку с 12 июля 12 июля штрафстоянка в Челябинске получила новый адрес. Ее открыли в начале улицы Энгельса за жилым […]
  • Заявление о возврате госпошлины в ифнс Заявление о возврате госпошлины Подборка наиболее важных документов по запросу Заявление о возврате госпошлины (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое […]
  • Федеральный закон об образовании ст79 Границы действия статьи 79 7 часть ФЗ № 273 Частью 1 статьи 37 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N […]
  • Исковое заявление о расторжении брака образец беларусь Образец искового заявления о расторжении брака и взыскании алиментов СУД ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОНА Г. МИНСКА ИСТЕЦ: Миронин Василий Михайлович Прож.: г. Минск, ул. Первомайская, 4-11; ОТВЕТЧИК: […]
Перспектива. 2019. Все права защищены.